Наверх
30 мая 2020

Как коронавирусная паника повлияет на стоимость лекарств в России

Минпромторг обещает утроить производство кожных антисептиков в ближайшее время, переведя предприятия на круглосуточный режим работы. В настоящее время производство составляет около 3 млн единиц в месяц

©Илья Питалев / РИА Новости

Коварный COVID‑19 захватывает все больше стран и все глубже проникает в Россию. Власти призывают граждан к сознательности, закрываются школы, работодатели отправляют сотрудников на «удаленку», распространяются слухи о введении карантина в Москве, люди в панике делают запасы товаров длительного хранения. А в аптеках медицинские маски и антисептические средства закончились еще до того, как в России появился первый инфицированный.

«Возросла потребность в противовирусных препаратах, масках, одноразовых перчатках, средствах для обеззараживания рук и т. д., – говорит генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. – Запасы этих товаров на полках аптек довольно быстро стали кончаться. Во многом этому поспособствовал ажиотажный спрос, вызванный паническими настроениями. Мотивация этих закупок потребителями стоит в одном ряду с покупками таких товаров, как туалетная бумага и гречка, которыми граждане запаслись на 10 лет вперед».

Маска, я вас знаю!

Пока весь мир лихорадит от коронавируса, эпидемия в Китае тем временем пошла на спад. И если совсем недавно наши восточные соседи не могли найти завод в России, чтобы тот смог изготовить для них необходимое количество масок, то теперь они готовы предоставить их сами. На прошлой неделе как раз приехала первая партия в 25,5 млн штук. Правда, поступала эта партия в первую очередь в федеральные органы власти, медицинские учреждения и волонтерам, которые занимаются доставкой еды пожилым гражданам.

Зачем в России легализуют онлайн-покупку лекарств

Пытаются наладить производство масок и в России – переводят предприятия на круглосуточный режим работы, запускают новые мощности, подключают швейные фабрики, советуют врачам изготавливать их самостоятельно из марли. Уже к середине апреля производство достигнет 5 млн штук в сутки, пообещал министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

Аналогичная ситуация у производителей антисептиков и дезинфекторов для обработки поверхностей. Мантуров заверил, что предприятия по производству кожных антисептиков работают в круглосуточном режиме, производят около 3 млн единиц объемом по 50 мл в месяц и готовы утроить эту цифру. А производители дезинфицирующих средств – удвоить нынешний объем производства в 350 млн литров.

Впрочем, профессионалы сомневаются в полезности наращивания производства для бизнеса. Потому что потом все новые мощности, по всей видимости, придется сворачивать. «Такие спросообразующие масштабные ситуации возникают раз в 10, а то и в 100 лет, – заметил в беседе с «Профилем» Виктор Дмитриев. – Если изготовить этих масок больше, чем понадобится для карантинных и противоэпидемических мероприятий, то что с ними делать потом в обычной жизни? Одно дело обеспечить бесперебойное снабжение сегодня, другое – делать запасы на будущее».

Список возможных лекарств для лечения коронавируса у взрослых расширен

Тем временем появились сообщения о том, что будет ограничен экспорт лекарств, продуктов и товаров первой необходимости. Напомним, что ограничения на экспорт масок были введены со 2 марта, а с 20 марта сроком на 10 дней запретили экспорт всех видов круп.

Ограничение на экспорт круп уже вызвало недовольство у производителей этой продукции. Для фармкомпаний это тоже станет неприятным ударом. Тем более что тут дела только стали налаживаться. «Пока пандемия не закончилась, наши компании начали поставлять противовирусные препараты в страны Юго-Восточной Азии, – говорит Дмитриев. – И здесь отрадно, что многие страны стали принимать их без локальной регистрации, базируясь на тех документах, которые мы представляем для регистрации в России и странах ЕАЭС. Это хороший урок, который надо будет взять на вооружение. Мы слишком много насоздавали регуляторов, которые друг другу не доверяют, а в результате все это выливается в цену, потому что каждый анализ – это деньги».

Стоимость лекарств не может резко вырасти в несколько раз, как цены на медицинские маски. Но они несомненно станут дороже через некоторое время из-за падения рубля

Кирилл Кухмарь / ТАСС

Не без ажиотажа

Российские потребители довольно бдительно отнеслись к новостям о появлении смертельного коронавируса в Китае. Еще во время первой волны паники, когда спрос на маски вырос в три-четыре раза, наблюдался и рост продаж противовирусных препаратов и иммуномодуляторов. Однако не более чем на 15–20%, по данным компании RNC Pharma.

С 9 по 15 марта, в разгар «подготовки» россиян к пандемии, аптеки снова наблюдали резкий рост спроса, причем во всех категориях лекарственных средств, отмечают аналитики DSMGroup. По сравнению с предыдущей неделей объемы продаж препаратов подросли на 24,4% в упаковках и на 25,1% в рублях. А по сравнению с аналогичным периодом 2019 года рост в упаковках составил 26,7%, а в рублях – 37%.

Идентичная картина и в других категориях аптечных сетей – в БАДах и даже косметике. У биодобавок плюс 23% в упаковках и 26,6% в рублях по сравнению с первой неделей марта, а также рост на 14,2% в упаковках и 27,6% в рублях, если сопоставлять с аналогичным периодом 2019 года. Спрос на аптечную косметику вырос на 14,7% в упаковках и на 1,6% в рублях в текущем году. Но если сравнить с предыдущим годом, то продажи увеличились на 29,1% в упаковках и на 16,9% в рублях.

Коронавирусный шопинг: онлайн-сервисы для заказа продуктов и лекарств на дом

Но если маски и косметика могут серьезно подорожать на фоне спроса, то с лекарствами все не так просто. «Как правило, в любой период растет то, на что есть повышенный, а в данном случае ажиотажный спрос, – отмечает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский. – Случай с масками будет стоять особняком, совершенно точно ясно, что лекарства так подскочить в цене не смогут. Поэтому, скорее всего, цены на группы товаров, которые наиболее эффективно борются с инфекционными заболеваниями, останутся в коридоре плюс-минус 10% от своей стоимости несколько месяцев назад. Серьезное подорожание базового списка препаратов также невозможно – этим сразу заинтересуется ФАС, и санкции в такое время будут очень жесткими».

В более долгосрочном периоде удорожания лекарств не избежать, предупреждает Виктор Дмитриев. Главным образом на это влияет курс доллара, который вырос то ли из-за коронавируса, то ли из-за нефти, а, скорее всего, по совокупности всех этих факторов.

«На данный момент мы обязаны удерживать цены на лекарства в первую очередь из списка ЖНВЛП – жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, – говорит он. – Но мы не знаем, какими окажутся цены на субстанции и интермедиаты после снятия карантинных ограничений. Доллар уже скакнул, а потому в рублях цены на лекарства точно вырастут. Но после остановки работы заводов в Китае цены могут возрасти и в долларах».

Последствия от вируса в Китае

Главная головная боль для фармпроизводителей на данный момент – это вероятность остаться без важных материалов для производства лекарств, а именно, фармсубстанций и интермедиатов. «Мы предвидим риски с перебоями в поставках фармацевтических субстанций, – признается Виктор Дмитриев. – Потому что примерно 90% субстанций мы закупаем за рубежом, из них 50% – в Китае. Риски связаны с остановкой заводов в Китае во время эпидемической ситуации в Поднебесной, возникли перебои. Сейчас они ликвидируются.

Также есть проблемы, связанные с закрытием границ, – часть субстанций проходит, а часть нет. Есть проблемы с поставками интермедиатов, которые мы покупали либо в Китае, либо в Европе. По ним тоже есть срывы поставок по срокам по тем же понятным причинам».

Речь идет о почти 300 наименованиях сырья, по данным RNC Pharma. Провинция Хубэй, которая в Китае стала эпицентром распространения коронавируса, занимает более 22% поставок субстанций от общего объема импорта сырья из Китая. Семь наименований производят только там. Конечно, уроссийских фармкомпаний есть запасы, но хватит их примерно на месяц работы. Еще где-то на месяц хватит запасов дистрибьюторов за пределами России. Поэтому, если поставки не стабилизируются, проблемы очень даже вероятны.

Что касается цен на лекарства, то тут действует простая формула: растет себестоимость – растет цена. Другой вопрос, дадут ли фармкомпаниям их поднять. «Если не дадут, то какие-то препараты исчезнут с рынка», – предупреждает Дмитриев. Но есть небольшая надежда, если власти начнут оперативно и адекватно реагировать.

Так, в середине марта президент подписал указ о дистанционной продаже безрецептурных лекарств. «Закон до сих пор не принят, а указ вышел быстро, – отмечает собеседник. – Поэтому у нас появились надежды, что если и остальные вопросы будут решаться так же оперативно, то мы многие риски снимем. Если брать традиционную схему прохождения документов и их согласование, то у нас негативный сценарий – и тогда и цены вырастут, и препараты могут пропасть. Если мы работаем оперативно и включаем здравый смысл, то этого быть не должно».

Что такое здравый смысл? Некоторое время назад Минздрав издал приказ о приостановке обращения нескольких препаратов, объясняет Дмитриев на примере. Причина заключалась в письме Минпромторга, которое проверяло производство данных препаратов в других странах, откуда они к нам поступают. И оно выявило ряд несоответствий стандартам GMP, по которым эти препараты должны производиться.

«При этом за все время обращения этих препаратов на рынке к ним не было претензий ни по качеству, ни по фармаконадзору, то есть не было выявлено побочных реакций, – рассказывает он. – В настоящий момент колоссальное количество этих препаратов находится на складах и не может быть реализовано. Кто-то должен набраться смелости и принять решение, чтобы эти упаковки после посерийного подтверждения качества выпустить в обращение. Тем самым не будет прервана терапия у пациентов, цена останется прежней. В противном случае придется эти миллионы упаковок уничтожать и ждать, когда будут завезены новые по новым, выросшим ценам».

©Станислав Красильников / ТАСС

Маркировочные препоны

Еще одна проблема, которую никак не ожидали фармпроизводители, – это обязательная маркировка лекарственных препаратов. Точнее, они, конечно, знали, что обязаны ввести ее с 1 июля этого года, но не полагали, что столкнутся с трудностями из-за коронавируса.

«Многие плановые работы по запуску проекта сорвались из-за того, что к нам не могут приехать специалисты из тех компаний–поставщиков оборудования, у которых мы его закупали, по причине введения карантинных ограничений, – объясняет Виктор Дмитриев. – В основном это итальянское оборудование – Marchesini, Ima. А наши специалисты не могут выехать туда, чтобы принять оборудование и пройти обучение с приобретением практических навыков. Поэтому мы оказались в затруднительном положении. Мы написали письмо в Государственную думу с просьбой ввести стоп-тайм или мораторий на период действия ограничительных карантинных мер на введение маркировки. И после снятия этих мер мы просим период стоп-тайма прибавить к 1 июля, чтобы у нас была возможность по-человечески наладить оборудование и двинуться дальше».

В целом обвального влияния, как на индустрию туризма и гостеприимства, коронавирус на медицину и фармакологию не оказал. И вряд ли окажет, считает Алексей Кричевский. «Более того, для многих компаний, торгующихся на фондовом рынке, этот период – шанс увеличить свою капитализацию в десятки раз благодаря запущенным в продажу новым лекарствам либо успешно пройденным тестам, – отмечает он. – Вирус привлек повышенное внимание к фарминдустрии, что может быть как позитивным, так и негативным фактором. С одной стороны, при успешных испытаниях новых таблеток компания взлетает вверх, как на ракете, но в таком случае увеличивается риск возникновения огромных пузырей, когда после одного этапа испытаний компания взлетает в стоимости в несколько раз, а затем обваливается еще сильнее».

Главное, по его словам, помнить о горизонте планирования своих инвестиций. Одно дело – спекуляции и покупка компаний, разрабатывающих вакцину от COVID‑19. И совсем другое – акции известных фармпроизводителей, которые можно приобрести на текущей просадке с хорошими дивидендами в перспективе. Но коронавирусу, который, казалось бы, пришел ненадолго и не к нам, плевать на наши планы. Главный внештатный эпидемиолог Минздрава Николай Брико считает, что в апреле–мае его динамика пойдет на спад в силу изменения сезона года. Что же, поживем – увидим.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
06.09.2018