Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Знать голубых кровей"

Четыре принца Прусских, потомки Вильгельма II, ведут ожесточенную борьбу за наследство. Правнук кайзера опасается, что его вынудят покинуть родительский дом.Более голубых кровей в немецком дворянстве не сыскать. Фридрих Вильгельм, принц Прусский, — правнук Вильгельма II. Современники, симпатизирующие монархии, обращаются к нему «Ваше Королевское Высочество»; вместе с супругой Сибиллой, принцессой Прусской, он обитает в резиденции, расположенной на Королевской аллее в берлинском районе Грюневальд. Как и подобает его происхождению.
   70-летний принц Прусский принимает гостей в рубашке спортивного покроя, однако осанка его сохраняет аристократическую стать. В салоне виллы Монбижу висит редкий портрет Фридриха Великого. На старинной софе в стиле рококо некогда отдыхал Вильгельм II, живший в изгнании в своей нидерландской резиденции Доорн. Чувствуется, что создатели идиллического интерьера обладали безупречным вкусом.
   Сегодня над принцем и принцессой сгущаются тучи. Три исполнителя завещания собираются изгнать их с виллы, чтобы освободить ее для племянника, Георга Фридриха, принца Прусского и главы монаршего дома. Еще в прошлом году они получили судебное предписание, требующее от принца Фридриха Вильгельма освободить владение; теперь они решили добиться аналогичного решения в отношении его супруги принцессы Сибиллы.
   Принц Фридрих Вильгельм считает, что его племянник поступает «бесчеловечно». «В нашей семье подобное никогда не случалось», — сетует он. Виллу построил его отец Луи Фердинанд, принц Прусский, в 1962 году; с тех пор принц Фридрих Вильгельм с перерывами жил в просторном бунгало. Другого жилища он себе представить не может и не желает.
   Тяжбы за это владение — часть спора о наследстве, который за 14 лет успел обрести масштабы настоящей войны. Принц Георг Фридрих, 32-летний глава королевского дома, ссылается на договор о наследовании, заключенный еще в 1938 году бывшим кайзером Вильгельмом II со своим сыном. В нем говорится: потомки, которые вступят в неравный брак, не вправе претендовать на наследство. Принц Фридрих Вильгельм и оба его брата, Михаэль и Кристиан Сигизмунд, убеждены, что лишать их наследства из-за «неравных» браков с представительницами бюргерства или мелкого дворянства сегодня было бы неправильным, и усматривают в этом нарушение Основного закона, действие которого распространяется и на дворян.
   С тех пор как умер отец Фридриха Вильгельма, Луи Фердинанд, их тяжбу успели рассмотреть все судебные инстанции, включая Федеральный конституционный суд. Однако признать поражение ни одна из сторон не желает. Это было бы не по-прусски. К тому же «нанесенные раны» слишком тяжелы, чтобы идти на мировую.
   В спорах дворян, равно как и других сословий, не последнюю роль играют деньги. Состояние некогда правившей династии оценивается в 20—80 млн евро. Среди прочего к нему относятся две трети родового замка Гогенцоллернов, а также отнюдь не дешевые произведения искусства и драгоценности. Полный список имущества известен только принцу Георгу Фридриху и его доверенным лицам. Любезным родственникам остается лишь строить догадки.
   Принц Георг Фридрих дал знать, что «комментировать так называемый спор о наследстве» он не намерен. Однажды, несколько лет назад, дипломированный экономист заявил: «Никакой замок мне не нужен». Тем не менее на интернет-странице королевского дома Георга Фридриха величают «Его Королевским Высочеством», что, вообще говоря, уместно только в отношении представителей правящих династий.
   В Германии они правили сотни лет. Выходцы из швабских земель, Гогенцоллерны рассредоточились по стране, становились маркграфами, курфюрстами, королями Пруссии и, наконец, кайзерами Германии. Ими неукоснительно соблюдался принцип «агнотической линейной преемственности»: корону наследовал старший сын. Если же тот «выбывал из игры», трон доставался его младшему брату. Трудности начались лишь тогда, когда не стало короны, которая передавалась бы по наследству: в ноябре 1918 года кайзер Вильгельм II отрекся от трона и бежал в Нидерланды.
   В 1933 году Вильгельм II настоял, чтобы его сын, кронпринц Вильгельм, лишил наследства своего первенца, Вильгельма. Немилость вызвал неравный брак последнего с Доротеей фон Сальвиати, происходившей из «простых» дворян.
   Наследником стал второй сын, Луи Фердинанд. Поначалу он тоже не питал расположения к представительницам знатного дворянства и даже дважды безрезультатно предлагал руку и сердце американкам, одна из которых была актрисой, а другая — литературным критиком. Однако в итоге Луи Фердинанд все-таки сочетался браком с великой княгиней из России и смог возглавить королевский дом.
   «Отец, — констатировал принц Вильгельм впоследствии, — вознамерился стать святее папы римского». Достигнув совершеннолетия, принцу пришлось подписать нотариально заверенное заявление, что он не станет претендовать на статус главы королевского дома, если вступит в неравный брак. Поэтому, женившись на своей беременной возлюбленной из бюргерского сословия, Его Высочество отказались от наследства. Правда, потом принц женился повторно на даме из знатного рода, но было поздно. К тому моменту Луи Фердинанд уже успел объявить будущим главой королевского дома своего третьего сына, заключившего равнородный брак с графиней цу Кастель-Рюденхаузен.
   После того как последний погиб в 1981 году в результате несчастного случая на учениях бундесвера, на которых присутствовал, будучи офицером запаса, Луи Фердинанд назначил единственным наследником и «будущим главой нашего королевского дома» его годовалого сына и своего внука Георга Фридриха.
   Несмотря на это, после кончины Луи Фердинанда в сентябре 1994 года появилось сразу два претендента на наследство: Фридрих Вильгельм, который ссылался на право первенца, и Георг Фридрих — единоличный наследник по завещанию своего деда Луи Фердинанда. Кроме того, младшие братья Фридриха Вильгельма, Кристиан Сигизмунд и Михаэль, заявили, что также претендуют на законную часть наследства.
   Земельный суд Хехингена в 1997 году пришел к выводу, что требования о заключении равного брака, на основании которых был лишен наследства Фридрих Вильгельм, противоречат обычаям. Позднее, в декабре 1998 года, федеральный суд отменил такое решение и постановил, что оговорка о равнородном браке относится к праву завещателя «свободно распоряжаться имуществом». После чего Конституционный суд, в свою очередь, счел ее нарушением Основного закона, провозглашающего «свободу вступления в брак».
   В то время как наследники трона правящих домов, в частности принц Уэльский Чарльз в Великобритании, а также испанские и японские претенденты на корону смело связывают свою судьбу с женщинами недворянского происхождения, королевский род Пруссии отчаянно цепляется за равенство браков. Такой парадокс объясняется тем, что от былого блеска и славы прусских правителей не осталось и следа. Поэтому происхождение и голубизна кровей сегодня для них важнее, чем во времена монархии.
   Это порождает проблемы практического характера: принц Георг Фридрих, желающий соблюсти традицию, может искать свою будущую супругу среди примерно трех сотен молодых особ женского пола. Претендентки на его руку должны удовлетворять двум условиям: происходить из нынешнего или бывшего правящего дома и исповедовать протестантизм.
   «Вообще-то Георг — милый малый», — отмечает его дядюшка Фридрих Вильгельм. Стороны предпринимали попытки разрешить конфликт мирным путем. Однако потом в одном иллюстрированном журнале появилась статья, не на шутку раздосадовавшая принца Георга Фридриха. В ней во всех подробностях сообщалось, что исполнители завещания отказались выделить из имущества королевского дома какую бы то ни было сумму на оплату противораковой терапии для невестки Фридриха Вильгельма.
   Впрочем, недружественное послание от адвоката представителей наследников Фридрих Вильгельм получил еще раньше. В связи с виллой Монбижу в нем говорилось: «Плата, причитающаяся за предоставление виллы в пользование в период с января 2003 года по март 2007 года, составляет 484 500 евро», названная сумма подлежит «незамедлительной выплате мандантам».
   Выполнить это требование у принца не было ни возможностей, ни желания. Осенью прошлого года принцессе Сибилле предложили подписать «нотариальный договор о признании должником существующего долга с согласием на принудительное взыскание».
   Однако она ответствовала исполнителю завещания и банкиру князю цу Кастель-Рюденхаузену Йоганну Фридриху, что соглашаться на принудительное взыскание не намерена. Требования о выселении представляют угрозу для жизни ее «почти ослепшего, тяжелобольного 70-летнего супруга», — писала принцесса.
   Кастель-Рюденхаузен, внук принца Георга Фридриха, холодно отвечал: «Задача и долг исполнителя завещания состоят в том, чтобы обеспечить вступление наследника во владение завещанным имуществом».
   Принц Фридрих Вильгельм считает подобные действия «непрусскими» и убежден, что семье следует действовать в соответствии с принципом: «Верность и добропорядочность превыше всего».
   Как бы то ни было, на свою охотничью собаку по кличке Билли Фридрих Вильгельм может положиться. Всем, кто пытался выселить принца с принцессой из Монбижу, приходилось иметь дело с верным псом. Среди собак веймарские легавые — знать высшей пробы.
   Кайзер Вильгельм I постановил, что эту благородную породу вправе держать только дворяне в четвертом поколении. Так что принц и принцесса могут рассчитывать на серого великана Билли. Он — настоящий пруссак.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK