Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Жизнь вокруг Чистых прудов"

Управляющий партнер компании ФБК («Финансовые и бухгалтерские консультанты») Елена Проскурня не расстается со своим мужем — тоже управляющим партнером Сергеем Шапигузовым — практически никогда. А ведь супругам и коллегам по бизнесу рукой подать до серебряной свадьбы — они вместе уже 22 года.Наталья Щербаненко: Честное слово, Елена Григорьевна, трудно понять: как можно в течение 22 лет сохранить добрые отношения с мужем, видя его каждый день не только дома, но и на работе?
Елена Проскурня: Шапигузов — талантливый человек, и мне рядом с ним очень интересно, он умеет создать ощущение праздника. Мы хорошо знаем достоинства и недостатки друг друга, и это знание помогает нам и в личной жизни, и в бизнесе. А еще, мне кажется, мы оба стараемся привнести в нашу деловую жизнь тепло и уют домашнего очага, так что для нас ФБК — это больше чем бизнес, это часть души.
Н.Щ.: Вы все время называете мужа по фамилии. Это что, студенческая привычка?
Е.П.: В общем, да. Мы оба окончили МГУ, экономический факультет (Сергей на два года раньше), и работали на кафедре бухгалтерского учета и анализа хозяйственной деятельности. Так что свел нас все тот же бухгалтерский учет. У нас была очень дружная кафедра. Мы часто после работы собирались у Сергея дома, на так называемой кафедральной штаб-квартире на Чистых прудах, в очень романтичном месте. Атмосфера там была удивительная! Лучше всего ее выразил Окуджава. Помните: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке», «Святая наука — расслышать друг друга», «Не делайте запасов из любви и доброты». Так мы тогда и жили. Стараемся жить так и сегодня.
Н.Щ.: А как вы поженились?
Е.П.: Кухонные посиделки на Чистых прудах заложили основу наших будущих отношений. Мы и сами не заметили, как поженились. А те из нашей кафедральной компании, кто «прошли» Чистые пруды, остались близкими людьми на всю жизнь.
Н.Щ.: У вашего супруга есть недостатки?
Е.П.: Он часто сосредоточен на себе, на своем деле, не всегда внимателен к окружающим. Но такая погруженность в себя — неизбежное свойство таланта, и с этим приходится считаться.
Н.Щ.: Вы когда-нибудь ссоритесь?
Е.П.: Конечно, ссоримся. Работать вместе не так просто. Были периоды, особенно вначале, когда мы занимались «перетягиванием каната». Он, например, мог легко меня отчитать в присутствии наших подчиненных. Но, слава Богу, у нас хватило здравого смысла (а главное — цель у нас была общая) сохранить и фирму, и семью. Так что постепенно мы пришли к разделению функций в руководстве.
Н.Щ.: И как разделяете эти функции?
Е.П.: Сергей — стратег, а я — неплохой менеджер. Моя задача — оперативное управление, повседневные дела компании. Я иду вслед за Шапигузовым, реализуя его идеи.
Н.Щ.: Что вы думаете о женском стиле руководства?
Е.П.: Скорее, существует не стиль, а нюансы. Женщина делает все как-то мягче, ей свойственно прощать недостатки, уступать. Мне кажется, женщина может интуитивно решить задачу, которая рациональному решению не поддается. Так что, я думаю, главное преимущество семейного бизнеса — это возможность использовать сильные стороны и мужчины, и женщины.
Н.Щ.: А как решают два руководителя финансовые вопросы в семье?
Е.П.: Мы не согласуем друг с другом мелкие траты денег. Но все крупные расходы у нас общие. Например, мы восстанавливаем церковь Никиты Великомученика неподалеку от нашей дачи — это наше большое общее дело. И еще мы оба хорошо понимаем, что деньги приносят не счастье, а только удобство.
Н.Щ.: Вернемся немного назад. Кому из вас пришла в голову идея заняться собственным делом?
Е.П.: После замужества мы продолжали работать вместе, но по тем временам семейственность не приветствовалась, и я, защитив диссертацию, ушла в МИНХ им. Плеханова на преподавательскую работу. Там я впервые начала заниматься консультационной деятельностью. Так что, можно сказать, я первая вышла на тропу бизнеса. Шапигузов к тому времени несколько раз побывал на стажировках в США и каждый раз привозил с собой новые идеи аудиторско-консультационного бизнеса. Там же он познакомился с представителями так называемой Большой пятерки, группы мировых аудиторских компаний, которые уже тогда появились на российском рынке. Наверное поэтому из всех открывающихся перед нами возможностей мы выбрали аудиторский бизнес — дело интересное, перспективное, но по тем временам рискованное. В сентябре 1990 года появилась на свет наша компания.
Н.Щ.: Вашему сыну Сереже было тогда шесть лет. Карьера не лишала малыша родительского внимания?
Е.П.: ФБК стала еще одним нашим ребенком. Как бывает в семье, этому младшему ребенку мы порой уделяли больше внимания, чем старшему. Мы брали Сережу с собой на работу, у него была замечательная няня, бабушки и дедушки, но, наверное, ему все-таки не хватало родительской заботы. Впрочем, мне казалось тогда (и кажется сейчас), что даже лучик света, идущий из-под двери комнаты, где работает отец, может многому научить ребенка. Сергуне сейчас 18 лет, и он уже не ревнует нас к фирме. Конечно, мы мечтаем, чтобы он со временем полюбил ее так же, как мы.
Н.Щ.: Во всяком случае, Сережа не вырос маменькиным сынком?
Е.П.: Это точно. В 10 лет он катался по «черным» горно-лыжным трассам, в 12 лет занял второе место в турнире Москвы по конкуру; он опускался с аквалангом на глубину 27 метров, прыгал с парашютом, учится управлять спортивным самолетом.
Н.Щ.: Неужели у вас не болела душа, когда ребенок так рисковал?
Е.П.: Я всегда очень волнуюсь за него, но понимаю, что не имею права ограничивать его свободу.
Н.Щ.: А чем ваш сын занимается сейчас?
Е.П.: Он окончил общеобразовательный колледж в Англии и сейчас собирается поступать в МГУ на экономический факультет.
Н.Щ.: Как отразилась на нем учеба за границей?
Е.П.: В его колледже было очень строгое воспитание. Там существовала целая система наказаний: например, опоздал на автобус, который отвозил учеников в колледж — беги вслед за автобусом; опоздал на занятия — мой за всеми посуду. Я думаю, он стал гораздо более ответственным, хотя знаю, ему это нелегко дается. Бывает, что ленится. В 18 лет очень трудно строить жизнь на одних запретах.
Н.Щ.: Как вы думаете, сын возьмет пример с родителей, пойдет по вашим стопам?
Е.П.: В будущее трудно заглянуть, да и не надо. Но была с ним такая история: в пятом классе им задали сочинение на тему: «Каким я вижу себя через 20 лет». Так Сергуня написал следующее: «Я — директор аудиторской фирмы Лондон-аудит; женат; у меня маленькая дочка, которой по вечерам я читаю Джека Лондона».
Н.Щ.: А кстати, чья была идея назвать сына именем мужа?
Е.П.: Еще в роддоме я предложила мужу на выбор три имени, среди них было имя Сергей. Так у нас появился Сергей Сергеевич.
Н.Щ.: Муж строг в воспитании сына?
Е.П.: Раньше был строже, чем сейчас. В последнее время у них появилась настоящая потребность друг в друге.
Н.Щ.: Супруг вас по-прежнему удивляет?
Е.П.: Говорят, что самое лучшее в подарке — это его ожидание. Так вот я постоянно нахожусь в этом приятном ожидании. Никогда не знаешь, чем сегодня удивит тебя муж — букетом цветов, книгой или картиной. Недавно мы были проездом в Вене, и Сергей, зная, что я очень люблю фрески Густава Климта, сделал мне сюрприз: купил билеты в Музей прикладного искусства.
Н.Щ.: А домашним хозяйством ваш муж занимается?
Е.П.: Конечно, особенно на даче. У нас участок на Волге, на большой воде, около Завидова. Там у нас сад с теплицей, где он выращивает помидоры и орхидеи.
Н.Щ.: Вы ему помогаете?
Е.П.: Моя страсть — альпийские горки и садовый дизайн. Этому моему увлечению более 15 лет, я даже хочу получить соответствующее образование.
Н.Щ.: Дача — ваше общее увлечение?
Е.П.: Мы ходим по грибы, рыбачим, катаемся на водных лыжах. На даче у нас всегда много гостей, в том числе и сотрудников компании, для которых мы с Шапигузовым любим готовить. Кстати, на даче мы не только отдыхаем, но и работаем. Это хорошо, что нам хочется общаться не только на работе.
Н.Щ.: Готовите тоже вместе?
Е.П.: Шапигузов отлично жарит рыбу и мясо на гриле. А когда готовим узбекский плов, соревнуемся с мужем — у кого вкуснее получится.
Н.Щ.: И кто выигрывает?
Е.П.: Тот, кому удается ни на шаг не отступить от рецепта, — в этом и есть главный секрет рецепта.
Н.Щ.: Обычно людям, с головой занятым работой, не хватает времени еще на что-то. Откуда вы берете силы на эти альпийские горки, на книги, на друзей?
Е.П.: Для того чтобы держать в тонусе себя и своих сотрудников, необходима эмоциональная подпитка — «живая вода», источник вдохновения. Таким источником для нас являются литература, искусство, благотворительность. Мы, например, поддерживаем талантливых художников, музыкантов. Ведь наш офис на Мясницкой — это дом «трех композиторов». Здесь бывали Лист, Дебюсси, Чайковский. У Петра Ильича был платонический роман, основанный на глубокой любви к музыке, с хозяйкой дома, владелицей Казанской железной дороги баронессой фон Мекк. Их отношения называли романом «невидимок»: ни разу не видев друг друга, они переписывались много лет. Чайковский иногда останавливался в этом доме. В той комнате, где любил останавливаться Чайковский, в так называемом зале Чайковского мы устраиваем музыкальные вечера. У нас выступали Городницкий, Ким, Камбурова, Богушевская, трио «Реликт», Юрский и другие.
Н.Щ.: Вам никогда не приходило в голову оставить работу и заняться домом?
Е.П.: Периодически у меня такая мысль возникает. Ну все, думаю, хватит, бизнес на ногах стоит уверенно, очередная вершина взята. Однажды я даже взяла несколько уроков живописи, решив, что этим и буду заниматься дальше. Но за каждой взятой вершиной появляется новая. И я возвращаюсь.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK