Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Жми, Лэнс"

Безопасность на Тур де Франс: просто кошмар?Параллельно со штурмом Багдада были вовсю развернуты поиски трофея иного рода — денег иракской элиты, особенно состояния Саддама Хусейна (Saddam Hussein) и его семьи. «Ищейки» со всех концов света, от Минфина США до кредиторов, желающих получить давние долги, пытаются понять, сколько денег Хусейн, его семья и подручные успели прибрать к рукам, где они спрятаны и как до них можно добраться.
Для США охота за состоянием Саддама исключительно важна. Чтобы доказать освободительный, а не имперский характер войны в Ираке, администрация Буша решила направить все средства, включая $1,7 млрд., замороженные на иракских счетах в американских банках с 1990 года, на восстановление страны. Американские госчиновники и независимые аналитики оценивают припрятанный где-то капитал в $7—10 млрд., хотя, скорее всего, лишь небольшая его часть находится в США. Поэтому обнаружение подозрительных денег, предъявление прав на них и согласованное решение о том, как их использовать наилучшим образом, чревато обострением и без того непростых отношений между США, Европой и странами Ближнего Востока, где, скорее всего, и находится основная часть этих средств.
По словам высокопоставленного чиновника Минфина, с 20 марта, т.е. с начала охоты, союзникам удалось установить местонахождение более одного миллиарда долларов на ранее неизвестных счетах Саддама. Bank of England, уже заморозивший $648 млн. в британских банках, также отдал распоряжение банкам искать иракские счета «в срочном порядке». Ищут эти счета не только воюющие страны. По данным Минфина, объем средств, взятых Ираком в долг еще до его вторжения в Кувейт в 1990 году, превышает $100 млрд. И кредиторы, от французского правительства до южно-корейской Hyundai Engineering & Construction Co., предъявляют свои претензии.
Источник благосостояния Саддама ни для кого не секрет. Несмотря на двенадцать лет санкций ООН, иракский режим открыто занимался контрабандой нефти, вывозя ее на машинах, танкерах и по нефтепроводам через Сирию, Турцию и Персидский залив, и контрабандно ввозил сигареты и предметы роскоши. Саддам даже нашел способ получать прибыль от программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие»: По данным General Accounting Office и вашингтонской правозащитной организации Coalition for Intrernational Justice, хотя основную массу доходов от продажи иракской нефти контролировала ООН, Багдад прибирал к рукам 30—50 центов с каждого барреля. Coalition for Intrernational Justice утверждает, что старший сын Саддама, Удэй, контролировал существенную часть контрабанды. Пресс-секретарь программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» от комментария отказался.
Куда пошли деньги, установить труднее. В 80-х Саддам делал инвестиции в западные компании, включая Lagardere, французскую оборонную и медийную группу, владеющую Hachette — французским издателем Elle и Car & Driver. Hachette утверждает, что 8,4% акций Саддама на $90 млн. заморожены с 1990 года.
По свидетельству ведущих расследование специалистов и иракских эмигрантов, после введения санкций ООН правящий режим держал большую часть своих денег за пределами Ирака, в таких безопасных и ликвидных формах, как банковские депозиты и гособлигации, включая даже казначейские обязательства правительства США. По словам отошедшего от дел иракского банкира в Лондоне, попросившего не называть его имени, Саддам и Удэй направляли свои доходы от взяток в банки в Иордании, Египте и Ливане. Оттуда деньги переводились сторонникам Саддама за рубежом, которые перемещали деньги через несколько банков и вполне законных счетов, чтобы скрыть их происхождение. Это становилось все более важно по мере ужесточения санкций против Ирака.
Главную роль в перемещении денег режима Саддама, полагают иракский банкир и бывшие американские чиновники, возможно, играл принадлежащий государству иракский Rafidain Bank. Они утверждают, что руководители отделений Rafidain в Иордании, Бахрейне, ОАЭ и других странах Ближнего Востока по поручению Саддама направляли средства из Багдада в мировую банковскую систему, в некоторых случаях буквально переводя их в соседние банки через дорогу. США обратились к разным странам с просьбой закрыть отделения Rafidain, но сделала это только Великобритания. Управляющий отделением Rafidain в Аммане Абд Аль-Хуссейн Маджид Аль-Мохтар (Abd Al-Hussein Majid Al-Mokhtar) отрицает причастность банка к отмыванию денег Саддама. Юрист Rafidain в Лондоне Ален Уоллз (Alan Walls) из фирмы Linklaters все вопросы о деятельности банка оставил без ответа. Работники лондонского отделения, ликвидируемого под наблюдением Bank of England, от комментариев также отказались.
Идти по следам этих денег будет непросто. Американские чиновники надеются, что поможет склонность иракцев к тщательному учету. Но что действительно будет сложно, так это выиграть судебные иски, чтобы получить возможность воспользоваться обнаруженными средствами. Глава Central Bank of Iraq Иссам Рашид Хвайш (Issam Rashid Hwaish) назвал арест иракских активов «пиратством», идущим вразрез с решениями ООН. Американские законы дают президенту право арестовывать собственность противника во время войны, но оно есть мало у каких других стран. К тому же большинство стран, где, скорее всего, и укрыты деньги Саддама, не находятся в состоянии войны с Ираком. Даже Швейцария, горящая желанием доказать действенность своих принятых 5 лет назад законов о контроле за происхождением средств, предупреждает, что для того, чтобы заморозить или арестовать подозрительные счета, ей понадобится судебное постановление.
Так что вопрос со счетами Саддама еще далеко не решен. «Не будет иметь значения, что США — это военная сверхдержава; нам необходимо сотрудничество», — говорит Уильям Векслер (William F. Wechsler), эксперт по отмыванию денег, работавший в администрации Клинтона. Минфин надеется, что для работы с иракскими счетами и перенаправления средств с них новым иракским властям ООН или финансовые институты типа Bank for International Settlements могут учредить ускоренную процедуру. «Ясно, что все появившееся на иракских счетах после 1990 года — результат нарушения санкций ООН и имеет незаконное происхождение», — утверждает советник Минфина Дэвид Ауфхаусер (David D. Aufhauser).
Возможно. Но чтобы убедить множество стран — от Бахрейна до Франции — заставить свои суды и банки «сдать» спорные счета, потребуется нечто большее, чем фиговый лист ООН. Счета Саддама могут хорошо поработать на восстановление страны, но чеки выписывать пока слишком рано.
Самый популярный бренд в мире велоспорта — 170-фунтовый гонщик в обтягивающем костюме из полиэстера. Вылечившись от рака, Лэнс Армстронг (Lance Armstrong) с 1998 года не знает себе равных в гонках в горах Франции. Он победил в четырех последних гонках Тур де Франс, а для велогонщика нет победы значительней. Армстронгу 31 год, и, в сущности, этот выходец из Остина (штат Техас) с его солнечными очками Oakley, батончиками PowerBar, логотипом Nike и эмблемой Почтовой службы США на майке стал неким рекламным феноменом на двух колесах. Теперь, однако, перед супергонщиком стоит задача, которую в мире маркетинга еще не решал никто: понравиться часто вспыльчивым и колючим французам, выступая в их любимом виде спорта в момент небывалого обострения отношений между США и Францией.
Интерес к возможному, пятому по счету, триумфу Армстронга в Тур де Франс нарастает. В США рекламу с его участием уже показывает Coca-Cola Co., скоро то же начнет делать Subaru. Армстронг даже ведет переговоры о съемках фильма. Но рекламщики не представляют себе, во что может вылиться напряженность в американо-французских отношениях, и опасаются антиамериканских выходок, направленных против Армстронга. Сам гонщик также заявил, что озабочен проблемой безопасности — своей и других участников гонок.
Что бы ни произошло, освещать все это будет кабельный канал Outdoor Life, который решил увеличить время трансляции гонки на 90 часов ( в прошлом году — 172 часа). CBS тоже намерена посвятить Тур де Франс три воскресных вечера. Это привлечет еще более пристальное внимание к Армстронгу в США, а именно американцы — целевая аудитория большинства его спонсоров. Больше всех выиграет Почтовая служба США, которая ежегодно тратит $6,5 млн. на поддержку американской команды, на майках которой зато красуется эмблема американских почтовиков.
По соглашениям со спонсорами Армстронг ежегодно получает $10 млн., куда входит и бонус за участие в Тур де Франс. И знаменитый велогонщик требует усилить меры безопасности. Длинные горные дороги — кошмар в смысле обеспечения безопасности участников гонки, ведь вдоль маршрута может стоять публика, которая будет тянуться к кумирам. У Армстронга есть личный телохранитель. Но компания Trailwinds Sports, занимающаяся всеми проблемами американской сборной, видимо, будет требовать от организаторов гонки усилить безопасность, чему они до сих пор сопротивлялись. «Этот вопрос у нас постоянно на контроле, — говорит Билл Стэплтон (Bill Stapleton), менеджер Армстронга. — Но если не случится ничего серьезного, мы намерены принять участие в гонке».
Пока небольшая армия спонсоров Армстронга готова ухватиться за его велосипед марки Trek специальной конструкции. Стэплтон говорит, что ни один из спонсоров еще не выразил желания отказаться от участия. И Trailwinds по-прежнему планирует вечеринки для более чем 250 корпоративных спонсоров на маршруте гонки. Что же касается Армстронга, то он уже начал тренировки в Европе с серии подготовительных гонок. И он, и его спонсоры трижды плюют через левое плечо, чтобы ему легко ехалось по дорогам Франции.

РОНАЛЬД ГРОУВЕР (RONALD GROVER) В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ С КРИСТИНОЙ ПАССАРЬЕЛЛО (CHRISTINA PASSARIELLO) В ПАРИЖЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK