22 июля 2024
USD 88.02 +0.15 EUR 96.04 -0.06
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. "Голда. Судный день": Хелен Миррен перевоплотилась в премьер-министра Израиля
кинофильмы Культура

"Голда. Судный день": Хелен Миррен перевоплотилась в премьер-министра Израиля

На экранах кинотеатров – фильм «Голда. Судный день» израильского постановщика Гая Наттива из программы Берлинале. Наттив, завоевавший не так давно «Оскар» за короткометражный фильм «Кожа», решил снять не классический байопик, пересказывающий всю биографию человека. Как это модно в последнее время, он обратился к короткому периоду в жизни героя. Первая и пока что единственная женщина – премьер-министр Израиля Голда Меир изображена им в один из самых драматических для страны моментов – речь о войне Судного дня 1973 года. Тогда Сирия и Египет напали на Израиль, и из-за ряда ошибок – в частности, из-за того, что мобилизацию начали слишком поздно – Израиль в этой короткой войне потерял более двух с половиной тысяч человек.

Голда. Судный день

Кадр из фильма «Голда. Судный день»

©«Экспонента Фильм»

"Посредники": лауреат "Золотой пальмовой ветви" вновь исследует современную семью

Когда Хелен Миррен, сыгравшая за всю карьеру множество женщин, облеченных властью, появляется первый раз в кадре в образе Голды, глаз режет явный пластический грим. При этом в некоторых ракурсах Миррен поначалу напоминает Елизавету II, роль которой в фильме Стивена Фрирза «Королева» принесла ей «Оскар» – это тоже несколько сбивает нужный настрой. Многие, кстати, были возмущены кастинговым решением Гая Наттива, поскольку у Миррен нет еврейских корней. Но уже буквально через пару минут такой выбор начинает казаться наилучшим.

Совершенно забываешь, что перед тобой актриса – видишь пожилую женщину с отекшими ногами, седыми волосами, покрасневшими глазами, в немодных туфлях и «учительском» костюме. Многие сцены построены на крупных планах глаз Миррен, в которых отражаются все оттенки боли, отчаяния, напряжения, а иногда и триумфа – актрисе небезосновательно уже пророчат как минимум еще одну номинацию на премию Американской киноакадемии.

"Только ты и я": важная история абьюзивных отношений

Вокруг «Голды» сложился ореол довольно традиционной историко-биографической картины, но на самом деле все обстоит ровно наоборот. У Гая Наттива и сценариста Николаса Мартина («Чисто английское убийство», «Примадонна») получился фильм, который можно назвать во многом экспериментальным и даже радикальным. И неважно, было ли это сделано вынужденно, из-за ограниченного бюджета, или так задумывалось с самого начала.

По сути, вся картина состоит из подробных разговоров Голды с другими представителями власти и силовых структур: с министром обороны Моше Даяном (Рэми Хьюбергер), главой «Моссада» Цви Замиром (Ротем Кейнан), руководителем Генштаба Дадо Элазаром (Лиор Ашкенази), начальником военной разведки Эли Зеиром (Двир Бенедек), генералом и будущим премьер-министром Ариэлем Шароном (Охад Кноллер). И, конечно, с Генри Киссинджером, которого сыграл также едва узнаваемый Лив Шрайбер.

Голда. Судный день

Кадр из фильма «Голда. Судный день»

«Экспонента Фильм»

Напрашиваются сравнения, например, с экранизацией романа классика Джона Ле Карре «Шпион, выйди вон!» Авторы фильма сумели сделать удачную шпионскую картину, почти лишенную экшена и сосредоточенную на рутине агентов. Точно так же и Гай Наттив создал лишенное экшена кино о войне. На протяжении всего фильма герои обсуждают тактику, стратегию, расположение войск и совершенно не щадят тех зрителей, которые не слишком хорошо разбираются в таких вопросах и в истории событий 1973 года.

"Как звезды": драмеди об актрисах в поисках счастья

То, как передан ужас войны Судного дня, заслуживает отдельного упоминания. Голда Меир и другие герои то и дело слышат трансляцию голосов военных с поля боя, их последние крики, звуки взрывов и стрельбы. Кажется, это оказывает даже больший эффект, чем могла бы демонстрация натуралистичных подробностей. В том числе потому, что зрителям показывают глаза людей, из-за неверных решений которых эти люди отчасти и гибнут. Голда Меир постоянно записывает, сколько еще человек потерял Израиль, и, как полагают авторы, ее сердце действительно болит за каждого. Иногда Натив также включает в картину реальные кадры военной хроники. А хроникальные кадры с настоящей Голдой Меир чередует с черно-белой стилизацией, в которой премьер-министра изображает уже Хелен Миррен.

Миррен удалось передать стальной характер своей героини, которая, когда это необходимо, добивается почти невозможного, ставит жесткие ультиматумы тому же Киссинджеру. Она берет на себя ответственность в том числе за чужие ошибки перед комиссией, которая ее ждет уже после окончания войны. И в то же время близким она не стесняется показывать свою уязвимость, свои страдания. В фильме нет ни слова о детях Голды Меир, так что самым приближенным к ней человеком представлена ее ассистентка (Камилль Коттен). Именно она помогает Голде на сеансах лечения лимфомы, с которой она втайне от всех борется. Физическая боль рифмуется с душевной. Меир постоянно видит кошмары, которые являются естественным продолжением реальности.

Собственно, еще одна интересная черта картины – ее непреходящая мрачность, которая подчеркивается даже на уровне колористики. Ведь, хотя благодаря усилиям Голды Меир война Судного дня и закончилась, мы знаем, что сама героиня через несколько лет умрет от своего недуга, а до конца конфликтов еще далеко.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль