20 июня 2024
USD 82.63 -4.41 EUR 89.09 -4.21
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Невозможное возможно: как экономике России удалось перейти от падения к росту и что будет дальше
Россия Экономика

Невозможное возможно: как экономике России удалось перейти от падения к росту и что будет дальше

Главный экономический итог 2023 года очевиден: падение сменилось ростом. Увеличивается ВВП, набирает темп производство. Но означает ли это, что российская экономика в полной мере адаптировалась к новым условиям? Удастся ли нам развить успех или хотя бы не утратить достигнутое? Задача нетривиальная – главным стимулом роста в последние два года стали бюджетные расходы, которые после 2024-го будут сокращаться. Локомотив экономики сбавит ход, а накопленные нерешенные проблемы лишь обострятся.

Работа станкостроительного завода в Краснодаре

©Виталий Тимкив/РИА Новости

Содержание:

Почему она не рассыпалась

Формально российская экономика преодолела спад, вызванный жесточайшими санкциями, введенными против нашей страны после 24 февраля 2022-го. Согласно октябрьскому прогнозу Центробанка, рост ВВП по итогам текущего года составит 2,2–2,7%, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков называл цифру 2,8%. В краткосрочном анализе динамики ВВП, подготовленном экспертами Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН, говорится, что при отсутствии внешних шоков темп экономического роста в 2023 году может достичь 3,6%! А ведь полгода назад Минэкономразвития ожидало роста на уровне 1,2%, и данный прогноз казался оптимистичным.

Каким чудом России удалось получить рекордный показатель ВВП на душу населения

С промышленным производством дела тоже обстоят неплохо. Согласно оценке Росстата, во втором квартале прирост в годовом исчислении составил 5,8%, в третьем – 5,3%. ИНП РАН по состоянию на 19 октября прогнозировал годовой рост производства в 2023-м на уровне 4%.

При этом властям удалось избежать всплеска инфляции. В сентябре годовой показатель индекса цен, по оценке ЦБ, составил 6%. Дефицит бюджета по итогам первых девяти месяцев Минфин оценил примерно в 1,7 трлн руб., или 1% ВВП, тогда как в закон о бюджете заложен годовой показатель дефицита 2,925 трлн руб., или 2% ВВП.

В общем, с точки зрения ключевых макроэкономических показателей все более-менее благополучно, и можно предположить, что отечественному хозяйству в целом удалось адаптироваться к новой экономической реальности. Но эксперты советуют не спешить с выводами. Для начала проанализируем причины наблюдаемого «экономического чуда». Их много, и связаны они как с внешней конъюнктурой, так и с успешными действиями российских властей, бизнеса и даже рядовых граждан.

Начнем с санкций. К счастью, экономические рестрикции в мире капитализма оказались не столь эффективны, как того ожидали брюссельские и вашингтонские бюрократы. Многие западные компании не захотели покидать российский рынок и постарались, пусть и окольными путями, сохранить свое присутствие в нашей стране. Мировой рынок энергоносителей также не был готов к ограничениям поставок российской нефти и нефтепродуктов. В результате России удалось сохранить и экспорт, и импорт, хотя логистические цепочки стали длинными и извилистыми.

Сможет ли топливный сектор и впредь вытягивать отечественную экономику

Это напоминает ситуацию столетней давности, когда после прихода к власти большевиков страны Антанты объявили экономическую блокаду Советской России. Но в режиме максимальной жесткости эта блокада продлилась три месяца – с октября 1919-го по январь 1920 года. Быстро выяснилось, что потеря столь огромного рынка, как бывшая Российская империя, больно бьет по интересам западных компаний и по кошелькам рядовых жителей этих стран. Пришлось мировому капиталу скрепя сердце налаживать отношения с Советами.

Так и сейчас, несмотря на формальные ограничения и жесткую политическую риторику, экономическое сотрудничество с Западом не прекратилось. Импорт подорожал, но поставки многих товаров сохранились. Отдадим должное российским импортерам – в основном это малый и средний бизнес, – которые относительно быстро наладили ввоз «санкционных» товаров в обход выстроенных барьеров.

На нефтяном рынке произошло перераспределение товарных потоков, изменились маршруты российских поставок, но их физические объемы остались практически на уровне 2021 года (если не считать ограничений в рамках соглашения ОПЕК+). Отдельно отметим Китай и Индию, которые не присоединились к санкциям, а, напротив, максимально нарастили закупки российских углеводородов, что позволило нашей стране иметь вполне приличные нефтегазовые доходы. С российской стороны работа тоже проделана немалая. Чего стоит только создание «теневого флота» из примерно шести сотен танкеров – а это, между прочим, около 10% мирового танкерного флота. Невосполнимой потерей для нефтегазового комплекса РФ можно считать лишь утрату европейского газового рынка, который до введения санкций составлял порядка 140 млрд кубометров в год. Найти новые сопоставимые по объемам рынки сбыта пока не представляется возможным.
Уход с российского рынка западных игроков дал импульс развитию отечественного производства в целом ряде отраслей – от мебели до упаковки.

Работа нефтепорта "Козьмино" в Приморском крае.

На нефтяном рынке произошло перераспределение товарных потоков, изменились маршруты российских поставок

Юрий Смитюк/ТАСС

Что делать гражданам

Рядовым гражданам в условиях высокой экономической неопределенности финансисты советуют пересмотреть структуру доходов и расходов:

– закрыть долги с высокой процентной ставкой (особенно опасны кредитные карты, ставка по которым меняется), а долги с низкой ставкой (например, ипотека, взятая более двух лет назад), напротив, возвращать строго по графику;

– оптимизировать расходы на отпуск и предметы роскоши;

– держать сбережения в активах с высоким кредитным рейтингом (крупные банки, облигации с рейтингом не ниже А-);

– людям с небольшими или нестабильными доходами стоит подумать о том, чтобы избавиться от активов, требующих больших затрат, но не приносящих доходов и не являющихся предметами первой необходимости (например, дорогой автомобиль, купленный в «тучные годы»);

– позаботиться о дополнительном заработке.


В режиме ручного управления

Весьма грамотными оказались действия экономических властей как до начала геополитического обострения, так и во время него. Россия подошла к 2022 году с рекордно низкой долговой нагрузкой, что дало отечественной экономике дополнительный запас прочности: Минфин имеет возможность финансировать дефицит бюджета за счет новых займов. Государство сформировало значительные золотовалютные резервы (порядка $600 млрд на начало 2022-го), благодаря которым обеспечивается стабильность рубля и балансируется бюджет.

Наконец, государство грамотно и оперативно действовало в области регулирования, а Центробанк последовательно борется с инфляцией. Собственно, контроль над инфляцией и регулирование цен на моторное топливо можно назвать основными успехами наших экономических властей в 2023 году, считает главный научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев. «Были моменты, когда казалось, что дело дойдет до полномасштабного кризиса, но обошлось. В условиях мощнейшего санкционного давления это, безусловно, можно считать успехом», – говорит эксперт.

Чудеса статистики: как Россия запрыгнула в пятерку ведущих экономик мира

Безусловной заслугой правительства эксперты называют выстраивание каналов параллельного импорта и его финансовую поддержку, а также создание механизмов взаимодействия с другими странами.
Кроме того, в ряде случаев государство брало на себя функцию «ручного регулятора», латая нарушенные экономические связи. «Когда у нас из-за выпадения импорта разрывались отдельные производственные цепочки, государство при помощи мер финансовой поддержки и организационных ресурсов создавало новые производственные цепочки», – пояснил «Профилю» директор ИНП РАН Александр Широв. Прежде всего это касалось критически важных отраслей, таких как энергетика, обеспечение жизнедеятельности, оборонно-промышленный комплекс.

В заслугу правительству надо поставить и финансовую поддержку тех направлений, что стимулировали бизнес в самых разных областях. Например, сохранение объемов инфраструктурного строительства – это поддерживало спрос на строительные материалы и дало дополнительные доходы экономике взамен выпадающих.

Но здесь мы подходим к серьезной проблеме: главным драйвером экономического и промышленного роста в текущем году стали расходы бюджета, иначе говоря, государственные вливания. По оценке Минфина, в 2022–2023 годах так называемый бюджетный импульс российской экономики достиг 10% ВВП. В начале 2023-го большие расходы привели к тому, что бюджетный дефицит превысил 3 трлн руб.

Рост за счет бюджетных расходов – это нормально, если вы уверены в устойчивости и долговременности таких расходов, пояснил Игорь Николаев. К сожалению, в нашей ситуации дела обстоят иначе: с 2025 года бюджетные расходы начнут сокращаться, а значит, «бюджетный стимул» перестает действовать. Как следствие, снижаются прогнозы будущего экономического роста. Собственно, уже в 2024 году ЦБ ожидает рост ВВП в пределах 0,5–1,5%, в 2025-м – от 1% до 2%.

Поскользнулись на долларе

От констатации успехов мы плавно перешли к проблемам и неудачам. Одним из самых серьезных провалов экономических властей Александр Широв называет существенную девальвацию рубля по отношению к американскому доллару и евро. Данный процесс начался еще в 2022-м, а осенью текущего года мы получили новый виток девальвации, когда курс доллара пробил психологическую отметку 100 рублей.

Снова вниз: названа глубина возможного падения рубля

Тут всё довольно просто: «поворот на Восток» привел к резкому сокращению доходов, номинированных в долларах; наш валютный рынок заметно сузился, и любые подвижки на нем теперь чреваты существенными изменениями курса доллара или евро.
«Нельзя сказать, что всё это (девальвация. – «Профиль») блестяще отразилось на нашей экономике», – говорит Александр Широв. Ослабление рубля ограничило импортные возможности, а любые ограничения по импорту могут иметь критическое значение.

Ведь речь идет не столько о потребительских товарах, сколько о технологиях. Российские сырьевые производства ориентированы на экспортный паритет, который также номинирован в долларах. Увы, в краткосрочной перспективе данная проблема (риск ослабления рубля) неразрешима.

Девальвация рубля предсказуемо привела к существенному повышению ключевой ставки. Сейчас она составляет 15%, и это не лучший результат. Высокая ставка замедляет развитие бизнеса, что, по оценке Широва, может стоить нам одного процентного пункта экономического роста.

Возможности правительства влиять на курс доллара весьма ограниченны. Сейчас применяются такие инструменты, как обязательная продажа валютной выручки. В сентябре министр экономического развития Максим Решетников предложил создать некую «финансовую мембрану» между «внутренним и внешним рынком рублей», видимо, по примеру Китая. Правда, чиновник подчеркнул, что «ни в коем случае не может быть два курса [рубля]». Эксперты называют всё перечисленное паллиативными решениями, которые фундаментально проблему не решат.

Еще одной серьезной экономической неудачей можно назвать сохранение высокой неопределенности в отечественной экономике. Вроде бы с макроэкономическими показателями в порядке, но бизнесу неспокойно: согласно опросам «Росстата», проводимым среди руководителей предприятий, в числе главных факторов, тормозящих экономическое развитие и производственную активность, постоянно упоминаются неопределенность и высокая налоговая нагрузка. Увы, в кризисной ситуации государству не удалось обеспечить должной предсказуемости налоговой системы, как не удалось избежать повышения налоговой нагрузки. Что бы ни говорили, но даже чрезвычайный налог, он же разовый сбор с крупных компаний, – это все равно повышение налогов.

Мужчина с зонтом на фоне электронного табло с курсами валют

При сохранении внешнеполитической напряженности нужно готовиться к периоду высоких процентных ставок и инфляции

Константин Кокошкин/Коммерсантъ/Vostock Photo

Вызовы 2024 года

Итак, к новому, 2024 году Россия подходит с набором вызовов.

1) Продолжающиеся санкции. Из-за них отечественные компании теряют доступ к некоторым технологиям, например, в телекоммуникациях. Другие последствия санкций – проблемы с трансграничными переводами, снижение притока валюты в экономику и дальнейшее ослабление рубля.

2) Рост бюджетных расходов. Государству нужны деньги на ведение боевых действий. В 2023 году на оборону было выделено 6,4 трлн руб., в 2024-м сумму предложено увеличить до 10,77 трлн руб., или 7% ВВП – это в три раза больше, чем в 2021-м.

3) Дисбалансы во внешней торговле. В начале 2022 года экспорт значительно превышал импорт, что привело к переукреплению рубля. В 2023-м экспорт снизился, а валютная структура экспорта и импорта разбалансировалась – значительная часть экспортных доходов поступает в валютах дружественных стран (юани, рупии), а платить за импорт приходится в евро и долларах. Это стало одной из причин резкого ослабления российской валюты.

4) Снижение численности экономически активного населения. Как результат, рекордно низкая безработица и отсутствие резервов для экономического роста.
Как всё это скажется на хозяйстве нашей страны? Обратимся к классике. Согласно модели роста Солоу, на развитие экономики влияют три фактора: количество капитала, численность экономически активного населения и производительность труда. Все эти факторы в 2024–2025 годах окажутся под серьезным давлением.

Военная модель роста: что помогло остановить падение российской экономики

Начнем с капитала. Как уже говорилось, бюджетные расходы с 2025-го будут сокращаться. Рассчитывать на зарубежные инвестиции вряд ли стоит: кто решится вкладываться в страну, ведущую боевые действия? Российские компании также воздерживаются от инвестиций по причине неопределенности, политических рисков, высокой процентной ставки. Иными словами, с капиталом возникнут проблемы.

Экономически активное население. Сокращение его численности эксперты называют одним из главных факторов, ограничивающих рост экономики в РФ. Только за 2022 год население страны сократилось на 555 тыс. человек. В 2021-м сокращение составило почти 700 тыс. человек.

Длящаяся около двух лет военная операция лишь добавила сложностей: с весны 2022 года страну, по разным оценкам, покинули примерно от 300 тыс. до 1 млн человек. Частичная мобилизация изъяла из экономики 300 тыс. активных мужчин. Затем власти заявляли, что в качестве добровольцев или контрактников намерены до конца 2023-го привлечь к военной службе еще 400 тыс. человек. Цифры, может, и не критические, но значительные.

Весь реальный сектор столкнулся с дефицитом кадров, особенно в таких сферах, как машиностроение, производство нефтепродуктов, электрооборудования, логистика, говорит доцент кафедры Торгово-промышленной палаты РФ «Управление человеческими ресурсами» РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец. Сильнее всего ощущается нехватка квалифицированных рабочих и инженеров. Компаниям нужно прикладывать много усилий, использовать правильные технологии привлечения, удержания и мотивации сотрудников. В целом, по оценке эксперта, дефицит может стать причиной замедления экономического роста. Решать проблему нужно не экстенсивным путем, а интенсивным, модернизируя и автоматизируя производство, оптимизируя бизнес-процессы и т. д.

Подведем итог. С одной стороны, адаптационные возможности отечественной экономики, по замечанию Александра Широва, оказались существенно выше, чем ожидали западные и российские эксперты. А рациональность экономического поведения не только бизнеса, но и рядовых граждан – это кейс для пособия по экономике. Простые примеры: когда государство поднимает ключевую ставку, граждане несут деньги на банковские депозиты, а не в панике скупают валюту. Когда власти в ходе пандемии COVID-19 выделяли средства для поддержки семей, на эти деньги приобреталось не абы что, а преимущественно товары для детей и строительные материалы.

С другой – как ни печально, ждать продолжения экономического чуда, которое мы наблюдали в 2023-м, скорее всего, не стоит. Восстановительный импульс теряет силу, внешний спрос, вероятно, тоже будет снижаться – такой прогноз дал «Профилю» представитель крупной финансовой компании. В базовом сценарии, т. е. при сохранении внешнеполитической напряженности, нужно готовиться к периоду высоких процентных ставок и инфляции. Как следствие, мы увидим рост банкротств, в том числе крупных компаний, увеличение социальной напряженности и безработицы.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль

Метки: Россия