Наверх
22 августа 2019
USD EUR
Погода

Гонка вопреки собственному нежеланию

Попытка сэкономить на вооружениях может обернуться для России необходимостью масштабных трат

Часть послания президента России Федеральному собранию была посвящена вопросам стратегической стабильности и военного строительства. Но если в прошлом году Владимир Путин официально ввел в информационное поле целую серию образцов новых вооружений и техники, то в 2019-м сосредоточился на вопросах возможного боевого применения некоторых из них.

В частности, речь шла о подготовке к возможному удару «по территориям, где находятся центры принятия решений о применении угрожающих нам ракетных комплексов».

Другой новостью, возможно, тянущей на небольшую сенсацию, стало анонсирование довольно масштабных планов пополнения флота. В общей сложности Владимир Путин пообещал постройку 21 надводного корабля дальней морской зоны, пять из которых будут заложены в ближайшее время, и еще 16 должны ввести в строй до 2027 года.

С учетом того, что кораблями дальней морской зоны в отечественной практике именуются фрегаты, речь идет о серьезнейшем увеличении темпов постройки кораблей этого класса: так, в рамках Госпрограммы вооружений (ГПВ) 2011–2020 гг. флот до сих пор получил лишь четыре фрегата, и ожидается, что в этом году получит еще один.

Если говорить о конкретных проектах, то выбор в целом невелик. Это фрегаты проекта 22350, их развитие – проект 22350М и, наконец, вплотную приблизившиеся к ним по размерам и цене корветы проекта 20386. Кроме того, если будет принято такое решение, могут строиться и новые фрегаты проекта 11356, для которого вроде бы, наконец, нашли замену энергетической установке украинского производства. Однако данный проект в исходном виде уже не слишком соответствует требованиям современной морской войны и нуждается в модернизации по вооружению и оборудованию, а три названных выше для строительства в указанных объемах требуют серьезного перевооружения Северной верфи (или организации постройки на других верфях, что тоже требует немалых вложений в их совершенствование).

Здесь мы подходим к моменту, который до сих пор редко кем проговаривается достаточно отчетливо. Немалые вложения, сделанные в российское машиностроение в предыдущие полтора десятка лет, недостаточны для перехода к крупносерийному строительству вооружений нового поколения, без которого уже к середине 2030х мы вновь окажемся с устаревшими арсеналами.

Кораблестроение – лишь один из примеров, и наиболее яркий, учитывая длительность производственного цикла и капиталоемкость отрасли. Те же проблемы существуют в авиапроме, в производстве высокоточного оружия, бронетехники и в других сферах, хотя и в различных масштабах и пропорциях.

Российское руководство при этом неоднократно подчеркивало, что не намеревается снова втягиваться в гонку вооружений, обходясь относительно небольшими военными расходами, однако в перспективе это грозит цугцвангом и необходимостью новых срочных и очень масштабных затрат.

Естественными ходами в этих условиях выглядит максимальное использование новых военных производств, в том числе для выпуска гражданской продукции, а также улучшение ситуации с экспортом вооружений и военной техники. В обоих случаях имеются свои проблемы – внутренний российский рынок гражданского машиностроения недостаточно емок для сбыта современной продукции в нужных для коммерческой выгоды масштабах, а завоевание внешних рынков, что военных, что гражданских, осложняется в условиях западных санкций.

Однако в отсутствие дополнительных каналов сбыта расходы на новые военные производства, а затем и на серийные закупки современных вооружений и военной техники обернутся тем самым «втягиванием в гонку вооружений», пусть и в намного меньших масштабах, чем в годы холодной войны, но и удельный вес отечественной экономики в мировом масштабе тоже заметно сократился. Чтобы исправить эту ситуацию, требуется серьезный скачок, причем не столько научнотехнический, сколько организационный.

Относительно благополучно в этих условиях пока что выглядят только производства систем противовоздушной/противоракетной обороны и стратегических наступательных вооружений. Им всегда уделялось особое внимание, и необходимые вложения для перехода на серийное производство техники нового поколения по большей части уже сделаны, а сама эта техника либо находится в серии, либо на завершающей стадии подготовки к ней. При этом техника и вооружение ПВО остаются одной из основных статей российского военного экспорта.

Но эта история успеха слишком узконишевая, чтобы с ее помощью можно было вытянуть всю российскую оборонку, которую, на минуточку, рассматривают (и справедливо) как локомотив российского хайтека в целом. В способности отечественных инженеров совершать технические чудеса сомнений нет. Ждем чудес от управленцев и политиков

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK