Наверх
20 сентября 2021

“Уралхим” признался в тяжелом финансовом положении

В середине февраля Арбитражный суд Москвы отказал ОХК «Уралхим» в обжаловании иска ФНС о доначислении 454 млн руб. налогов, пени и штрафов. Вскоре после этого рейтинговое агентство Standard & Poor's отозвало у принадлежащей «Уралхиму» компании «Уралкалий» присвоенный ей ранее рейтинг на уровне «BB-». Свое решение агентство объяснило отсутствием актуальной и полной информации о деятельности «Уралхима». Все вместе это выглядит достаточно тревожным сигналом для партнеров и кредиторов компании миллиардера Дмитрия Мазепина.

Арбитражный суд пояснил, что «обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы – установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам». Таким образом, «Уралхиму» не удалось остановить взыскание налоговых недоимок.

Особый интерес представляют аргументы «Уралхима» в связи с иском: представители компании ссылаются на то, что, заплатив налоги, концерн окажется в тяжелой ситуации. В доказательство приводятся финансовые показатели «Уралхима» на 30.04.2020, изучение которых довольно любопытно.

Так, согласно представленному в суд бухгалтерскому балансу, основные средства «Уралхима» составляют 23 млрд руб., запасы – 4 млрд руб., дебиторская задолженность – 17 млрд руб., кредиторская задолженность – 306 млрд руб., денежные средства – 13 млрд руб., непокрытый убыток – 31 млрд руб. Согласно отчету о финансовых результатах, выручка составляла 28 млрд руб. При этом, как было заявлено в ходатайстве «Уралхима», предприятие вынуждено нести расходы, связанные с профилактикой коронавирусной инфекции (71 млн руб. в месяц) и зарплатой 770 работников (750 млн руб. в месяц). Задолженность перед поставщиками и подрядчиками, говорится в ходатайстве, составляет 2,5 млрд руб., перед прочими кредиторами – 1,8 млрд руб., а займы и кредиты – 18 млрд руб.

На основании этих финансовых данных «Уралхим» пытался остановить взыскание недоимок, ссылаясь на тяжелое финансовое положение. Но суд первой инстанции постановил, а второй инстанции – подтвердил, что свободных денежных средств ответчика достаточно для исполнения всех обязательств и нет документального подтверждения необходимости части их – в том числе, нового кредита.

Косвенным подтверждением тяжелого положения «Уралхима» может служить отзыв достаточно высокого рейтинга «BB-» у входящей в группу химических активов Дмитрия Мазепина компании «Уралкалий». Аналитики Standard & Poor's сообщили, что «не смогли получить достаточную релевантную информацию о деятельности «Уралхима», его долговой позиции, движении денежных средств, а также о влиянии «Уралхима» на финансовую и дивидендную политику «Уралкалия».

Анализ представленной Арбитражному суду финансовой отчетности «Уралхима» действительно вызывает определенное недоумение. Когда долговая нагрузка превышает выручку (не прибыль) компании более чем в 10 раз, редкий банкир согласится выдать новый кредит, да и компании в такой ситуации, как правило, ведут речь о реструктуризации старых долгов, а не о новых. Между тем еще в 2019 году аналитический центр АИСТ в своем отчете по группе компаний «Уралхим» и «Уралкалий» прямо писал: «На текущий момент все предприятия находятся в предбанкротном состоянии – экономика предприятий не способна выдерживать текущую долговую нагрузку».

В отчете обращалось внимание, что только Сбербанку и ВТБ «Уралхим» должен $11 млрд, а соотношение долга к чистой прибыли до налогообложения составляет для ПАО «Уралкалий» 4,44 млрд, а для АО «ОХК «Уралхим» – 7,47 млрд. Что «указывает на отсутствие возможности обслуживания своих обязательств», – говорится в отчете.

О том, что дела идут не очень хорошо, может свидетельствовать и письмо Дмитрия Мазепина к первому вице-премьеру РФ Андрею Белоусову, о котором стало известно в начале апреля прошлого года. В нем владелец «Уралхима» предлагал ввести меры поддержки российских производителей удобрений, апеллируя к негативному влиянию эпидемии коронавируса. Обращает на себя внимание, что правительству предлагалось объявить коронавирус форс-мажорным обстоятельством, которое должно вести к продлению всех процессуальных сроков при судебных разбирательствах. Учитывая, что арбитраж первой инстанции был проигран 16 июня, похоже, Мазепин пытался таким образом избежать вынесенного судом решения.

Ни правительство, ни суд не посчитали ссылки на коронавирус значимыми. Возможно, потому, что еще задолго до эпидемии многие эксперты прямо называли реальные причины тяжелого финансового положения «Уралхима» и выражали недоумение заявленными в 2019 году планами компании начать экспансию в Африке. В частности, было объявлено о желании принять участие в приватизации госпроизводителя фосфорных удобрений Зимбабве Chemplex. Эксперты прямо говорили, что стремление закредитованной компании делать приобретения в нестабильном по спросу регионе – дело весьма сомнительное.

Еще одной причиной в упомянутом отчете АИСТ назывался вывод средств за рубеж, в том числе через трейдинговые компании, зарегистрированные в Латвии. Всего, как подсчитали составители отчета, более 90% капитала «Уралхима» принадлежит структурам, зарегистрированным в оффшорных зонах.

При этом «Уралхим» давно и регулярно попадает в экологические скандалы. И часто виной тому довольно оригинальные способы обращения Дмитрия Мазепина с экологией. Например, в 2009 году он чуть не вызвал катастрофу, пообещав остановить Воскресенский завод минеральных удобрений. До сих пор продолжается международный скандал с продажей углеродных квот одной из компаний бизнесмена, «Галополимер», в обмен на снижение собственных выбросов. Между тем, как пишет датская ежедневная газета «Политикен», климатические проекты российской компании были отмечены «мошенничеством и преувеличенными цифрами». Даже в дружественной Мазепину Латвии неоднократно писали о том, что перевалка удобрений «Уралхима» в портах страны «может угрожать экологической катастрофой».

Попытка «Уралхима» оспорить доначисление налогов со ссылкой на коронавирус воспринимается как желание Дмитрия Мазепина уйти от налоговой ответственности таким оригинальным способом. Однако если для «Уралхима» исполнение решения родного ведомства нынешнего премьера Михаила Мишустина действительно станет критичным, кредиторы компании могут оказаться в весьма сложной ситуации: ведь основная прибыль от производства и продажи удобрений уходит за рубеж, и в случае банкротства банкам достанется обескровленный проблемный актив.

Любопытно еще и то обстоятельство, что «Уралхим» пытается оспорить решение ФНС, хотя Дмитрий Мазепин сам использовал подобные решения ведомства в отношении компаний, долей в которых он владеет, для обвинения их акционеров в мошенничестве. Кстати, еще предстоит разобраться, не связано ли доначисление налога с фактом выявления ФНС потенциальных мошеннических схем по сокрытию и выводу прибыли «Уралхима» в офшоры. Ведь если это так и кто-то из кредиторов компании сочтет свои финансовые интересы ущемленными, на основании выявленных налоговым органом нарушений против господина Мазепина могут быть возбуждены уголовные дела, и в вопрос вмешаются уже другие органы.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Метки: уралхим
Самое читаемое
20.09.2021
19.09.2021