Наверх
19 апреля 2021

От количества к качеству: какие потери ожидают банковский сектор в 2021 году

© Shutterstock/Fotodom

Банковский сектор России понес первые потери в 2021 году. В феврале было объявлено о ликвидации столичного банка «ПСА Финанс Рус», а 1 марта такая же судьба постигла самарский Русфинанс-банк. Очевидно, что чистка продолжится и до конца текущего года с рынка с большой вероятностью уйдет довольно значительное количество кредитных учреждений.

Причины могут быть не только в действиях регулятора, но и в решениях акционеров, как это произошло с Русфинанс-банком, или же в сделках по слиянию-поглощению – банк «ПСА Финанс Рус» вошел в состав Росбанка. Однако в любом случае происходящее свидетельствует, что ситуация в банковской системе РФ остается весьма непростой.

Трудности переживают многие финансовые организации, устойчивость которых пошатнулась из-за пандемии коронавирусной инфекции. Правительство с марта прошлого года было вынуждено принимать жесткие ограничительные меры в экономике, вплоть до объявления локдауна.

Как результат – банки столкнулись с новыми вызовами, среди которых, например, дефицит хороших заемщиков. Впрочем, пока все вроде бы под контролем. Во всяком случае, значительного роста просроченной задолженности не наблюдается ни по корпоративным кредитам, ни по кредитам физическим лицам.

Тревожит другое – туманные перспективы восстановления рынка. Во-первых, до сих пор сохраняется неопределенность как с внешним, так и с внутренним спросом. Что объяснимо, поскольку многие отрасли отечественной экономики по-прежнему остаются под давлением антиковидных ограничений.

Во-вторых, продолжается перманентное падение реальных располагаемых доходов населения. По итогам прошлого года показатель снизился на рекордные 3,5%, а суммарный за последние семь лет – на 10,6%. Виды на «урожай» 2021-го тоже не самые оптимистичные. Это значит, что продолжит сокращаться число надежных заемщиков, материальное положение которых позволяет обслуживать кредиты, не допуская просрочки по ежемесячным платежам.

Движение вверх: как политику Банка России изменит инфляция

Кроме того, банки столкнулись с новой реальностью в виде низкой ключевой ставки. ЦБ опустил ее до минимальных в новейшей истории России значений, рассчитывая, что политика количественного смягчения поддержит экономику.

Однако оказалось, что далеко не все финансовые организации умеют играть по предложенным правилам. Несмотря на то, что испытывают проблемы, к поиску новых моделей развития бизнеса они не готовы.

Как результат, банки часто продолжают работать в парадигме старых концепций. Между тем мир вокруг изменился, существенно выросли рыночные риски. Этим, думается, и следует объяснять резкое падение показателей в 2020 году. Так, по данным «Эксперт РА», медианная рентабельность кредитных организаций за год сократилась с 7% до 5%, а рентабельность активов – с 1,4% до 0,9%.

Снижение ставок по вкладам вслед за ключевой ставкой ЦБ добавило головной боли коммерческим банкам. Населению стало невыгодно держать свободные деньги на депозитах, которые стремительно теряли доходность. И финансовые организации столкнулись с оттоком ресурсов.

Аналитики «Эксперт РА» исходят из того, что 51,7% банков по итогам 2020 года зафиксировали чистый отток средств физических лиц, 37% – чистый отток средств корпоративных клиентов. Десятки миллиардов рублей частично были направлены на рынок недвижимости, что было вполне ожидаемо после принятия правительством программы льготной ипотеки, а частично на фондовый рынок.

Есть основания считать, что в ближайшей перспективе приоритеты вкладчиков не изменятся. В коридорах власти предлагают свернуть либо сократить программу льготной ипотеки. Если решение будет принято, метр квадратный утратит привлекательность в качестве инструмента сохранения сбережений.

Кот в мешке: россияне вложили 600 млрд рублей в "мутные" инвестпродукты

Однако интерес частных инвесторов к фондовому рынку явно сохранится, несмотря на попытки регулятора охладить пыл новоявленных биржевых спекулянтов под предлогом защиты их же интересов. Для этого ЦБ методично ужесточает денежно-кредитную политику.

В принципе вернуть россиян в «лоно» банковских депозитов может обвал фондового рынка. Однако это – «вариант Б», чреватый не только экономическими катаклизмами, но и социальными потрясениями, на фоне которых трагедии обманутых дольщиков властям покажутся детскими играми.

Причем надо понимать, что разорение миллионов частных инвесторов (физических лиц) банкам принесет мало пользы. Ведь деньги бывших вкладчиков в этом случае будут безвозвратно потеряны в рискованных биржевых операциях и на депозиты в любом случае не вернутся.

Это ставит перед финансовыми организациями не просто вопросы о выборе путей дальнейшего развития. Для многих речь идет о выживании в агрессивной среде. Оценить масштабы будущих потерь едва ли возможно. Понятно одно – с учетом сохранения жесткой линии регулятора и текущих неблагоприятных экономических условий избежать худшего сценария практически невозможно.

Характерно, что предоставление новых лицензий на российском рынке финансовых услуг в последние годы – скорее исключение, чем правило. Это само по себе многое говорит о низкой привлекательности банковского бизнеса в настоящий момент.

По итогам 2020 года в стране осталось 406 кредитных организаций, из которых 366 – банки. По сравнению с предыдущим годом банковское сообщество недосчиталось 36 игроков. Сокращение прошло равномерно в отношении финансовых учреждений разных типов. Были ликвидированы 18 банков с универсальной лицензией и столько же с базовой.

Примечательно, что прошлогодние темпы закрытия кредитных организаций (-8,1%) оказались минимальными с 2014 года. Это стало следствием не только чрезвычайных обстоятельств пандемии, когда ЦБ из гуманных соображений временно несколько ослабил хватку, но и резкого – более чем в 2 раза – сжатия рынка банковских услуг. За семь лет количество банков уменьшилось на 56% – на 417 в абсолютных цифрах.

В 2014-м произошли два знаковых для банковского сектора события. Первое – российская экономика оказалась под западными санкциями за Крым. Второе – состоялось назначение Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ. Именно с ее приходом связывают усиление административного контроля и начало активной зачистки системы от слабых и токсичных игроков.

Массовый отзыв лицензий у финансовых организаций, уличенных в незаконных операциях, отмывании денег, нажитых преступным путем, обусловил существенную концентрацию активов. Вот официальная статистика регулятора: в 2013 году на пять крупнейших банков РФ приходилось 52,7% всех активов системы, а по итогам 2020 года – уже 63,6%.

Поднакопили запасы и финансовые учреждения, занимающие в рейтинге места с 6-го по 20-е. Они улучшили свои показатели на 3,1 п.п. Теперь их доля составляет 22,1% всех активов. Таким образом, совокупный портфель банков из топ-20 за семь лет вырос с 71,7% до 85,7%.  Как говорится, деньги к деньгам.

Можно прогнозировать, что тенденция сохранится и в текущем году. Сильные станут сильнее, тогда как остальной банковский бизнес продолжит сдавать позиции. Факты говорят, что все предпосылки созданы. Например, в настоящее время на долю кредитных организаций, занимающих места с 21-го по 50-е, приходится всего 7,5% активов, а в 2013 году было 11,1%.

Еще критичнее оказались потери банков, расположенных ниже в рейтинге. Сейчас они контролируют символические 6,8% активов против 17,2%, которыми располагали в декабре 2013 года. Получается, что менее 7% активов банковской системы делят между собой 350 кредитных организаций, а почти 64% распоряжаются пять ведущих игроков.

Соответствующим образом распределяется и прибыль. Так, в 2020 году банки из топ-5 заработали около 1,1 трлн рублей (66,8%), из топ-20 – 1,4 трлн рублей (86,2%). Ну а нижестоящие в «пищевой цепочке» организации зафиксировали чистую прибыль в размере всего 220 млрд рублей. Иными словами, в среднем на каждый пришлось менее 600 тыс. рублей.

Эпоха "новой нормальности": сколько банков останется в России к 2025 году

При таком раскладе у большинства малых и средних банков сегодня нет ресурсов не то что для развития, но и для элементарного выживания. Это обрекает сектор финансовых услуг на дальнейшую монополизацию. Акционерам бывает проще и выгоднее сдать лицензию и объявить о самоликвидации организации, чем пытаться удержать ее на плаву.

Особенно бурно этот процесс протекает в регионах. За семь лет кардинально изменилась территориальная структура банковского сектора РФ. В 2013 году только в 16 регионах либо не было собственных кредитных организаций, либо была всего одна. В настоящий момент 22 субъекта Федерации не имеют подконтрольных местным властям банков, еще в 21 есть всего один. Единственное исключение из этого правила – Москва. В столице 207 своих финансовых учреждений.

Такой дисбаланс, как представляется, в значительной степени ограничивает возможности развития и банковского бизнеса (вне конкуренции оказываются несколько крупнейших кредитных организаций), и отечественной экономики в целом. Компании, имеющие привязку к конкретным территориям, по факту существенно ограничены в доступе к финансовым ресурсам, столь необходимым сегодня для реализации региональных проектов.

В свою очередь, столичные банки не видят надежных корпоративных заемщиков. А идти на периферию опасаются, поскольку никого там не знают и не уверены, что могут рассчитывать на поддержку губернаторов.

Получается замкнутый круг. С одной стороны, реальный сектор экономики нуждается в инвестициях. Деньги нужны, чтобы быстрее компенсировать потери от локдауна и других ограничений 2020 года и запустить новые проекты. Но кредитные учреждения к сотрудничеству не готовы, и часть финансовых ресурсов может остаться невостребованной. Это грозит еще более осложнить ситуацию в банковском секторе, перечеркнет надежды на стабилизацию и восстановление в текущем году.

Автор – начальник отдела комплексных аналитических исследований ИКСИ

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
19.04.2021
18.04.2021