Наверх
24 октября 2021

Как на финансовых рынках надулись пузыри, и почему они могут лопнуть в 2023 году

Нью-Йоркская фондовая биржа

© Johannes EISELE / AFP/ East News

Не успел мир оправиться от экономического кризиса, спровоцированного пандемией COVID-19, как ему пророчат новые потрясения. С осени прошлого года зарубежные и отечественные эксперты все чаще пугают пузырем, надувшимся на финансовых рынках США, и предрекают его скорое схлопывание, т. е. обвал этих самых рынков. В сентябрьском прогнозе российский ЦБ одним из возможных сценариев назвал новый экономический кризис, сопоставимый по масштабам с кризисом 2008–2009 годов. Причина – американский пузырь. Время наступления гипотетического катаклизма – 2023 год.

Лукавый Баффет

То, что мы зовем пузырем, экономисты называют перекапитализацией – это ситуация, когда ажиотажный ценовой рост того или иного актива резко превышает реальную потребность в нем у игроков рынка.

Уровень капитализации фондовых рынков оценивается по отношению суммарной стоимости активов к ВВП государства. Данный метод мониторинга еще называют индексом Баффета, или просто Buffet – его предложил знаменитый миллиардер и финансовый спекулянт Уоррен Баффет, уверявший, что это самый надежный способ предсказывать кризисы. Скажем, для США Buffet вычисляется так: значение индекса Wilshire 5000 Total Market (рыночная капитализация всех публичных компаний Америки) делится на ВВП страны за последний квартал, результат считается в процентах. Если индекс ниже 75%, то рынок сильно недооценен; показатель от 75% до 115% – плюс-минус норма, цифра более 115% свидетельствует о перегретости рынка, а более 135% означает пузырь и возможность скорого обвала.

Весной 2000-го индекс Баффета предсказал крах пузыря доткомов (американских интернет-компаний), затем сработал в 2008-м... Сейчас, если верить барометру Баффета, на фондовом рынке Америки надулся пузырь размером с Солнце – 204,1% по состоянию на август. То есть суммарная стоимость активов вдвое превышает размер самой большой экономики мира. Плюсуем сюда рекордные показатели задолженности и видим, что условия для финансового кризиса налицо.

Но рынок пока и не думает сыпаться. В чем дело? Во-первых, индекс Баффета – вещь довольно лукавая, он способен показать состояние рынка, но не предсказать момент обвала. Ведь иные пузыри могут надуваться годами. Во-вторых, сейчас тот редкий случай, когда природа пузыря абсолютно ясна, поэтому у финансовых властей есть возможность его контролировать. Причиной нынешней перекапитализации фондовых рынков стала мягкая денежно-кредитная политика, проводимая в большинстве крупных экономик. К примеру, еще до пандемии Федеральная резервная система (ФРС) США осуществляла политику количественных смягчений, покупая бумаги компаний на сотни миллиардов долларов. После начала коронакризиса политика регуляторов стала сверхмягкой. Та же ФРС выкупила ценных бумаг более чем на $4 трлн, а европейский Центробанк – более чем на 3,3 трлн евро. На фоне низкой инфляции (в США с 2010 года она лишь четыре раза перевалила за 2,5%, в остальные годы недотягивала до 2%, а иногда и до 1%) это побуждало инвесторов вкладывать деньги в фондовый рынок и в рынок недвижимости. Как следствие, оба рынка стремительно росли – в отличие от ВВП и других экономических показателей. В конце августа основные американские индексы – Dow Jones, S&P 500, Nasdaq 100 – превысили допандемические показатели на 25–75%, при том что экономика даже не отыграла кризисное падение.

Контролируемый пузырь

Тем не менее пузыри на финансовых рынках не лопнут до тех пор, пока крупнейшие центробанки продолжают накачивать деньгами свои экономики, полагает советник гендиректора по макроэкономике компании «Открытие инвестиции» Сергей Хестанов. «Это делают американцы, европейцы, делают китайцы, и мы это делаем, только в меньшей степени», – говорит он. Проблема в том, что печатание денег уже привело к глобальному росту инфляции. В США на август 2021-го она достигла 5,3% в годовом исчислении, в еврозоне – 3%, в России – 6,7%. Оазисом стабильности остается Китай, но и там уже наметился повышательный тренд.

Главный вопрос: какую инфляцию государства согласны терпеть и как долго. Представители ФРС заявляли в СМИ, что готовы мириться с высокой инфляцией столько, сколько она находилась ниже целевых показателей. То есть запас минимум в пару лет еще есть. Но Сергей Хестанов уверен, что на практике терпение руководителей Резервной системы будет зависеть от конкретных цифр: с нынешними 5,3–5,4% они протянут примерно год, а при больших показателях ужесточение денежно-кредитной политики случится гораздо раньше. Это ужесточение и послужит триггером для схлопывания пузырей: стоимость ценных бумаг начнет падать, инвесторы бросятся их продавать и тем самым ускорят падение. Нефть, кстати, тоже подешевеет, ибо ее нынешняя цена (почти $80 за баррель) в значительной мере обусловлена мягкой денежно-кредитной политикой западных стран. По прогнозу Банка России, при наступлении кризиса баррель Urals будет стоить не более $40.

Почему 2023-й?

Впрочем, некоторые эксперты полагают, что никаких схлопываний не будет, потому что экономики адаптировались к текущей ситуации. По версии шеф-аналитика компании TeleTrade Петра Пушкарева, инфляция в 4–5% скоро будет казаться «жалким приветом из навсегда ушедшего прошлого». «Показатель Баффета восстановится до нормальных значений, но не за счет обвала бирж, а за счет формального взлета ВВП государств в денежном выражении, – комментирует он. – Это не значит, что граждане США, Европы или России станут жить лучше. Возможно, что уровень жизни в натуральном выражении еще и понизится, так как центробанки лишь очень малую толику напечатанных денег раздали людям, а остальные триллионы попали в виде «смазки» в различные части глобальной финансовой системы».

Байден и печатный станок: как США погасят пандемию долларами

И все же прогнозы о возможном обвале рынков или как минимум их резкой коррекции в СМИ доминируют. Возможный срок – 2023 год, по словам Сергея Хестанова, тоже не случаен. В 2022-м в США должны пройти промежуточные выборы, расклад сил на которых между республиканцами и демократами будет примерно 50х50. Правящая партия (демократы) заинтересована в максимальном результате, и экономические потрясения ей не нужны. А значит, хорошо бы оттянуть кризис на более поздний срок. Но в 2024-м состоятся выборы президента, и если обвал все-таки неизбежен, то лучше, чтобы он случился между этими датами. Ведь кандидату от демократов будет выгодно, чтобы американская экономика успела к началу электорального цикла если не оправиться от возможного спада, то начать выходить из него. «Тогда победитель кризиса на белом коне въезжает в новое президентство», – рассуждает Хестанов. Вот и выходит, что если уж обвал неизбежен, то пусть он случится примерно в 2023 году. Интрига в том, позволит ли накопленная инфляция продержаться до ноября 2022-го или нет.

Научились сдувать, а не схлопывать

Интересно, что на российском рынке за время пандемии тоже надулись свои пузыри – речь о рынках потребительского кредитования и недвижимости. Но последний совсем не похож на тот пузырь, что набух в США к 2007–2008 годам.

Надутые квартиры: когда лопнет пузырь на рынке недвижимости

По словам Петра Пушкарева, угроза пузыря на рынке российской недвижимости изначально представляется мнимой. Во-первых, потребность в собственном жилье для подавляющего большинства российских семей еще долго не будет удовлетворена. Во-вторых, многие американцы, получавшие ипотеку до 2008 года, изначально не собирались аккуратно обслуживать долг. «Россияне относятся к ипотеке, как правило, серьезно и халявы от жизни с ипотекой не ждут, – поясняет эксперт. – Наши люди могут недоедать и в чем-то себе отказывать, но исправно платить, потому что категорически не хотят лишиться единственного жилья, за которое и так уже дорого заплатили».

К тому же доля выдачи кредитов с малым первоначальным взносом у нас крайне невелика, а нормы резервирования собственного обеспечительного капитала банка под кредиты с малым первоначальным взносом даже завышенные. Ситуация с потребкредитами тоже вполне контролируема. Центробанк потихоньку остужает рынки, повышая ключевую ставку, – с марта по сентябрь он увеличил ее с 4,25% до 6,75%. А учитывая, что инфляция сейчас намного выше таргета (около 7% против 4%), регулятор имеет возможность еще больше ужесточить денежную политику, что, собственно, и было им обещано. «Мне кажется, наш ЦБ научился с этим работать и, может быть, к первому кварталу будущего года он остудит рынок, – говорит Сергей Хестанов. – В идеале произойдет плавное сдувание, а не схлопывание».

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
24.10.2021
23.10.2021