Наверх
31 июля 2021

Валерия Ланская: "Со Львом Толстым мы пересекаемся всю жизнь"

Валерия Ланская в мюзикле "Анна Каренина"

©пресс-служба мюзикла «Анна Каренина»

С 15 по 23 декабря в Московском театре оперетты пройдут предновогодние показы мюзикла «Анна Каренина». Эта постановка, музыку для которой написал композитор Роман Игнатьев, а либретто – поэт, драматург и бард Юлий Ким, с большим успехом идет уже пятый сезон. «Профиль» поговорил с Валерией Ланской, исполнительницей главной роли в «Анне Карениной», о секрете популярности этого мюзикла, а также о других ее работах в театре, на телевидении и о том, как ей удалось застать старую школу российского кино.

– Нет ли противоречия между трагедией, которой, по сути, является роман «Анна Каренина», и жанром мюзикла, который в представлении большинства людей сугубо развлекательный?

– Противоречия нет, ведь многие великие мюзиклы основаны на серьезных классических произведениях. «Ромео и Джульетта» ведь тоже трагедия. И «Нотр-Дам де Пари» комедией не назовешь. «Призрак оперы» тоже не самая развлекательная история. А получились популярнейшие, любимые всеми мюзиклы. Есть множество примеров известных во всем мире постановок со сложными и трагическими сюжетами.

– Существует много экранизаций и постановок по этому роману. Расскажите о своей героине. Какова ваша Анна?

– Моя Анна – воплощение самой любви. Трепетная, нежная, тонко чувствующая, но, познав страсть, стала гореть. Метаться… ее раздирала любовь к Вронскому и к сыну. И она сгорела. От переизбытка чувств. От того, что ее не смогли понять. Очень мало людей на Земле, которые умеют так сильно любить.

– Чем особенно дорога вам эта роль?

– Тем, что я испытываю абсолютное счастье, выходя на сцену в этой постановке. В этой роли. С первых нот до последнего крика.

Сцена из мюзикла «Анна Каренина»

– «Анна Каренина» идет уже пятый сезон, что очень солидный показатель для российского мюзикла. А «Монте-Кристо», в котором вы играете одну из ведущих ролей, так вообще больше 10 лет. Чем вы можете объяснить такое долголетие?

– Мне кажется, команда собралась очень правильная. Композитор Роман Игнатьев умеет чувствовать именно этот жанр. Сейчас мало современных русских композиторов, которые умеют писать музыку, хиты, чувствуя жанр и при этом не допуская пошлости. Которые умеют «пройти по лезвию», чтобы музыка была мелодичной, ложилась на ухо и при этом совпадала с глубиной материала. Мне кажется, в наше время он лучший. Юлий Ким тоже. Они создали основу спектаклей, не говоря, конечно, о великих произведениях Льва Толстого и Александра Дюма. Эта команда сделала уже третий проект: люди все как-то друг друга почувствовали, всё сложилось в правильном порядке. Именно в таком составе, не меняя ни режиссера, ни композитора, ни либреттиста, ни хореографа, команда работает уже несколько лет. И я думаю, что это самое главное.

– А как вы пришли в мюзикл? Ведь вы же драматическая актриса по образованию.

– Я с детства занималась музыкой, играла в музыкальном театре – мне он всегда очень нравился. А во время обучения в театральном институте имени Бориса Щукина меня выбрал с нашего курса Константин Аркадьевич Райкин и позвал в музыкальный спектакль «Страна любви» по «Снегурочке» Островского. Это была дипломная работа его курса, которая потом вошла в репертуар «Сатирикона». Конечно, ее нельзя назвать мюзиклом, это был музыкальный спектакль. Там меня увидел композитор Александр Журбин, который привел меня к Сергею Проханову в «Театр Луны». И понеслись музыкальные спектакли один за другим. Хотя у меня, да, драматическое образование, которое мне, конечно, только помогало.

– Кто на вас больше всего повлиял как на актрису?

– Наверное, я влюбилась в жанр мюзикла, увидев Людмилу Марковну Гурченко в музыкальных фильмах. «Небесные ласточки» и другие. Я их знаю наизусть. И бенефисы Гурченко: мне хотелось, чтобы у меня было так же, когда я вырасту (смеется).

– Вы ведь поете не только в мюзиклах. Несколько раз выступали с питерской группой Animal ДжаZ. Что вас с ними связывает?

– Мы просто дружим с их фронтменом Сашей Красовицким. И он меня пригласил спеть вместе с ними: один раз, другой... Не знаю, мы с ними на одной волне. Очень давно знакомы, нас познакомил мой муж (смеется).

Валерия Ланская

– А вообще современная российская музыка вас вдохновляет?

– Я к эстраде довольно спокойно отношусь. Но поскольку я пересекаюсь со многими артистами в концертах, по работе, веду какие-то мероприятия, где они выступают, то, конечно, есть какие-то любимцы. Понятно, что самая театральная артистка на нашей сцене – это Алла Борисовна Пугачева. Меня также очень вдохновляет пример Ларисы Долиной. Она сейчас очень много играет в театре и получает от этого огромное удовольствие и делает это как профессиональная актриса, хотя у нее нет профессионального образования.  Еще я сейчас работаю в одном проекте с Аленой Свиридовой, которая тоже у меня вызывает невероятное восхищение. Она очень разносторонний человек. Современнейший, интересующийся всем, знающий все тренды. Она берет в руки гитару, играет свою музыку и становится душой любой компании. Обаятельная и талантливейшая. Мне нравится, как работает Ани Лорак, зажигая всех своей невероятной энергией. Это ее конек. Ну а если говорить о музыке другого плана, которая мне может быть мелодически ближе, – это OQJAV.

– Как вы перенесли весенний карантин, когда все артисты сидели без работы? 

– Сидели на даче всей семьей. Такое счастье, что есть этот домик, где мы смогли все, как в бункере, спрятаться. И вообще просто быть все вместе. Это, наверное, была уникальная история для нашей семьи (смеется), в которой все работают, и мы не видимся друг с другом вообще. А тут все долгое время были рядом и умудрились не поругаться и даже сохранить прекрасные отношения. Ребенок был счастлив, конечно, видя нас всех ежедневно.

– Вы играли во многих театрах. Что бы вы выбрали: найти одного идеального режиссера в идеальном театре и работать с ним или работать в разных театрах с разными режиссерами?

– Ну, конечно, интереснее с разными. Я не говорю, что надо менять театры, но нужно пробовать работать с разными режиссерами в разных жанрах. Это же самое большое удовольствие от профессии! Как хорошо, что можно работать и в кино, и в театре: в музыкальном, драматическом, в экспериментальных спектаклях, в камерных историях и в постановках огромного масштаба.  Режиссер, будь он даже самый талантливый, будь это Бутусов или Крымов, все равно имеет определенный почерк, внутри которого, безусловно, тоже можно развиваться и профессионально расти, но насколько интереснее все же проявлять себя в разных жанрах!

– Хочу вас еще спросить о работе в кино и, в частности, о таком фильме, как «Медный всадник России» Василия Ливанова.

– Да, это была работа с великим тандемом Василия Ливанова, который выступил в качестве режиссера, и оператора Николая Немоляева. Для меня это был своего рода возврат в прошлое, в старую школу. Так уже не снимает никто. Большое счастье получить такой опыт, потому что понимаешь, что никто так не снимает и уже не будет снимать никогда.

– А чем это отличалось от того, как снимают сейчас?

– Во-первых, мы много репетировали. Встречались и отдельно репетировали. Во-вторых, то, как они строят кадр, снимают по одной сцене в день. Сейчас же гонка бесконечная, а тут арендуют огромный зал в Эрмитаже, и мы ходим в его стенах в дорогущих красивейших платьях и медленно, спокойно репетируем, пока оператор выставляет кадр. Потом репетируем в сценах и потом уже покадрово, по нарисованной раскадровке, снимаем. А сейчас даже если снимают в довольно размеренном темпе, то заранее – не в день съемки – почти никто не репетирует. И снимают уже либо сразу на несколько камер, или на одну, но прогоняя всю сцену целиком, а потом с другой точки опять всю сцену целиком. А у Ливанова работа шла именно покадрово. Буквально две реплики, и режиссер понимает, что больше с этой точки в монтаж не войдет ничего. Когда снимают всю сцену целиком, легче выйти к определенной реплике на нужную эмоцию, а вот когда нужно впрыгнуть в определенную эмоцию – так, конечно, сложнее.

– В ближайшее время выходит несколько сериалов с вашим участием, которые должны были выйти раньше. «Новая жизнь», «Перекресток судьбы». Они снимались долго.

– Да, «Новую жизнь» мы снимали четыре года, а «Перекресток» – один сезон. Работа затягивалась по разным причинам: финансовым, техническим, погодным, кто-то был беременной и так далее. Но теперь все досняли и домонтировали и все в руках Первого канала, так что ждем премьеры.

– Вы второй сезон играете в театре «Школа современной пьесы». У вас главная роль в спектакле «Тот самый день».

– Да, это самая большая роль, и спектакль ставился под меня. Но помимо него я играю и в других постановках: «Спасти камер-юнкера Пушкина», в «Пока наливается пиво» по пьесе Гришковца и с его участием, и сейчас в новом спектакле «Толстого нет» я играю дочь Льва Николаевича Александру Львовну. И есть у нас еще новогодний полуконцерт-полуспектакль.

– У вас со Львом Николаевичем пути довольно часто пересекаются. Как вы к нему относитесь?

– Что тут говорить? Великий, любимейший. Да, Анна Каренина, Катюша Маслова. А поступала в театральный институт с монологом Наташи Ростовой. Теперь вот дочь писателя играю. Получается, что мы с ним пересекаемся всю жизнь.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
31.07.2021
30.07.2021