Наверх
29 января 2020
USD EUR

«Третий сектор» встает на ноги

Мы не можем сравнивать российскую и западную благотворительность. Это совершенно несопоставимые вещи. Начнем с того, что западной благотворительности очень много лет, как минимум два века, а российской – чуть более двадцати лет.

Светская благотворительность, освященная законодательством, появилась в России во время правления Екатерины II, почти одновременно с введением бумажных денег.

В 1767 году дворянство и купечество, чтобы продемонстрировать свои верноподданнические чувства, собрало более 52 тысяч рублей на сооружение памятника Екатерине II. Узнав об этом, императрица заявила: «Я лучше желаю воздвигнуть монумент в сердцах подданных, нежели на мраморе». Она отказалась от памятника, добавила к этой сумме 150 тысяч рублей и предназначила эти деньги на устройство училищ, сиротских домов, богаделен, больниц. Ее примеру последовали вельможи, и всего было собрано полмиллиона рублей. К слову, пуд хлеба стоил в 1760 году 1 рубль. За ведро водки тоже давали рубль.

К началу XX века благотворительность в России переживала пик своего развития. Третьяковы, Мамонтовы, Морозовы, Бахрушины, Щукины, Боткины – эти имена вошли в историю и топонимику Москвы и России.

Основным двигателем этого процесса были свобода и самореализация, а вовсе не религия, как это было до промышленной революции. Новые богатые русские хотели действовать и менять мир. В политику идти не хотелось, а оставить след на земле казалось необходимостью.

С 1917 года любая благотворительность была признана идеологически вредной. Люди могли помогать «африканским» детям, но не своим сиротам. За всё отвечало патерналистское государство.

В новой России благотворительность наконец стала возможна. Появились фонды для помощи сиротам, больным детям, животным, старикам. Россия снова пережила бум благотворительности.

Но цена «прерванной традиции» оказалась очень высокой – если в царской России благотворительность была нормой и одобряемой обществом формой поведения, то сейчас мы только на дальних подступах к осмыслению этого явления. Россия на 110-м месте в рейтинге мировой благотворительности. Что же представляет собой российская благотворительность сегодня?

С одной стороны, это сложившийся и даже уже практически поделенный рынок. Крупные корпоративные и частные фонды уже созданы. Все «старые» фонды, с историей, созданные харизматичными пассионариями, тоже известны и зарекомендовали себя как надежные партнеры для бизнеса. Но затрагивает благотворительное движение только образованное население крупных городов. Вся остальная страна не только не участвует, но даже не в курсе, что что-то происходит. Это значит, что у нас есть огромный ресурс для развития, но мы не можем до этого ресурса достучаться. Проект портала «Такие Дела» «Один рубль в день» работает как раз на расширение социальной поддержки благотворительных проектов.

Если в самом начале мы все начинали как волонтеры и мысль о зарплате была прямо-таки неприличной, то сейчас фонды стремительно профессионализируются и даже звучат мнения, что зарплаты должны быть на рыночном уровне. Благотворительные фонды пришли на рынок труда и предоставляют не только вакансии, но и новые возможности для самореализации.
Специалисты идут к нам работать не только за деньги. Яркие примеры сотрудничества бизнеса и «третьего сектора» – проект фонда «Друзья», платформа интеллектуального волонтерства Pro charity, платформа социальных изменений To do good.

Если «старые» фонды начинались «на коленке», без копейки денег, то сейчас можно «продать идею» инвестору. И если бизнес-план реалистичен, то есть шанс сделать мощный проект, приносящий пользу людям и репутационный капитал создателю.

Если раньше мы, создатели и директора фондов говорили напрямую с владельцами бизнесов, то теперь нам достаточно обсуждать совместные проекты с руководителями отделов HR или PR – в рамках корпоративной социальной ответственности мы прекрасно решаем задачи win-win.

Вступили в действие механизмы саморегулирования сектора. Мы сами вырабатываем критерии прозрачности и стандарты отчетности. Проводим валидацию, составляем внутренние рейтинги, такие, как «Навигатор» Русфонда. Возможно, «третий сектор» когда-нибудь станет реальной экономической силой. Но пока мы работаем «пожарными бригадами» и помогаем там, куда не дотягивается государство. Помогать приятно – попробуйте. Вам понравится.

Автор — директор фонда «Детские сердца».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK