Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода

Драма с заложниками

Китай пока не поддается на провокации США, но непонятно, надолго ли у него хватит терпения

Василий Кашин

Арест в Канаде по запросу Вашингтона финансового директора и дочери основателя Huawei Мэн Ваньчжоу — одно из важнейших событий уходящего года. Это своего рода рубеж в политике США по отношению к Китаю и в международных отношениях в целом.

По сути, это был первый официально признанный захват крупной западной страной заложника, осуществленный, чтобы повлиять на позицию партнера по торговым переговорам. Дональд Трамп практически открытым текстом признался в этом в интервью Reuters. “Если я сочту, что это хорошо для нашей страны, если я сочту, что это хорошо для того, что точно станет крупнейшей торговой сделкой в истории… хорошо для национальной безопасности, я определенно вмешаюсь, если сочту это необходимым”, — заявил он, комментируя арест Мэн.

Признание на высшем уровне политического характера действий американской правоохранительной системы в отношении крупной международной компании – серьезный шаг, на который пришлось пойти в условиях усиливающегося противостояния с Китаем. Его нельзя объяснить одной лишь эксцентричностью Трампа. Советник американского президента по нацбезопасности Джон Болтон прямо сказал, что заранее знал о готовящемся аресте Мэн.

Есть несколько причин, которые привели к атаке США на Huawei, а до того к  еще более масштабной атаке на другого лидера китайского сектора высоких технологий – ZTE. Эту фирму лишили возможности использовать американские электронные компоненты и программное обеспечение, что сразу же обрушило ее бизнес. В США и союзных им странах идет кампания по выдавливанию китайских фирм с рынка: госслужащим запрещают пользоваться китайскими телефонами, операторам связи закупать китайское оборудование для телекоммуникационных сетей и так далее. Делается это под предлогом борьбы с угрозами национальной безопасности. Но подлинная цель — нанесение удара по реализуемой в КНР модели промышленного и технологического развития. Суть этой модели — взращивание “национальных чемпионов”, опирающихся с одной стороны на господдержку, а с другой – на экспорт и возможности широкой международной кооперации.

Вторая цель американских действий — провоцирование китайского руководства на ответные резкие шаги. Для этого Пекин публично оскорбляют (арест влиятельной китайской фигуры по явно политизированным обвинениям да еще и сразу после встречи лидеров США и КНР трудно расценить иначе).

Из-за огромного объема двусторонних торгово-экономических связей в обеих странах сложились значимые группы элиты, заинтересованные в поддержании нормальных отношений. Эти группы сохраняют свое влияние даже, когда логика глобальной конкуренции подталкивает Пекин и Вашингтон к конфликту. В этих условиях провоцирование оппонента на резкую реакцию и возложение на него полной ответственности за будущий конфликт — разумная тактика.

Китайцы на эти провокации пока не поддаются. Они исходят из того, что сползание к конфликту — необратимый процесс, поскольку в Америке сложился двухпартийный консенсус по поводу устранения КНР как глобального конкурента. Но при этом китайцы полагают, что нынешняя форма экономической войны (одномоментные повышения тарифов на десятки и даже сотни миллиардов долларов экспорта, погромы китайских компаний и захват заложников) объясняется особенностями характера Трампа и его администрации. В Пекине считают, что позиции Трамп уже ослаблены из-за поражения республиканцев на промежуточных выборах, а через два года с ним и вовсе будет покончено. Следующая же администрация не станет столь же рьяно раздувать пожар конфликта с КНР.

Поэтому сейчас Китай сдерживает эскалацию, пытаясь выиграть дополнительное время для подготовки. Время играет на стороне Китая, так как он сохраняет более высокие темпы экономического роста и технологического развития. Это время используется, и для того, чтобы лучше защитить китайскую экономику перед лицом усиливающейся неопределенности (например, за счет реализации гигантской программы импортозамещения и развития микроэлектронной промышленности).

Арест Мэн не привел к отказу КНР от поиска компромисса по торговле как, вероятно, рассчитывали в Вашингтоне. Ответные действия были направлены против Канады, осуществившей задержание Мэн по указанию американцев (в Китае были арестованы несколько канадских граждан по подозрению в шпионаже и других преступлениях). Тем не менее, неясно, как долго китайское руководство сможет сохранять примирительный тон в отношении США, сталкиваясь с новыми провокациями — ведь в КНР хватает тех, кого они страшно раздражают.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK