Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Знак ВТО на груди у него"

Что приобретет и что потеряет Россия, вступив в ВТО?Сергей Сильвестров, советник по экономическим вопросам председателя Совета Федерации: «По поводу вхождения в ВТО есть стратегическое согласие всех заинтересованных лиц: в ВТО вступать надо. ВТО наравне с МВФ и другими международными экономическими организациями является одним из основных регуляторов мировой экономики. Эта организация участвует в разработке процедур, технологий, стандартов, и стоять в стороне от этого, по крайней мере, неразумно.
Однако нужно иметь в виду, что вступление в ВТО предполагает соблюдение огромного комплекса экономических, правовых, социальных, экологических стандартов, которые коснутся буквально всех сфер экономической жизни.
Кроме того, есть и чисто техническая проблема. Процесс вхождения в ВТО требует согласования позиций 45 министерств и ведомств — и между собой, и с иностранцами. Основными координаторами здесь должны стать Минфин, Минэкономразвития, МИД и Центробанк. Это предполагает наличие довольно большого числа хороших специалистов. А их мало.
Для вступления в ВТО нужно привести в соответствие с требованиями этой организации три больших блока вопросов: либерализацию торговли, либерализацию сферы услуг и обеспечения прав интеллектуальной собственности. Что касается первой части, мы более или менее соответствуем требованиям. А вот по части услуг все намного хуже. На самом деле, эта область никогда не была у нас развита, если не считать услуг в сфере военно-технического сотрудничества и обслуживания сырьевых отраслей. Так что конкурировать здесь будет очень сложно. Если говорить, например, о финансовых услугах, то, наверное, иностранные финансовые организации должны иметь доступ к российскому рынку, однако необходимо усиливать и собственный банковский сектор, так как это вопрос кровотока в реальном секторе. Иначе проблемы инвестиций и ухода капитала будут все время возникать.
Далеко не факт, что вступление в ВТО само по себе существенно увеличит инвестиционную привлекательность страны.
Третья проблема — прав собственности, в том числе интеллектуальной. Для того чтобы выходить на переговоры по этой тематике, нужно иметь собственное, понятное и эффективное законодательство в этой области. Его у нас нет.
Из всего вышесказанного следует: необходимо понять, для чего, в чьих интересах и на каких условиях мы собираемся становиться членами ВТО?
Начнем с того, что нет смысла вступать в организацию, если это не предполагает защиту собственных интересов. Поэтому необходимо понять, что выиграет население, что выиграет отечественный производитель и какой именно производитель: сырьевик или же тот, кто работает в сфере высоких технологий?
Кроме того, нужно определиться и с темпами нашего развития. Открывать собственный рынок стоит лишь в том случае, если есть более или менее внятные и гарантированные перспективы экономического роста и повышения конкурентоспособности. Есть сомнения, что положительные тенденции последних двух лет сохранятся. Если же подъем остановится, то либерализация экономики сделает ее неконкурентоспособной. То есть формально равные условия для западных и российских компаний приведут к однозначному проигрышу российских предприятий.
Существует несколько «этажей» мировой экономики. Первый — это специализация на добыче сырья, топлива и сельхозпроизводстве. Здесь у нас явные преимущества, мы зарабатываем на природной ренте. На этом уровне у нас нет серьезных конкурентов. ВТО практически не регулирует сырьевые операции.
Поэтому вступление в ВТО с точки зрения перспектив развития нашего ТЭКа выглядит следующим образом: нам стоит опасаться либерализации, только исходя из того, что в нашем ТЭКе довольно высокие производственные затраты, и того, что в какой-то момент ВТО может договориться с ОПЕК и начать совместно регулировать эту сферу. Однако это вопрос не самого близкого будущего.
Второй «этаж» — массовая продукция: химия, нефтехимия, машиностроение, производство товаров широкого потребления и т.п. Производство этой продукции требует среднего технологического уровня. Мы присутствуем на этом этаже, но едва ли сможем, даже при самом благоприятном стечении обстоятельств, занять там сколько-нибудь заметное место. Классический пример — Китай. От производства детских игрушек он получает больше, чем Россия от нефтегазового сектора. От вхождения или невхождения в ВТО на этом «этаже» нашей экономики мало что изменится.
И наконец, третий «этаж» — высокие технологии. Эта сфера, где снимают интеллектуальную ренту и где сейчас идет наиболее жесткая конкуренция. Просто потому, что через 20—30 лет именно достижения в этой сфере будут определять успех экономического развития. Здесь мы реально способны конкурировать, и вхождение в ВТО, пожалуй, может в этом помочь. К сожалению, мы пока не научились зарабатывать в этой области. Однако, имея серьезный потенциал, можем постараться отвоевать место на этом рынке. Но для этого необходима серьезная государственная политика, которой нет.
Есть и еще один блок сомнений и вопросов. Далеко не однозначно, что работа с ВТО будет только позитивной. Развитые страны все равно используют организацию в собственных интересах. Ведь антиглобалистские выступления возникают не на ровном месте. Например, когда речь идет о прямых инвестициях в рамках ВТО, не стоит забывать, что 70% этих инвестиций идут в страны с одинаковым уровнем экономического развития. То есть развитые страны инвестируют в друг в друга.
К тому же правила, которые развитые страны навязывают более слабым при вступлении и членстве в ВТО, сами они зачастую игнорируют. Это касается тарифной и нетарифной политики, уровня поддержки собственных производителей. Ни США, ни ЕЭС не собираются отказываться от поддержки собственного сельского хозяйства, хотя от нас требуют ограничений в этой области. При этом, кстати, мы не можем принимать одни условия и не принимать другие: при вступлении в ВТО нужно соглашаться на все сразу. Это, безусловно, осложняет процесс переговоров.
Однако существенные задержки со вступлением в ВТО могут повлечь за собой ряд проблем.
Запад начинает аккуратно предъявлять претензии по поводу социально-трудовых и экологических стандартов. Те страны, которые не вошли в «золотой миллиард», и так оказались не в самых выгодных экономических условиях. У них низкая зарплата, невысокий уровень социальной поддержки. Однако население по крайней мере имеет работу. В экологии эти государства отстают, но именно потому, что им «сбрасывают» грязные производства. Если речь вдруг заходит о таких стандартах, то получается, что соблюдать их либо слишком дорого, либо попросту невозможно. Поэтому большинство развивающихся стран на подписание таких обязательств пока не идет. И это правильно. Пока это еще не обязательная норма. Если мы будем сильно тянуть со вступлением, эти стандарты могут стать обязательными. Тогда вступать будет еще тяжелее.
Есть и еще ряд аргументов «за». Скорее всего, уже в нынешнем году Китай станет членом ВТО. Таким образом, мы окажемся между организованным и единым экономическим пространством на Востоке и единым и организованным экономическим пространством ЕЭС. Поэтому членство в ВТО в данном случае станет некой гарантией от давления со стороны наших соседей. Ведь экономика Сибирского и Дальневосточного регионов сильно завязана на Китай. И нам может грозить ряд антидемпинговых мер с его стороны, если он вступит в ВТО в ближайшее время.
Есть и еще аргументы. Например, более 30% нашего ВВП формируется за счет внешних факторов. Мы зависим от колебания мировой конъюнктуры. Поэтому мы должны иметь возможность решать оперативно все свои внешнеэкономические проблемы — ВТО дает такую возможность.
Вот большинство экономистов и сходятся в том, что вступать необходимо, но следует быстро предпринять ряд важных шагов: подготовить российское законодательство к принятию нормативов ВТО, продумать меры торговой политики, направленные на защиту интересов российского бизнеса, и подготовить кадры для работы в новых условиях».

Алексей Гордеев, вице-премьер правительства РФ, министр сельского хозяйства: «Если говорить конкретно о сельском хозяйстве, те условия, которые нам ставят для вступления в ВТО, не будут способствовать процветанию этого сектора экономики.
Я считаю, что страны ЕЭС выдвигают неравные переговорные условия и пользуются двойными стандартами в своих подходах к переговорам с Россией. Например, если мы говорим об импортных таможенных тарифах, то ставки ЕЭС на ввоз к ним продовольствия в 10—15 раз превышают российские. При этом нам предлагают их снижать и дальше. Это не совсем корректно и не совсем честно.
Кроме того, нам советуют начинать переговоры с сегодняшнего уровня поддержки сельского хозяйства и впоследствии его еще и уменьшить. Мы говорим, что это не совсем правильно хотя бы потому, что в последние годы уровень господдержки был недостаточным. Мы предлагаем, например, ориентироваться на уровень поддержки, каким он был в начале 90-х годов. Мы, со своей стороны, кстати, указываем на то, что сами страны—члены ЕЭС и США не собираются отказываться от поддержки собственного сельхозпроизводителя.
Есть и ряд других спорных моментов. Однако я не сомневаюсь, что мы в ближайшее время найдем компромисс. Думаю, что удастся достичь таких соглашений, чтобы вхождение в эту организацию помогло развитию как всей экономики, так и сельского хозяйства, а не принесло ему дополнительные проблемы».

Роберт Розен, исполнительный директор Ассоциации международных фармпроизводителей: «Решение о вступлении в ВТО для России — очень позитивный шаг. Понятно, что процесс этот длительный и не стоит ждать результатов через месяц или даже через год. Тем не менее хорошие результаты обязательно будут.
Что касается фармацевтической отрасли, то здесь это выразится прежде всего в больших объемах инвестиций, которые получит Россия.
Конечно, вступление в ВТО и необходимость соблюдать законы мирового рынка могут вызвать сложности у некоторых предприятий, но, как говорится, такова жизнь. После дефолта 1998 года российские предприятия начали эффективно работать, и в стране уже появился ряд крупных и вполне конкурентоспособных производств. Для них вступление в ВТО будет только выгодным, система будет их защищать.
Например, производство лекарственных средств требует очень больших инвестиций, причем львиная доля приходится на вложения в научные исследования. Это долгосрочные проекты. Вступление в ВТО поможет крупнейшим мировым компаниям принять решение об инвестировании в вашу страну, в вашу науку.
Наша отрасль уже давно живет по законам мирового рынка. Это касается и ситуации в России. Однако постоянно повторяются попытки защитить собственного производителя путем запретов и нерыночных ограничений — например, недавно внесенный в Думу законопроект, запрещающий импорт лекарств, имеющих российские аналоги (правда, к счастью, уже отклоненный депутатами). Такие попытки были и раньше, и они, возможно, станут повторяться. Членство России в ВТО исключит возможность принятия таких решений и сделает рынок более понятным, цивилизованным. Ведь для поддержки своего производителя существует много более рыночных методов».

Ольга Вдовиченко, генеральный директор государственного внешнеторгового объединения «Машиноимпорт»: «Я не хочу серьезно касаться теоретической стороны вопроса, что принесет российской экономике в целом вступление в ВТО, а скажу только, как это отразится на нас — на экспорте и импорте высокотехнологичного машиностроительного и нефтегазодобывающего оборудования.
Не секрет, что наше машиностроение сильно снизило объемы производства в последние годы. Его основные фонды стремительно устаревают, новые разработки, соответствующие мировому уровню, с трудом попадают на конвейер. Так что с этой точки зрения вступление России в ВТО можно приветствовать — это облегчит импорт оборудования, необходимого для обновления технологической базы нашего машиностроения. Кстати, индустриализация 30-х годов была проведена преимущественно за счет импорта — в те годы каждый второй станок на мировом рынке покупал СССР.
С другой стороны, у нас есть машиностроительные предприятия, которые имеют и кадры, и основные фонды, позволяющие выйти на мировой и внутренний рынок с конкурентоспособной продукцией. Единственное, чего им не хватает,— достаточного уровня средств для расширения производства. Такие предприятия при облегчении доступа западных конкурентов на наш рынок окажутся в тяжелых условиях: понятно, что конкуренты будут заинтересованы в удушении таких производств. В том числе путем демпингования, например. И тогда мы можем остаться без последних островков собственного передового машиностроения.
Поэтому, на мой взгляд, вступление в ВТО необходимо рассматривать как составную часть процесса модернизации российской экономики. Ее нынешнее состояние требует предоставления России определенного льготного периода (не менее 5—7 лет) для проведения реструктуризации жизненно важных отраслей и создания условий для равноправной конкуренции российских и зарубежных производителей на внутреннем и внешнем рынках».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK