18 января 2019
USD EUR
Погода
Москва

Откуда исходит угроза миру?

США поставили перед Россией невыполнимый ультиматум

Наталья Львова / Профиль

На прошедшем в начале минувшей недели в Брюсселе саммите НАТО Москве впервые предъявили конкретные претензии по поводу соблюдения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). В заявлении, принятом по итогу встречи членов альянса, сказано: «Союзники пришли к заключению, что Россия разработала и развернула ракетную систему 9М729, что нарушает договор РСМД и представляет существенный риск евроатлантической безопасности». Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Россия должна «вернуться к соблюдению договора», в противном случае Америка выйдет из него.

Между тем проблема будущего ДРСМД гораздо шире только повестки контроля над вооружениями. И связана она вовсе не с теми военно-техническими деталями, из-за которых Москва и Вашингтон уже несколько лет обмениваются претензиями. Потенциальный выход США из этого соглашения – шаг, по своим последствиям далеко выходящий за пределы отношений с Россией, и с его помощью Вашингтон собирается решить сразу несколько стратегических задач.

1. Игра вокруг ДРСМД позволяет начать демонтаж ограничений, наложенных на США с согласия президента Рейгана в эпоху советско-американского противостояния. Тогда Вашингтон обязался отказаться от соответствующих классов ракет в ответ на более существенные с военно-технической точки зрения уступки со стороны главного противника. Администрация Дональда Трампа стремится любыми, в том числе военными, средствами удержать лидерские позиции Соединенных Штатов на долгосрочную перспективу. Несмотря на то, что в военно-стратегическом плане лишь потенциал России по-прежнему остается равным американскому, сегодня она не единственный конкурент США в военной сфере. Некоторые американские специалисты по проблемам безопасности считают, что иметь систему соглашений с Москвой в области контроля над вооружениями – это лучше, чем не иметь ничего. Но администрация Трампа исходит из того, что в перспективе 5–7 лет любые ограничения, накладываемые на США, но при этом касающиеся всех их потенциально значимых оппонентов, противоречат национальным интересам.

Этот подход ненов. Первый шаг к демонтажу ограничений, оставшихся со времен холодной войны, сделал президент Джордж Буш-мл., когда в 2002 году вывел США из Договора об ограничении систем ПРО. Выход из ДРСМД – второй шаг. Вероятно, за ним последует и третий – не будет продлен истекающий в 2021‑м Договор между Россией и Соединенными Штатами о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ или СНВ‑3). Хотя в принятом в феврале «Обзоре ядерной политики США» и оговаривается возможность продления ДСНВ, состояние российско-американских отношений оставляет для этого мало шансов. Это не значит, что Вашингтон в 2021 году сразу же начнет резко наращивать количество стратегических боезарядов и носителей. Пока речь идет только о модернизации ядерной триады (стратегической авиации, межконтинентальных баллистических ракет и атомных подводных ракетоносцев). Но без ДРСМД и ДСНВ американцы получат полную «свободу рук» в ситуации, когда возрастает важность задачи одновременного сдерживания России и Китая.

Дальнейшая трансформация глобального военно-политического ландшафта потребует от Вашингтона пересмотра ядерной стратегии и военного планирования в целом. И «свобода рук» в области контроля над вооружениями многим в Вашингтоне кажется самым простым и логичным ответом. Не у всех хватает честности прямо говорить об этом. Но именно таким всегда было кредо Джона Болтона. Закономерно, что после того, как он был назначен советником президента по национальной безопасности, этот принцип становится официальной линией.

2. Заявление Трампа о готовности выйти из ДРСМД и недавний «ультиматум» госсекретаря Майка Помпео, отведшего России 60 дней на то, чтобы прекратить нарушать договор, – это новый рычаг, нужный для одновременного давления не только на Москву, но и на союзников в Европе. Американцы собираются вбить несколько новых клиньев в отношения между Россией и ЕС/НАТО. Несмотря на то, что ряду европейских лидеров и многим представителям европейской элиты решение администрации Трампа ликвидировать «устаревший договор» не понравилось, США продолжили гнуть свою линию на саммите НАТО в Брюсселе. Это опять же пришлось по вкусу далеко не всем в западноевропейских столицах и даже на уровне Евросоюза. Но позиция, изложенная в заявлении министров иностранных дел НАТО по ДСНВ, говорит о том, что Соединенным Штатам удастся продавить свой подход.

Представленный Помпео «ультиматум», формально будучи отсрочкой процедуры выхода США из ДРСМД, а внешне – реверансом в сторону Берлина и Парижа, в действительности – лишь способ переложить на Москву вину за разрушение договора. Получается, что американцы выходят из договора не по своей воле, а из-за того, что Россия отказывается его соблюдать. Москву ставят в положение оправдывающейся стороны – заведомо проигрышное. Любая попытка доказать, что она не нарушала режим договора, может быть поставлена под сомнение, любые жесткие заявления России, а после выхода США неизбежные ответные политические заявления и военные меры тут же будут интерпретированы как «агрессивные намерения» в отношении Европы.

В Евросоюзе найдутся голоса, которые стройным хором подпоют эту песню Вашингтона. И тогда уже легче будет убедить союзников тратить больше денег на оборону. Проще станет объяснить американским налогоплательщикам и европейским элитам необходимость создания более амбициозной и дорогостоящей системы ПРО США/НАТО в Европе. Гипотетическая угроза со стороны российских (реально пока не существующих) ракет средней и меньшей дальности наземного базирования позволит оправдать любые планы и расходы на развертывание элементов ПРО. Гипотетической иранской угрозы для этого было явно недостаточно. В этом смысле показательно, что администрация Трампа задержала публикацию обзора политики в области противоракетной обороны и пока не обозначила свое видение будущего этой системы. Есть основания полагать, что развал ДРСМД позволит вернуться к традиционной республиканской линии на широкомасштабное развитие всех эшелонов ПРО на европейском и еще более важном – азиатско-тихоокеанском театре военных действий (ТВД).

Распад ДРСМД и ответные меры России позволят американцам получить со стороны хотя бы части союзников карт-бланш на размещение соответствующих ударных средств наземного базирования. Такой сценарий развития событий на долгосрочную перспективу не только угробит попытки Москвы развивать диалог с западноевропейскими странами–членами НАТО о создании новой архитектуры европейской безопасности, но и позволит США создать дополнительные барьеры на пути развития политических и экономических связей между Россией и ЕС, в том числе и в энергетической сфере.

3.  Выход из ДРСМД даст возможность США начать размещение ракет средней дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Прежде всего на территории стран-союзников – Японии и Австралии. Это позволит дополнить стратегические наступательные вооружения, обеспечивающие ядерное сдерживание КНР, средствами регионального значения. Они более адекватны задачам противодействия китайскому потенциалу, важную часть которого составляют именно ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования.

Но для Вашингтона еще важнее политический эффект, которого он может добиться, причем не только на региональном уровне. Во время визита Болтона в Москву пробрасывалась идея о том, что выход США из ДРСМД вообще мало касается европейского ТВД, а направлен в первую очередь для получения дополнительных инструментов сдерживания КНР. Тем самым администрация Трампа прощупывала почву – согласится ли Россия на такой сценарий, при котором выход из ДРСМД не затронет ситуацию в Европе. По всей видимости, такая линия еще получит развитие. В Вашингтоне многие понимают, что одновременное сдерживание России и Китая в условиях роста напряженности с обеими державами – задача очень трудная в военно-политическом отношении и весьма затратная.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK