20 мая 2019
USD EUR
Погода

Деньги есть, но не для вас

Поправки в бюджет текущего года: людям — ничего. Правительство не обещает пенсионерам докризисного уровня жизни даже через 20 лет. Смелый Кудрин критикует кремлецентричную модель, построенную Путиным, — но только в зарубежной прессе. Предложение о приватизации нефтянки встречено в окружении президента в штыки. В мае Россия достигла центрбанковского таргета — 4% инфляции. Как жить при таргете? Трамп против глобального потепления — или борьбы с ним?

Пенсионеры заплатят за рост

Прогноз Минэкономразвития на ближайшие 20 лет показывает рост реальной пенсии всего на 2,5% к 2016 году. Это означает, что на докризисный уровень жизни пенсионеры в ближайшие 20 лет не выйдут. Несмотря на то, что пенсионный возраст будет повышен до 63 лет у женщин и 65 – у мужчин (сейчас 55 и 60). Глава Центра стратегического развития Алексей Кудрин ранее говорил, что повышение возраста выхода на заслуженный отдых приведет к росту реальных пенсий на 30%. Расчеты правительства это не подтверждают, расчеты Кудрина не публикуются.

Работающим повезло немного больше – на докризисный уровень реальные зарплаты выйдут в 2022 году. 10 лет пониженной оплаты труда – это очень долго. И все равно за 20 лет их зарплаты будут отставать от роста производительности труда и ВВП. В противоречии с этим прозвучало заявление вице-премьера Ольги Голодец о повышении пенсий до 2 прожиточных минимумов пенсионера (ПМП), а впоследствии и до 2,5 ПМП. Но тут вопрос – как считать этот самый ПМП? Если сдерживать его рост или вовсе снижать (что правительство регулярно делает), то достичь этой цели можно, но к росту уровня жизни пенсионеров это не приведет. Международная организация труда (МОТ) рекомендует использовать не произвольный, определяемый правительством показатель ПМП, а коэффициент замещения пенсией заработка гражданина. И тут у нас в будущие 20 лет – колоссальный провал: коэффициент замещения пенсией снизится с нынешних 35% до 22%. Конвенция МОТ рекомендует его минимальный уровень в 40%.

Кому нужен экономический рост, если он не ведет к улучшению уровня жизни людей, а в старости оставляет их вовсе в нищете?

Кто будет решать?

30 мая, прямо перед ПМЭФ‑2017, президент провел совещание по стратегиям, на котором основными докладчиками выступили Борис Титов и Алексей Кудрин. В докладчиках не было правительства, это означало, что предложения двух авторов будут переданы министрам для использования в работе. Так что у страны нет трех путей развития, трех вариантов стратегии, а есть только один путь – единственно правильный, разрабатываемый правительством. Тот самый, с ростом за счет пенсионеров и граждан. Первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил в рамках ПМЭФ, что стратегия правительства будет разрабатываться 3–5 месяцев. Никуда правительство не спешит, и 2018 год, вероятно, в стратегию уже не войдет – бюджет для него просчитывается сейчас и отдельно.

Кремлецентричная модель

Традиционно удивляет особая лихость высказываний российских официальных лиц за рубежом. Атмосфера там, наверное, другая, будит в них не замеченную за ними ранее храбрость. Может, им кажется, что сказанное на Западе останется на Западе, и в России этого никто не заметит? Вот и Алексей Кудрин был в интервью РБК и в выступлениях на ПМЭФ тих и сдержан. Он объяснял не особенности своей программы, а то, почему он ее не публикует, – он хочет, чтобы это была программа Путина, а не Кудрина. А в интервью Bloomberg экс-министр вдруг оказался очень резок в своих оценках.

Он таки изложил агентству свою программу: снижение роли государства в экономике, борьба с зависимостью от нефти, инвестиции в образование, модернизацию инфраструктуры и улучшение связей с Западом, чтобы расширить доступ к технологиям и стимулировать торговлю. Но, сказал Кудрин, его программа вряд ли будет одобрена целиком. Причина – эти меры идут вразрез с кремлецентричной моделью, которую выстроил Путин, когда цены на нефть были вдвое выше, чем сейчас. Эта система вознаграждает близких к власти людей, формируя из них сеть состоятельных сторонников, противодействующих изменениям.

«Россия катастрофически теряет время, – заявил Кудрин. – К сожалению, власти очень медленно осознают, что структурные изменения необходимы». Последние годы Кудрин назвал «потерянным десятилетием».

Нужная государству нефть

Фото: Shutterstock

Алексей Кудрин заявил на ПМЭФ, что весь нефтяной сектор должен быть приватизирован в течение 7–8 лет. Он, вероятно, понимал, что это предложение точно не пройдет «путинский фильтр», и решил перевести его в публичную плоскость. У правительства РФ нет планов приватизации нефтяного сектора – тут же откликнулся пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. А помощник президента, председатель совета директоров «Роснефти» Андрей Белоусов немедленно заявил, что «остро отрицательно» относится к этой инициативе. Кажется, лучшего доказательства правоты оценок Кудрина, приведенных Bloomberg, и не надо.

Позже Шувалов несколько смягчил заявления Пескова и Белоусова, признав, что «Газпром» и «Роснефть» могут быть приватизированы в течение 7–10 лет, но делать это надо «с умом». Как правительство делает это «с умом», показывает прошлогодняя самая непрозрачная в истории сделка с акциями «Роснефти».

«Деньги есть»

Это заявил на ПМЭФ министр финансов РФ Антон Силуанов. Все мы помним интернет-мем от премьера Дмитрия Медведева – «денег нет, но вы держитесь». Почему у премьера денег нет, а у министра финансов они есть? Силуанов, конечно, имел в виду поправки в бюджет‑2017, которые правительство недавно внесло в Думу. Политика такая: сначала занижается цена на нефть в проекте бюджета, и тут «денег нет». А потом в процессе исполнения появляются допдоходы, и «деньги есть». А вот куда их потратить – это вопрос приоритетов (см. стр. 9).

Бюджет по «правилам»

На макроэкономической панели ПМЭФ все говорили банальности, и все, соответственно, были с ними согласны. Спор вышел только по одному пункту: на каком уровне цены на нефть отправлять деньги в бюджетные резервы – 40 или 45 долл./барр. Кудрин – за 45, члены правительства и глава ЦБ – за 40. Разница – около полутриллиона рублей. Спорить о том, нужно ли вообще это бюджетное правило, не стали, не было среди спикеров людей, сомневающихся в его необходимости. Хотя вопрос, зачем экономить расходы бюджета во время кризиса или в момент, когда есть острая необходимость стимулировать экономический рост, вполне естествен. Не обсуждая проблему в целом, спикеры ушли в детали и так и не договорились.

Жизнь при таргете

В мае инфляция достигла цели Центробанка (4%), она составила 3,9–4% (к маю прошлого года, заявление Максима Орешкина). Что дальше? На ПМЭФ все министры и глава ЦБР хором сказали, что 4% достаточно и дальнейшее снижение таргета не планируется. Директор департамента денежно-кредитной политики Игорь Дмитриев прямо заявил в интервью «Известиям», что ЦБР будет держать инфляцию именно на этом уровне. «Что 2%, что 6% – одинаково плохо». А в случае снижения инфляции «мы будем возвращать ее к 4%».

По пути к достижению таргета мы получили длительный экономический кризис, резкое падение реальных доходов населения, но сейчас денежные власти празднуют и дальнейшего ужесточения политики не предлагают. Спасибо хоть за это.

«Проблема» Грефа

Фото: Фонд «Росконгресс»

Глава Сбербанка Герман Греф перед ПМЭФ назвал «проблемой» резкое снижение инфляции при высоком уровне процентных ставок в экономике, так как это тормозит инвестиционную активность. Низкая инфляция, считает Греф, – это хорошая база, но ее недостаточно для возобновления экономического роста. «Мы знаем страны, в которых на протяжении нескольких лет дефляция, но нет никаких инвестиций, нет экономического роста». «Сами по себе инвестиции не будут расти только потому, что низкая инфляция». Удивительно здравая мысль. А потом Греф добавил как заклинание: «Судьба экономического роста – в руках инвестиционного климата». Интересно, что конкретно он имел в виду? На форуме Набиуллина неожиданно повторила фразу Грефа – низкая инфляция сама по себе не создает экономический рост. Для этого нужны активные структурные реформы, добавила она.

Уже не шутки

Фондовый рынок  России продолжает свое падение. С конца января 2017‑го наши главные индексы акций ММВБ и РТС потеряли без малого пятую часть своей капитализации, улетев на 11‑месячные минимумы. Шутку про «продай все в мае» (исторически в мае наши индексы обычно падают) рынок, кажется, воспринял неожиданно всерьез.

Это мощный удар по наиболее рискованной части carry trade (основа притока иностранцев в рубли и на наши рынки с помощью иностранных кредитов). Если учесть, что и российские инструменты с фиксированной доходностью стали вызывать тревогу (аукционы Минфина по продаже облигаций ОФЗ уже третью неделю подряд заканчиваются провалом), то это явный признак, что иностранцы отворачиваются от России. Это может грозить их быстрой эвакуацией из страны. А учитывая, что они покупают ОФЗ на первичном рынке, а продают на вторичном, это приведет (и уже приводит последнюю неделю) к падению цен на бумаги Минфина и, соответственно, росту процента по ним. Если процесс примет обвальный характер, то стоимость российского долга уйдет в небеса, а рубль – в пол… Причин покупать валюту все больше.

У природы нет плохой погоды

Фото: Michael Vadon/Flickr

США выходят из Парижского соглашения по климату, заявил президент страны Дональд Трамп. Причина – он не может «с чистой совестью» поддерживать соглашение, которое наказывает США. Соглашение перераспределяет американские богатства в пользу других стран, следование ему могло обернуться для страны потерей 2,7 млн рабочих мест к 2025 году. После чего Трамп пообещал начать переговоры о присоединении к этому соглашению на новых условиях. Италия, Германия и Франция в совместном заявлении выразили сожаление. И отметили, что изменение соглашения специально для США невозможно.

По соглашению, страны берут на себя обязательства по сокращению выбросов углекислого газа в атмосферу, а те, кто не уложится во взятые обязательства (США – сокращение их на 26–28% к 2025 году), вынуждены будут платить большие деньги, покупая квоты на выброс у других стран, которые укладываются в него. Это рынок размером в десятки миллиардов долларов. Россия, как и другие 174 страны, тоже подписала Парижское соглашение.

Республиканцы, в отличие от демократов, никогда не верили в «глобальное потепление», называя эту концепцию выдумкой, для того чтобы «доить» деньги из США. Справедливости ради, считать эту концепцию научно доказанной действительно трудно, хотя она прочно вошла в «мейнстрим» мировой политики.

Помощник президента РФ Белоусов также выразил сожаление решением Трампа. «Совершенно очевидно, что без участия США Парижское соглашение будет недееспособно, потому что США – один из крупнейших эмитентов выбросов», – сказал он. Вице-премьер Александр Хлопонин заявил, что Россия не откажется от своих обязательств по Парижскому соглашению, хотя выход из него США «критичен для мирового климата». Судя по этим заявлениям, Трамп совсем недалек от истины, считая США главным донором соглашения.

Экономическое удушение КНДР

Так назвал российский МИД новые санкции США в отношении России за торговлю с Северной Кореей в нарушение резолюции Совета Безопасности ООН. Под ограничения (заморозка активов и запрет на операции с американскими юридическими и физическими лицами) попала, в частности, ННК («Независимая нефтяная компания») со своей дочкой, принадлежащая экс-главе «Роснефти» Эдуарду Худайнатову. Компания подписала контракт на снабжение КНДР нефтью и, предположительно, поставила в Северную Корею топливо на $1 млн, говорится в релизе Минфина США. Министр энергетики РФ Александр Новак отрицать факт возможного нарушения резолюции Совбеза ООН не стал.

На 1,4%
вырос ВВП в апреле 2017 года (к апрелю 2016-го), заявило Минэкономразвития. Министр Максим Орешкин радостно подтвердил эту цифру на ПМЭФ. Но ВВП рассчитывается не помесячно, а поквартально, и это лишь предварительная оценка, в которую новому министру очень хочется верить.
1%
составит рост ВВП во II квартале 2017‑го, подсчитали в ЦБР. Эта оценка скромнее, чем оценка МЭР, но тоже очень оптимистична. В I квартале, по предварительной оценке Росстата, ВВП страны вырос на 0,5%, что превысило все имевшиеся на тот момент оценки, и, вполне возможно, в последующем будет пересмотрено в меньшую сторону. А может, и не будет – ведь Росстат теперь подчиняется напрямую МЭР и очень оптимистичному Орешкину.
Ниже $49/барр.
упала стоимость нефти Brent впервые после достижения решения ОПЕК+ о продлении соглашения об ограничении ее добычи. За исключением пары дней, нефть с тех пор беспрестанно падает.
4–5 часов в день
может составить рабочее время в XXI веке, помечтал на ПМЭФ министр труда РФ Максим Топилин. А может и 2 часа, причем при сохранении зарплаты. Дожить бы…

 

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK