18 июля 2024
USD 88.28 +0.47 EUR 96.26 +0.48
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Казахстанцы отметили 165-летие народного поэта Шакарима
ЕАЭС Казахстан Культура литература

Казахстанцы отметили 165-летие народного поэта Шакарима

24 июля в Казахстане отметили 165-летие со дня рождения философа-мыслителя, народного поэта, духовного преемника и ученика великого Абая Шакарима Кудайбердиева (1858–1931). Его творчество было необычайно популярно в народе при жизни, но было предано забвению после его трагической гибели. Зато сегодня богатейшее наследие Шакарима Кудайбердиева считается достоянием национальной и мировой культуры.

Памятник казахскому поэту Шакариму Кудайбердиеву

Памятник казахскому поэту Шакариму Кудайбердиеву

©http://obvk.kz/

Содержание:

«Понял я, в чем тайна мира»

Будущий поэт и просветитель появился на свет в Кенбулаке Чингизской волости Семипалатинского уезда в семье Кудайберды – старшего брата казахского поэта Абая. В семь лет Шакарим остался круглым сиротой – его детство, отрочество и юность прошли в доме состоятельного и влиятельного деда Кунанбая, где юношу окружили любовью и заботой. В доме была прекрасная библиотека, и Шакарим, освоив арабскую и персидскую грамоту, а затем турецкий и русский языки, все свободное время проводит за чтением книг. Его интересует литература, история, философия, риторика, музыка, религия, естественные науки.

Ключевую роль в судьбе Шакарима сыграл величайший казахский поэт Абай Кунанбаев. Увидев у племянника задатки яркой творческой личности, Абай становится его духовным наставником и учителем. Именно благодаря дяде, юность Кудайбердиева проходит в творческом окружении, где почитались ораторское искусство, наука, поэзия, музыка и, в частности, умение играть на домбре и исполнять кюи. Всеми этими умениями юноша овладел довольно рано. В 15 лет он начинает писать собственные стихи и музыку, сочинять трактаты. Позже Шакарим так писал о своем созревании как поэта:

«Пробудило меня рано поэтическое слово.
Понял я, в чем тайна мира, мироздания основа.
Через лирику Востока... Изучив прилежно русский,
Смыл с себя я, смыл и с сердца грязь невежества былого».

Темы первых стихов и песен юного самородка – природа и этика, добро и зло. Они быстро распространялись и стали популярными. Как вспоминал известный этнограф Садык Касиманов: «В те годы среди тобыктинцев не было или почти не было человека, который не знал бы наизусть стихов и песен Шакарима».

Однако, став известным, 20-летний поэт решает взять паузу в творчестве и, пройдя конкурс, избирается волостным управителем. Сам он свой уход в политику объяснял острым желанием быть полезным своему народу: «Стихи мои тех юных лет страстно молодежью почитались. Но я не знал о нуждах народа своего и потому не мог тогда сказать нужного слова».

Административная деятельность открыла молодому политику «болевые точки» казахского общества, мешающие ему развиваться и самоопределяться, – колониальная политика царского правительства, основанная на подавлении и ущемлении прав казахов, «родовые войны», чванство богачей, бедность и невежество степных жителей. Со свойственным молодости максимализмом Шакарим стремится помочь своему народу добиться лучшей доли. Однако вскоре приходит разочарование – его борьба с пережитками общества закончилась безрезультатно.

«Годы между двадцатью и сорока,
Годы юности неповторимой.
Зря они прошли,
Наполнив сердце кровью гнойной», – позже признавался поэт.

С 1898 года 40-летний Шакарим Кудайбердиев полностью посвящает себя творчеству, самообразованию и путешествиям. По совету Абая он посещает Турцию, Аравию и Францию, где изучает древние тексты, произведения арабских писателей Хафиза, Физули, Навои, совершает паломничество в Мекку. Изучает творчество Льва Толстого и Александра Пушкина, а также английских и американских писателей и поэтов эпохи романтизма, пересылая по почте в Семей приобретенные им книги. На этот период приходится настоящий расцвет творчества Кудайбердиева. Он пишет и публикует стихи, поэмы, повести, философские эссе, статьи, очень много переводит на казахский язык, в том числе Хафиза, Физули, Пушкина и других классиков мировой литературы.

«По справедливости зажить всем…»

Октябрьскую революцию и советскую власть Шакарим встречает с большим энтузиазмом. 59-летнему поэту и мыслителю импонирует процесс национального возрождения, охватившего казахскую интеллигенцию, он надеется, что свержение царизма сделает казахский народ полноправным хозяином на родной земле. Новой власти посвящены восторженные строки:

«Свободы день встает, казахи, мой народ!
Идите за людьми, узревшими восход.
За светлою зарей идет и солнце вслед.
Казахи, вам пора навеки сбросить гнет.
Прочь с корнем вырвем мы усобицы, раздор.
Отбросим навсегда ложь, сплетни, всякий сор.
Всю волю, мужество пора уже собрать.
По справедливости зажить всем с этих пор...»

Поэт становится активным участником национально-освободительного движения «Алаш». Но вскоре он разочаруется в новой власти и предпочтет уединиться в местечке Шакпан в горах Чингистау (на востоке Казахстана), чтобы, ведя затворнический образ жизни, вновь сосредоточиться на творчестве.

Самым большим белым пятном до сих пор остаются обстоятельства гибели поэта в октябре 1931 года. До сих пор в СМИ можно встретить несколько версий. По одной, Шакарим Кудайбердиев якобы был арестован по сфабрикованному «советским режимом» делу, расстрелян без суда и следствия, по другой, якобы философ путешествовал с небольшим отрядом конных путников, которых чекисты приняли за повстанцев и расстреляли: «Шакарим был смертельно ранен, его раздели, связали и бросили в колодец в Баканасе».

Однако официальной версией стали недавно опубликованные свидетельства очевидца и участника тех событий: поэт был застрелен во время преследования банды баев, по ошибке.

Что случилось на самом деле, уже никто не узнает. Но, если выдающийся мыслитель и просветитель был «убит по трагической ошибке», почему на долгие годы он был запрещен и считался врагом народа? Причем этот запрет строго сохранялся практически до развала СССР и даже несмотря на то, что в 1958 году Генпрокуратура СССР реабилитировала Шакарима «за отсутствием состава преступления». Вопрос риторический.

Летом 1961 года сын философа перезахоронил останки отца. Местом его упокоения стал аул Жидебай. Символично, что могила Кудайбердиева находится рядом с могилой его наставника и учителя – Абая.

«Люди будущего услышат меня»

Только в апреле 1988 года – после постановления ЦК Компартии Казахстана «О творческом наследии поэта Шакарима» – соотечественники получили доступ к материалам о жизни и деятельности казахского мыслителя, его многогранному наследию. Тогда же в семипалатинской областной газете «Иртыш» вышла первая публикация под названием «Возвращение поэта», год спустя увидел свет первый сборник избранных произведений, а в 2008 году – полноценный трехтомник ученика великого Абая. В нем есть поистине пророческие строки:

«Хоть и не видели меня,
Хоть и не знали меня,
Люди будущего услышат меня,
Правдивые мои слова.
Пусть совесть прояснит твой разум, мой народ,
И светлое пускай над темным верх возьмет,
Как сердце доброе, пусть справедливый труд
В союзе с разумом всех к миру приведет».

Сегодня имя выдающегося сына казахского народа по праву встало в один ряд с великим Абаем и вписано золотыми буквами в историю Казахстана. Его наследие, а это тысячи его заветов, песен, стихов, наконец дошли до народа, любимы и почитаемы в республике. Его имя носит Государственный университет в Семее, в центральном парке города установлен памятник Шакариму скульптора Ш.-А. Валиханова. В честь 150-летия поэта и мыслителя 2008 год был объявлен «годом Шакарима», по этому поводу была выпущена почтовая марка Казахстана, посвященная Кудайбердиеву.

Абай в своих «Назиданиях» писал: «Мудрецом или мыслителем можно назвать только того, кто своим умением, размышлениями и опытностью дошел до сознания высших духовных сил и обязательно соединяет в себе любовь и правду». Именно таким мудрецом и мыслителем предстает в своем наследии Шакарим.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль