Наверх
18 сентября 2020

Лотос и Белый дом

Какую роль в судьбе Камалы Харрис играют ее индийские корни

«Индийцам, живущим в США, нравится думать, что Камала Харрис – одна из нас. Это ловушка!»

Так озаглавлена статья, вышедшая 14 августа в The Washington Post и посвященная последней новости американской предвыборной гонки. Джо Байден, кандидат от демократов, пойдет на выборы в связке с сенатором Камалой Дэви Харрис – дочерью индианки и чернокожего ямайца. Это сообщение вызвало ликование среди одной части индийской диаспоры США и немалое смущение среди другой. В самой же Индии царит сдержанный оптимизм: если уж при Трампе с его принципом America First и демонстративным нежеланием ущемлять интересы США во имя поддержания хороших отношений с другими странами Нью-Дели и Вашингтон умудрились сохранить стратегическое партнерство, то при этнической индианке в качестве американского вице-президента их связи станут еще более тесными. Но что же на самом деле означает потенциальная победа тандема Байдена-Харрис для индийского сообщества в Штатах и американско-индийских отношений?

Черным – обелиск

Так исторически сложилось, что индийские иммигранты в Америке в массе своей голосуют за демократов: к примеру, на последних выборах республиканцев поддержали менее 20% от четырехмиллионной индийской диаспоры, и штаб Трампа расценил это как большой успех – согласно предвыборным опросам, эта цифра не должна была превысить 12%. Рейтинг одобрения Трампа в индийском сообществе США с тех пор вырос – но не слишком: в 2018-м его деятельностью на посту президента были довольны 28%, недовольны 66%. При этом, как показывают опросы, республиканцев поддерживают в основном индуисты – консервативные, не склонные менять свои культурные и религиозные традиции даже после переезда в Америку.

Камала Харрис – как раз тот человек, который может перетянуть этот консервативный электорат в лагерь демократов. В отличие от других американских политиков, вышедших из индийской диаспоры, она вроде бы не стесняется своих корней. Два самых известных республиканца индийского происхождения – Никки Хейли и Бобби Джиндл – предпочитают не вспоминать, что при рождении они были Нимратой и Пиюшем Амритом соответственно. Камала же осталась Камалой: по сети разлетелись ее юношеские фото в сари и рассказы о тамильском дедушке. Многие в Индии умиляются: местные СМИ обыгрывают ее имя, называя ее «лотосом, расцветшим на земле Америки» (kamal на хинди значит «лотос»), а заместитель главного министра штата Тамилнад Оттакаратевар Паннирселвам назвал ее номинирование на пост вице-президента «поводом для гордости всех индийцев». Короче говоря, со всех сторон идеальный кандидат, тем более что наличие сари и дедушки-тамила не мешает Харрис быть дистиллированным представителем центристского американского истеблишмента, транслируя умеренную общедемократическую повестку в противовес другим, более радикальным демократическим политикам из индийской общины – к примеру, Прамиле Джаяпал, неустанно критикующей Моди за ущемление прав мусульман в Кашмире, и последовательным сторонникам Сандерса типа Никила Савала и Ро Кханны.

Какие возможности открываются перед Россией после визита Трампа в Индию

Но стоило Харрис принять предложение Байдена, как на нее обрушилась критика и справа, и слева, от представителей диаспоры и из-за океана. Прогрессивные слои индийского сообщества недовольны ее тесными связями с бизнес-кругами и недостаточным вниманием к вопросам, волнующим бедных иммигрантов из Южной Азии. Они обвиняют демократическую верхушку в попытке разыграть карту этнической идентичности вместо того, чтобы позаботиться о реальных проблемах индийской диаспоры (та самая «ловушка», упомянутая The Washington Post). Индийская же пресса с тревогой пишет об «индофобии», которая сопровождает президентскую кампанию. Американские СМИ представляют Харрис в основном не как наполовину индианку, а как чернокожего политика: так, когда ее избрали в Сенат, американская пресса делала акцент на том, что она – вторая афроамериканка, ставшая сенатором – а не первая индианка. Да, Харрис не скрывает своей индийской половины – но и не выстраивает на ней свою идентичность, регулярно посещая как индийские храмы, так и дома молитвы Национальной баптистской конвенции, к которой принадлежал ее отец. Резон тут простой: быть политическим чернокожим в нынешней американской ситуации куда выгоднее, чем политическим индийцем.

Это, однако, не отменяет ценность Харрис для Байдена: несмотря на претензии к ней, сам факт того, что этнический индиец впервые может стать вице-президентом (а при определенном стечении обстоятельств и президентом) США, перевешивает весь негатив. Более того, в случае избрания Байдена на президентский пост Харрис поможет преодолеть неловкость, которая неминуемо возникнет в отношениях Вашингтона и Нью-Дели после ухода Трампа, которому совсем недавно в Индии устраивали торжественный прием и за которым закрепилось реноме «американского Моди» – консерватора, борющегося за интересы большинства американцев, так же, как нынешний индийский премьер – за интересы индийцев. А в том, что Байдену нужны хорошие отношения с Индией, сомневаться не приходится: кандидат от демократов уже заявил, что отменит введенные Трампом визовые ограничения, будет работать над расширением двусторонней торговли и над тем, чтобы Вашингтон и Нью-Дели превратились в близких друзей и партнеров. Дело осталось за главным – победить Дональда Трампа.

Читать полностью (время чтения 3 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
18.09.2020