Наверх
10 мая 2021

Что помешало обязательной маркировке потребительских товаров в России

Маркировка товара
©Виталий Белоусов / РИА-Новости

Представьте, что вы пришли в магазин, чтобы купить кроссовки известного бренда. Выбрали модель, цвет, размер – все подходит. Но как узнать, что обувь сделана именно на предприятии производителя, а не сшита где-нибудь в подвале? Любители кроссовок часто делятся инструкциями, как распознать подделку: обратите внимание на оттенок логотипа бренда, правильно ли проклеена подошва, нет ли лишних швов. Но что если, придя в магазин, вы сможете достать смартфон, просканировать код на любой понравившейся паре и получить подробную информацию о производителе?

Именно по такому принципу работает российская система цифровой маркировки «Честный знак», внедряемая правительством с 2017 года. Предполагается, что к 2024 году ей будут подлежать все потребительские товары, и это сведет на нет нелегальную продукцию. Согласно соцопросам, россияне в целом одобряют инициативу.

Но, как известно, дьявол в деталях. Уже на начальном этапе проявились поспешность и непродуманность реформы, регулярно ставящие предпринимателей в неловкое положение. Как рассказали «Профилю» эксперты из разных отраслей экономики, форсированное внедрение системы обернется чувствительными издержками для бизнеса, а многие малые предприятия вынудит вовсе покинуть рынок. Потребителям же, вероятнее всего, стоит готовиться к повышению цен на маркируемые товары. В условиях начинающегося экономического кризиса изначально благая инициатива рискует стать крайне непопулярной или вовсе захлебнуться.

Прозрачнее некуда

В 2016 году в России начался проект по внедрению маркировки на рынке изделий из меха. Спустя год, в декабре 2017-го, был принят закон о создании системы сплошной маркировки «Честный знак» на базе государственно-частного партнерства. Оператором маркировки без конкурса стала компания «Центр развития перспективных технологий» (ЦРПТ), совместный проект госкорпорации «Ростех», USM Holdings и «Элвис-Плюс групп».

В марте 2019-го «Честный знак» стал обязательным для табачной продукции. С октября необходимо маркировать некоторые группы лекарств. В экспериментальном режиме система запущена для молочных продуктов, одежды и обуви, шин и покрышек, парфюмерии и других товарных категорий.

Цель – к 2024 году маркировать любые продукты, которые потребитель может купить или заказать в магазине. Предполагается, что все производители и дистрибьюторы должны зарегистрироваться в системе «Честный знак». Далее необходимо купить у оператора уникальный криптографический код Data Matrix и нанести его на каждую товарную единицу – творожный сырок, шубу или телевизор.

Модули маркировки также устанавливаются в онлайн-кассы в магазинах. Информация о прохождении товара передается в «Честный знак» с помощью сканирования кодов Data Matrix при каждом факте покупки. Регулирующие органы имеют доступ к данным системы, за счет чего могут оперативно реагировать на продажи контрафакта.

Разработчики ЦРПТ также сделали специальное приложение для смартфонов, которое позволяет любому желающему отсканировать код Data Matrix и узнать подробную информацию о производителе товара.

©Shutterstock.com

Контрафакт не пройдет

Как показывает пример меховых изделий, внедрение маркировки действительно работает на снижение доли контрафактной продукции. За время действия системы официальные продажи шуб выросли в 9 раз – с 8,5 млрд рублей в 2015 году до 76,2 млрд рублей в 2018-м. Число легальных участников рынка с 2016 года увеличилось в 10 раз.

И все же «Честный знак» не панацея от нелегальной продукции. «Маркировка лишь является инструментом, который облегчает контрольно-надзорную деятельность, так как есть возможность проследить всю цепочку движения товара», – говорит сопредседатель комитета по цифровым инициативам АКОРТ Анна Орлова.

По словам экспертов, если контролирующие органы ослабят бдительность, недобросовестные участники рынка найдут другие лазейки в законодательстве. «Борьба с контрафактом должна быть комплексной, включая предсказуемость налогообложения, совершенствование нормативной базы. Например, в случае с рынком сигарет необходима гармонизация акцизной политики на уровне Евразийского союза», – отмечает представитель табачной компании «Филип Моррис Интернэшнл» Александр Мироненко.

Успех предприятия зависит и от общественной поддержки, а именно: отношения россиян к нелегальной продукции, прогнозирует юрист CMS Russia Алексей Шадрин: «Пока будет оставаться спрос на «серую» продукцию, она будет сохраняться на рынке. Единый прогноз дать сложно: очевидно, многие люди готовы приобрести неоригинальную обувь, жертвуя качеством, а вот с лекарствами рисковать не станут».

Как следует из январского опроса ВЦИОМ, 43% россиян сталкивались с нелегальной продукцией. В целом граждане поддерживают введение маркировки: за это высказались 73% опрошенных. А около трети даже считают необходимым введение ответственности за покупку контрафакта.

Между тем бизнес воспринимает нововведения отнюдь не так однозначно.

Хаотичный порядок

В первую очередь вызывает вопросы сам порядок проведения реформы, делятся опрошенные «Профилем» предприниматели. Для многих остается непонятным, почему внедрение «Честного знака» проходит в такой спешке. Производителям обуви, к примеру, отвели всего 60 дней на тестирование системы. При этом, по словам представителей отрасли, за месяц до ввода обязательной маркировки, который должен был состояться 1 марта этого года, далеко не весь функционал «Честного знака» работал стабильно.

Бизнес ответил коллективным обращением к главе Минпромторга Денису Мантурову с просьбой отложить введение обязательной маркировки обуви на полгода. В нем крупные производители и продавцы («Детский мир», «Кант», Pazolini Group, Lamoda, «Яндекс.Маркет» и другие) высказали опасение, что из-за частых технических сбоев в системе бизнес понесет убытки. Правительство прислушалось к их мнению и отложило ввод до 1 июня.

Но есть нюанс: постановление правительства о переносе было подписано 29 февраля, но опубликовано лишь вечером 3 марта, когда маркировка якобы действовала третий день. «По мнению Минпромторга, три дня – это ничего. Но для нас это период поставок летней коллекции. У нас сезонный бизнес, продукция поставляется два раза в год», – сетует гендиректор Национального обувного союза Наталья Демидова. Результатом стали неоднозначные ситуации на таможне. С одной стороны – Роспотребнадзор, готовый штрафовать нарушителей. С другой – предприниматели, которым приходится звонить во все возможные инстанции, чтобы доказать, что нарушений нет.

Интересная ситуация произошла в парфюмерии. Эксперимент по маркировке должен был стартовать 1 июля 2019 года. Однако к 10 сентября, по утверждению Российской парфюмерно-косметической ассоциации, Минпромторг так и не утвердил методические рекомендации для его проведения. При этом по плану эксперимент должен был завершиться уже в конце ноября.

В среднем экспериментальный период для каждой товарной категории составляет 5–6 месяцев. Между тем, как следует из мировой практики, обкатка функционала подобной системы и решение технологических проблем занимают несколько лет.

В этом смысле накладки с «Честным знаком» неудивительны – ведь это сложный сервис, создаваемый с нуля. Как заявил «Профилю» заместитель генерального директора ЦРПТ Реваз Юсупов, сегодня «Честный знак» работает стабильно: «Все необходимые для работы функции в системе реализованы и полноценно функционируют, об этом говорит тот факт, что в ней работает уже около 200 тысяч компаний, выдано и прослеживается около 12 млрд кодов в разных товарных группах. Например, производители сигарет маркируют продукцию на скорости до 2 тысяч пачек в минуту».

Цифровизация из-под палки

Однако даже при условии, что разработчики проработают каждый нюанс и система будет работать безупречно, это не решает проблемы на стороне бизнеса – как финансовые, так и организационные.

Непосредственно покупка программно-аппаратного комплекса для печати и сканирования кодов не несет существенной нагрузки на бизнес. К примеру, основатель обувного бренда Vorsh Сергей Семенов рассказал, что затраты компании на подключение к системе и отладку процессов составили всего 20 тысяч рублей.

Но это применимо только к технологически развитым компаниям. Небольшие предприятия, которые до сих пор были далеки от тренда цифровизации, вынуждены в срочном порядке осваивать новые бизнес-процессы. Так, работа с маркированным товаром возможна только на складах с применением автоматизированного учета, поскольку невозможно гарантировать корректность приема и подбора маркированного товара вручную, особенно при работе с большим объемом продукции. Для бизнеса это означает либо переход на более развитые и дорогие складские площади, либо затраты на разработку собственных систем управления складом и обучение персонала.

Также потребуется внедрение электронного документооборота – при сохранении бумажного работать с «Честным знаком» крайне медленно и неудобно. Без модернизации производственных и фасовочных линий тоже не обойтись.

В итоге в группу риска попадает весь малый бизнес, который не обладает финансовыми ресурсами для соответствия новым требованиям. «С введением обязательной маркировки мы ожидаем дальнейшую консолидацию рынка. У небольших компаний просто нет ресурсов для эксплуатации современных систем отслеживания Track&Trace. Для этого необходимо нанимать специалистов технической поддержки, которые будут работать с внештатными ситуациями», – комментирует директор подразделения Global Supply Chain компании FM Logistic Алексей Мисаилов.

По оценке президента Агрологистического союза, члена общественного совета при Минсельхозе РФ Андрея Плышевского, после масштабирования цифровой маркировки на все потребительские товары ежегодные затраты бизнеса на нее составят 1,5 трлн рублей. «Более 39 тысяч предприятий столкнутся с экономическими трудностями. В результате поставленная в национальном проекте «Малое и среднее предпринимательство» стратегическая цель по увеличению доли малого предпринимательства до 32,5% ВВП к 2024 году не будет достигнута», – предостерегает Плышевский.

Кроме того, система маркировки приведет к исчезновению с российского рынка многих импортных товаров, распространяемых сегодня мелкими дистрибьюторами. Ведь соблюдение норм маркировки – это дополнительные траты, которые не нужны зарубежным производителям, не заинтересованным в российском рынке.

Если и искать позитивный эффект, то он состоит в тотальной цифровизации промышленности – неизбежном процессе, который через систему маркировки будет ускорен, хоть и болезненными мерами. В будущем автоматизация складов и внедрение электронного документооборота помогут оптимизировать логистические цепочки. «Благодаря полной прозрачности прохождения товаров компании смогут точнее прогнозировать спрос на свою продукцию и в режиме реального времени реагировать на сокращение запасов на складах дистрибьюторов», – отмечает директор компании –поставщика облачных решений для цепочек поставок Generix Group Vostok Жислан Ватело.

Кто заплатит за качество?

Но даже если производители примут вызов, взявшись за масштабную модернизацию, на повестке дня встанет вопрос, за чей счет проводится реформа. Как гласит рыночная практика, все дополнительные издержки закладываются в цену конечной продукции.

«Если говорить об удорожании товаров, то оно, безусловно, будет, – утверждает председатель комитета по развитию электронной торговли Торгово-промышленной палаты РФ Алексей Федоров. – Сама метка для каждого изделия имеет цену, а также перестраивание бизнес-процессов, закупка соответствующего оборудования, интеграция программного обеспечения, обучение персонала... Это в конечном счете ляжет на плечи покупателей».

До масштабирования «Честного знака» на множество товарных позиций сложно прогнозировать, как сильно маркировка отразится на стоимости. Пока есть только первые сигналы. Так, в Краснодарском крае в конце 2019 года отметили рост цен на лекарства на 7,5% после введения их обязательной маркировки. А в Аналитическом центре при правительстве РФ заявили, что маркировка станет одним из основных факторов, который в 2020 году вызовет рост цен на табачную продукцию на 20–25%.

Впрочем, представители табачных компаний опровергают подобную взаимосвязь: по их словам, стоимость табачных изделий действительно увеличилась, но произошло это из-за роста акцизных ставок. А глава Национального обувного союза Наталья Демидова, в свою очередь, не видит причин для подорожания обуви: «Обувной рынок в России насыщен, а конечную стоимость продукции определяет потребитель. Невозможно повышать цену до тех пор, пока не отобьешь все затраты».

Решительно отверг риск инфляции и представитель компании-оператора «Честного знака» ЦРПТ Реваз Юсупов. «Ни в одной из отраслей, где маркировка уже внедрена, не было зафиксировано роста цен», – заявил он.

Вероятно, изменение цен в конечном итоге будет варьироваться от отрасли к отрасли. Ведь при стоимости шубы в десятки тысяч рублей затраты на маркировку ощущаются куда меньше, чем при производстве банки консервов за 50 рублей.

Маркировка товара
©Shutterstock.com

Маркируй не маркируй…

Наконец, остается вопрос целесообразности реформы как таковой. Согласно изначальной концепции, главная цель «Честного знака» – борьба с незаконным оборотом продукции. Это предполагает, что маркировкой должны быть охвачены те рынки, на которых контрафакт составляет ощутимую долю. Но де-факто под новые требования попадают все товарные категории без разбора.

«Критерии введения маркировки на том или ином рынке не разработаны, в результате ею хотят охватить и те группы товаров, где «подделки» практически отсутствуют», – отмечает Алексей Федоров. По его мнению, подделать технологически сложный продукт, например, холодильник, не только сложно, но и нерентабельно.

Одной из наиболее спорных категорий является молочная продукция. В среднем на каждый код Data Matrix ее производители должны будут расходовать 50 копеек – около 1% от стоимости пакета молока и 5% от цены плавленого сырка. «Считаю, что дополнительную маркировку молочной продукции необходимо отменить, ведь за ней и так осуществляется жесткий санитарный контроль. Цены и без того растут, а если подогревать их издержками, связанными с маркировкой, это может привести к социальной напряженности», – считает президент Гильдии маркетологов Игорь Березин.

В целом, предполагают эксперты, на фоне недовольства бизнеса и организационных недоработок кажется маловероятным, что план по внедрению обязательной маркировки всех групп потребительских товаров удастся выполнить к 2024 году. А с учетом грядущего кризиса, который предвещают российской экономике пандемия коронавируса и обвал нефтяных цен, возможно, к тому времени перед страной и вовсе будут стоять вопросы совсем иного порядка.


А что в других странах?

Системы, аналогичные российской, тестируются за рубежом, однако схожих по масштабу проектов нет. В мировой практике обязательную маркировку, как правило, вводят лишь для одной или нескольких категорий продуктов. При этом компаниям отводят гораздо больше времени на адаптацию к новым требованиям.

Так, в Евросоюзе решили бороться лишь с фальсификацией медикаментов. При этом директива Евросоюза о маркировке лекарств была утверждена в 2011 году, однако обязательное нанесение идентификаторов на продукцию начало действовать лишь с февраля 2019-го. Вся информация о товарообороте лекарств передается в дата-центры Европейского союза. Однако производитель сам выбирает конкретное техническое решение для маркировки продукции.

То же самое в США: система маркировки и отслеживания внедрена только в фармацевтике, при этом не существует единого оператора маркировки – ни частного, ни государственного. Американские фармацевты могут выбрать одну из нескольких компаний, предоставляющих необходимые услуги. В 2013 году правительство США приняло закон, определяющий положения об обязательном «чипировании» лекарств. Он предполагает поэтапное внедрение системы в течение 10 лет.

А вот Китай попытался охватить маркировкой 69 категорий товаров, включая продукты питания и напитки, и все закончилось провалом. В середине 2000-х была создана система PIATS на базе государственно-частного сотрудничества, в течение семи лет ее оператором выступала организация с 30% государственного участия China Credit Information Technology. В 2014 году контрольный пакет ее акций выкупила Alihealth, дочерняя компания Alibaba. Спустя два года из-за скандалов и судебных разбирательств пришлось временно приостановить работу системы.

Читать полностью (время чтения 9 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
10.05.2021
09.05.2021