Наверх
9 декабря 2021

Новая этика Роспатента

Технологическое лидерство через эмпатию и инклюзивность

Пандемия во всем мире пришпорила государственный механизм: темп принятия решений стал решающим фактором. От этого теперь зависят и жизнь человека, и выживание экономики – не иносказательно, а буквально.

Стоит вспомнить реакцию Президента РФ, который еще четыре года назад, когда наша фармацевтика впервые столкнулась с сопротивлением зарубежных коллег в решении проблем с нехваткой лекарственных средств за счет выпуска отечественных дженериков, дал поручение изучить возможность применения в России механизма принудительного лицензирования аналогов запатентованных дорогостоящих зарубежных медпрепаратов.

Как мы знаем, сигнал прошел по всей вертикали госаппарата. Но насколько оперативно? Только весной 2021 года был подготовлен и подписан закон, который позволил выпускать лекарства без согласия патентообладателя в целях охраны жизни и здоровья граждан.

При этом за рубежом подобная юридическая практика была уже давно отлажена.

Речь идет о фармацевтике – на примере именно этой сферы, которая является одной из лидирующих в области патентования, нагляднее всего продемонстрировать необходимость дальнейших качественных изменений в развитии системы регистрации и защиты инноваций, которая пока не успевает за потребностями самого государства, общества, экономики, бизнеса.

Ведь развитие человеческого потенциала страны базируется не на сухих ведомственных цифрах, а на стимулировании креативного класса, ускоренной реализации плодов его интеллектуального труда во всех отраслях. Именно это сегодня порождает новые рынки, результативные творческие коллаборации, меняет предпринимательскую логику и в целом образ и качество жизни. В этом контексте национальная патентная организация должна взять на себя новую роль и смысловую нагрузку, став проводником для интеллектуально емких решений в экономический оборот и защиты инвестиций в них.

Конечно, современное патентное ведомство должно создать открытые базы для рынка, должно интегрироваться с рынком с использованием децентрализованных сетей. С этим спорить сложно. Однако эти технологические шаги представляются оторванными от существующей действительности, а главное – они основаны на ошибочном утверждении о том, что нынешняя система управления интеллектуальной собственностью в стране пребывает в руинах. Нужно здраво оценить status quo и понять, что реформа должна носить органический характер: качественно новые регуляторные и технологические решения должны строиться на базе существующих экономических процессов.

В условиях конкурентного рынка нужна перенастройка правовых механизмов. Налицо запрос на эмпатию, на переход от сложных многоуровневых конструкций общественных институтов к открытым форматам, доступной и простой логике взаимодействия. И там, где сегодня формируется технологическое лидерство с учетом задач устойчивого развития, важно найти общий язык всем участникам процесса – и тем, кто генерирует креативный продукт, интеллектуальную собственность, и тем, кто их охраняет, и тем, кто использует.

Увеличение доли интеллектуальной добавленной стоимости в конечном продукте, охрана результата интеллектуального труда – это приоритет крупнейших игроков глобального рынка, национальная идеология ведущих стран мира.

Ежегодно Всемирная организация интеллектуальной собственности (WIPO) представляет глобальный инновационный индекс. Рейтинг включает 132 страны. В 2021 году первую строчку заняла Швейцария, также в тройке Швеция и США. Россия заняла 45-е место, Китай – на 12-й позиции.

Успешный опыт Китая во многом объясняется заявленной государством стратегией «К инновационной экономике через рынок интеллектуальной собственности». Такой же цели придерживаются в Японии и Южной Корее. В то же время страны, которые показывают отсутствие эффективной инновационной системы управления в сфере интеллектуальной собственности, могут напрямую ощутить негативные последствия, в частности от безответственности, подмены реальных результатов формальными показателями, отсутствия необходимой цифровой инфраструктуры, появления в законодательстве декларативных норм, многочисленных правовых коллизий и т.п. В результате связи цикла превращения новых знаний в реальный продукт будут оставаться разорванными.

Наука, технологии и интеллект официально являются национальными приоритетами в США, Китае, Южной Корее, Германии, Японии. Но и мы не начинаем с «низкого старта». По государственным инвестициям в науку Россия в последние годы входит в пятерку лидеров в мире, а по общему объему инвестиций – в десятку. Российское общество достаточно развитое, стремится потреблять инновационные продукты, ценит хороший дизайн – функциональность и форму, что подразумевает активное применение авторами и производителями инструментария и авторского права и, конечно же, права промышленной интеллектуальной собственности.

Роспатент, наше национальное ведомство по интеллектуальной собственности, фиксирует, что за 2020 год было подано 34 984 заявки на изобретения, что на 1,5% меньше, чем за 2019 год. При этом в декабре по сравнению с ноябрем 2020 года наблюдался резкий рост подачи заявок на изобретения на 61,14% (4341 против 2694).

Что касается международных заявок на изобретения и полезные модели по процедуре РСТ (позволяющей регистрировать объекты сразу в нескольких юрисдикциях), то тут обратный тренд: по итогам 2020 года наблюдается снижение подачи на 9,2% по сравнению с показателем 2019 года (1000 заявок против 1096 соответственно).

Как мы видим, данные говорят, что у нас все должно быть хорошо. Однако почему же мы, будучи в первых строчках рейтингов по инвестициям в науку и культуру, то есть в получении новых знаний, далеко не в первых строчках рейтингов по объемам интеллектуальной собственности? Почему мы не конвертируем знания и творчество в экономический актив? Может быть, потому что от 20 до 40% компаний (по исследованиям НИУ ВШЭ), в зависимости от сферы деятельности, считают неэффективность системы интеллектуальной собственности одним из решающих факторов, препятствующих инновациям?

При этом очевидно, что работа Роспатента в сравнении с другими ведомствами по интеллектуальной собственности технически ничем не хуже, а по многим показателям, в частности, скорости патентования, ощутимо лучше. Возможно, что проблема существенно глубже и коренится в недоверии бизнеса и людей ко всему институту защиты интеллектуальной собственности. Ряд экспертов полагают, что проблему можно решить, размыв монополию государства в области интеллектуальной собственности. По их мнению, ликвидация Роспатента как такового и создание вместо него публично-правовой компании, вынесение экспертизы ведомства полностью на аутсорсинг и другие радикальные шаги смогут решить все вопросы.

Решит ли такой технократический подход вопрос доверия? Не уверена: на историческом опыте не раз было доказано, что демонтаж системы всегда имеет регрессивный характер. Налицо проблема не столько технологическая, сколько коммуникационная, и решаться она должна с помощью соответствующих инструментов.

В первую очередь, за счет аккумулирования запроса со стороны участников рынка, региональных властей, экспертного сообщества, креативных индустрий, его дальнейшей качественной обработки и формирования единого подхода, согласующегося и с политикой развития территорий, национальными приоритетами, и актуальной повесткой. Не вдогонку, а на опережение, с разделением информации по каналам доставки и на языке аудитории. Сфера интеллектуальной собственности в каком-то смысле уникальна – она пронизывает все области деятельности (не только креативной), но чаще всего остается «невидимой» для самих участников, она является связующим элементом экономической системы, но традиционно остается не в фокусе внимания. Этот барьер «невидимости» значительно осложняет диалог, оставляет невостребованными правовые механизмы либо дает ощутимый перекос лишь в одну сторону (но не товарными же знаками едиными...).

Убеждена, что гораздо более эффективным был бы перенос комплекса государственных инструментов и услуг в области интеллектуальной собственности (ИС) в более открытый, инклюзивный формат экосистем – с использованием цифровых платформ и сервисов, которые встроены, тесно интегрированы в реальные предпринимательские и общественные процессы. Однако подобный переход не может быть осуществлен одномоментно.

Органическая реформа патентного ведомства должна безусловно включать шаги по оцифровке и индексации патентных баз данных, представлению их рынку в удобных форматах, формированию рынка устойчивых и авторитетных профессиональных экспертных организаций в наиболее перспективных областях – софт, искусственный интеллект, дизайн, фармацевтика и химия, пищевая промышленность, культура здоровой жизни и долголетия. Но самое важное – это новые стандарты взаимодействия с бизнесом, стандарты и организационные, и технологические. Сейчас проблема доверия и взаимодействия рынка и патентных ведомств – общая для всего мира. И решение, несмотря на все усилия WIPO, пока не найдено. Поэтому отработка удачных подходов в России даст возможность вывода удачных национальных решений, стандартов и регулирования на международный уровень. У нас уже есть что предложить миру на хорошем качественном уровне, но мир ценит не фрагментарные, а комплексные решения.

Такая игра точно будет беспроигрышной. Представим: если разработать адаптированные формы заявок для охраны решений – софт-патенты (software patents), каков будет рост объемов патентования? Его динамика точно будет не ниже темпов роста самой IT-отрасли, которая сейчас получает наибольшее число отказов в регистрации патентов. Еще одно возможное решение, которое сделает IT-отрасль более активным и весомым участником рынка ИС, – интеграция на базе Роспатента реестра программ для ЭВМ и реестра российского программного обеспечения, который сейчас ведет Минцифры России. Это позволит не только побороть злоупотребления льготами на российское ПО, но и кратно увеличить показатели учтенной интеллектуальной собственности.

Или еще один перспективный сегмент – промышленный дизайн. Создание реального, а не вскользь упомянутого в законе референсного депозитария 3D моделей, в котором дизайнер сам мог бы быстро проверить охраноспособность созданного им объекта, позволит в несколько раз повысить объем патентования промышленных образцов.

Удобство, простота, бесшовность всей сферы интеллектуальной собственностью, когда все ее инструменты «под рукой» (встроены в корпоративные системы и цифровые инструменты работы творцов), увеличат доверие и число новых участников рынка. Без постоянного притока «возобновляемой энергии» нет смысла развивать ни экономику, ни индустрии.

Сегодня во всем мире трансформируется юридическая функция – с применением ориентированного на человека подхода. Набирает силу тренд на создание «правовой обвязки», исходя из логики дизайн-мышления, где во главе угла доступность, открытость и понятность для конечного потребителя.

В креативных индустриях зачастую главный барьер в применении правовых механизмов работы с интеллектуальной собственностью – это банальное непонимание принципа их действия из-за формата донесения информации: налицо коммуникационный разрыв между профессиональным патентным сообществом и конечным пользователем.

Патентные протоколы и регламенты написаны со множеством оговорок и условий: не существует пошаговой инструкции действий, специальная лексика и сложные термины требуют дополнительного пояснения, перевода на язык пользователя, доступной формы подачи в публичном информационном поле. Фактически культуру права на результаты интеллектуального труда необходимо сегодня «растить» вместе с аудиторией: завтрашние изобретатели и креативные предприниматели уже сегодня должны быть погружены в контекст, вопрос вовлечения пассионарной молодежи – ключевой в повестке научно-технического развития и прогресса.

Потенциал роста сферы ИС как стержневого института экономических отношений в России огромен и вполне достаточен для выхода на лидирующие позиции в мире. В региональном развитии это один из перспективных экономических драйверов: за счет стимулирования предпринимательства, основанного на переосмыслении уникальных географических свойств местности, культурного наследия, выхода на экспорт с защищенными объектами интеллектуальной собственности и формирования особого имиджа страны.

Правовые механизмы наименования места происхождения товаров и географические указания дают широкие возможности производителям уникальной продукции. Роспатент никогда не был и не должен стать в дальнейшем «башней из слоновой кости». Ведомство должно и дальше идти в сторону максимальной интеграции в современный рынок, не только трансформируясь под его запросы, но и предугадывая их.

Автор – гендиректор консалтинговой компании LegalPics

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое