Наверх
29 января 2023

Не долларом единым: станет ли российский рубль общей валютой в ЕАЭС

© Shutterstock/FOTODOM

На просторах Евразийского экономического союза доллар и евро нынче не в чести. Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия все чаще расплачиваются между собой в национальных валютах, причем большая доля платежей проходит в российских рублях. Однако радует это далеко не всех. Большинство стран объединения боятся потерять свой экономический суверенитет.

Расчеты в национальных валютах

Страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) активно переходят на взаиморасчеты в национальных валютах. К середине 2022 года их объем составил 75%. Достичь таких результатов удалось не за один день. К ним Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия шли последние восемь лет. Были поставлены стратегические цели – до минимума снизить зависимость от доллара и евро и сократить издержки от конвертации для бизнеса. Реализовать задуманное планировали к 2025 году.

Беспрецедентные санкции США и ЕС против России ускорили процесс, отмечает президент «Евразийского Бизнес Альянса» Андрей Морозов. Большинство иностранных компаний свернули бизнес в стране. Евросоюз отключил ряд отечественных кредитных организаций от международной межбанковской системы SWIFT. Такой кардинальный шаг затронул все отрасли, которые так или иначе имеют дело с валютой. Сильнее всего – финансовый сектор и экспортные отрасли. Рассчитываться за поставки в долларах и евро стало проблематично.

Понятно, что от санкций пострадала прежде всего Россия как самая крупная экономика в ЕАЭС и как прямой адресат запретов. Однако давление на одного партнера блока автоматически отразилось на остальных. К тому же ряд рестрикций был введен Евросоюзом и в отношении Белоруссии. В частности, под ограничения попали банки республики.

Очень ближнее зарубежье: как изменилось значение постсоветских стран для России

Поэтому странам ЕАЭС пришлось адаптироваться к новым реалиям, а точнее, сплотиться, чтобы компенсировать последствия санкций. «Нам очень важно, чтобы в этих непростых условиях у нас сохранялось единое, в первую очередь торговое, пространство союза, – заявил в марте глава Минэкономразвития РФ Максим Решетников. – В этот период, когда разные страны – в первую очередь Россия, Белоруссия – столкнулись с проблемами в логистике, с ограничениями импорта, очень важно было синхронизировать эти вопросы».

Например, было принято решение по обнулению ввозных таможенных пошлин для стран ЕАЭС. Таким образом удалось не только сэкономить, но и обеспечить бесперебойный импорт наиболее востребованных товаров, отмечал премьер-министр России Михаил Мишустин.

Поскольку Россия оказалась ограничена в долларах и евро, во взаимной торговле перешли на национальные валюты. В Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) ожидают, что до конца 2022 года в нацвалютах будет проходить 85% сделок на территории ЕАЭС. При этом платежи идут в основном в рублях. В прошлом году в российской валюте было проведено 71,5% операций, в долларах и евро – 26,2%, в тенге – 1,4%, в белорусских рублях – 0,2%.

Доля отечественной валюты будет увеличиваться по мере роста взаимной торговли в союзе, считают эксперты. В 2021 году объем торговли составил около $73 млрд, это плюс 30% по сравнению с 2020-м. «Учитывая санкции в отношении России и Белоруссии, темпы роста в ЕАЭС в этом году также будут высокими – около 20%. В результате объем торговли ожидается на уровне $87–90 млрд», – прогнозирует ведущий экономист информационно-аналитического центра TeleTrade Алексей Федоров. Но рецессионные тренды в мировой экономике усиливаются, предупреждает эксперт и, по всей видимости, в следующем году достигнут пика. Поэтому взаимный объем торговли в ЕАЭС если вырастет, то на символические 3–5%.

Единое рублевое пространство – миф или реальность?

Еще один способ отказаться от доллара и евро – ввести единую валюту на территории ЕАЭС. В настоящее время главный «кандидат» – российский рубль, в котором проходит львиная доля сделок в союзе. Такая перспектива выгодна прежде всего РФ: можно будет больше экспортировать отечественных товаров, привлечь инвестиции в капитал. К тому же увеличится спрос на нашу валюту в других странах. Однако есть нюанс – когда в международном обороте много национальной валюты, сложнее управлять внутренним валютным рынком. Например, в какой-то момент рубли из-за границы могут хлынуть обратно в Россию, что спровоцирует всплеск инфляции в стране. Впрочем, плюсы перевешивают минусы, считают эксперты.

В ЕЭК назвали возможным создание новой расчетной единицы на базе корзины валют БРИКС и ЕАЭС

Однако такая идея вряд ли придется по душе другим участникам блока. Большинство стран ЕАЭС могут расценить ее как покушение на их экономический суверенитет. Они рискуют стать более зависимыми от курса российского рубля, что может привести к постепенному ослаблению их национальных валют, предупреждает заведующий кафедрой мировых финансовых рынков и финтеха РЭУ им. Г. В. Плеханова Денис Перепелица. Неслучайно, рассуждая о гипотетической единой валюте, президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что она «должна быть нейтральной». В Казахстане, в свою очередь, предлагали ввести в ЕАЭС новую наднациональную валюту – алтын или евраз.

К тому же нельзя забывать, что ВВП стран союза сильно разнятся. В результате самые слабые экономики лягут тяжким бременем на государства с более сильной экономикой. Здесь далеко за примером ходить не надо. Именно с такой проблемой столкнулась в 2010 году Европа, где ряд стран не смогли справиться с кризисом платежного баланса, который затем перерос в долговой.

Единая валюта, как ее ни назови, не решит всех проблем. В общем внешнеторговом обороте стран ЕАЭС доля взаимной торговли не превышает 15%. Для сравнения: в ЕС эта доля достигает 60–70%. При усилении санкций болевые точки могут стать еще более чувствительными, предупреждают эксперты. Необходимо наладить собственное производство, чтобы покрывать половину потребления, и решить вопросы с импортозамещением.

«В условиях нынешних санкций говорить о введении единой валюты преждевременно. К тому же страны – члены ЕАЭС не пойдут на этот шаг, побоятся вторичных санкций, – считает заведующая кафедрой международных экономических отношений экономического факультета РУДН Инна Андронова. – Поэтому сейчас нужно сосредоточиться на расчетах в национальных валютах и обмене финансовой информацией без применения системы SWIFT». Для этого Банк России намерен расширить возможности Системы передачи финансовых сообщений (СПФС), призванной заменить SWIFT.

Работать над СПФС регулятор начал еще в 2014 году. Изначально систему планировали развивать внутри страны и на территории ЕАЭС. Однако позже к ней присоединились банки Таджикистана, Турции, Кубы, Швеции, Франции, Японии, Германии. СПФС стала работающим аналогом SWIFT, в том числе в расчетах между странами ЕАЭС, считает основатель «Школы практического инвестирования» Федор Сидоров.

По данным ЦБ, количество стран – участников российской системы в 2023 году увеличится до 18 с нынешних 15. Более того, СПФС открыта для других объединений. Например, в планах подключить банки стран БРИКС, куда кроме России входят Бразилия, Индия, КНР, ЮАР. С ними страны ЕАЭС уже активно торгуют, отмечает генеральный директор инвестиционной компании «Диалот» Егор Диашов.

Упростить проведение транзакций в нацвалютах планируется также с помощью универсальной платежной системы. С такой инициативой выступила Евразийская экономическая комиссия. ЕЭК предлагает объединить китайскую UnionPay, бразильскую Elo, индийскую RuPay, а также российскую «Мир» и белорусскую «Белкарт». Таким образом проще будет рассчитываться за экспортные и импортные поставки без привязки к доллару и евро.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль