Наверх
26 августа 2019
USD EUR
Погода

Палата вместо шезлонга: куда ехать на лечение за рубежом и как на нем сэкономить

медицинский туризм

Мир посмотреть и себя подлатать: все больше туристов выбирают такую формулу заграничных поездок. Медицинский туризм остается одним из самых быстрорастущих сегментов индустрии путешествий. По расчетам Оxford Economics и Visa, ежегодно он прибавляет 25%, а к 2025 году суммарный объем превысит $3 трлн. Как сориентироваться в ассортименте стран и клиник и сократить расходы – в материале «Профиля».

Зачем ехать?

По большому счету единой оценки рынка нет. В частности, в Transparency Market Research придерживаются другого порядка цифр: в 2017-м аналитики оценили глобальные расходы на медицинский туризм в $10,5 млрд, а в нынешнем году ожидают $32,5 млрд. Причина статистических расхождений – в неопределенности самого понятия.

В широком смысле к медицинскому туризму относят все виды туров с оздоровительными целями. Это и поездки санаторного типа на термальные, грязевые, spa- и wellness-курорты. И маршруты, в которых визит в клинику для контрольного обследования сочетается с активным или экскурсионным отдыхом в остальные дни. А также специализированные программы: спортивная реабилитация, курсы похудения, пластическая хирургия, искусственное оплодотворение и даже операции по смене пола (последние, например, широко практикуются в Таиланде).

Иными словами, необязательно ощущать себя «больным», чтобы заинтересоваться медицинским туризмом. Что же касается поездок с непосредственной лечебной целью, то в развитых странах поводом для них обычно выступает ценовой фактор: с болезнью едут бороться туда, где это дешевле, чем на родине. К примеру, жители США нередко экономят на национальной медстраховке, приобретая усеченную версию полиса. А при обнаружении заболеваний, которые он не покрывает, отправляются лечиться в Мексику, Коста-Рику, Бразилию.

В российских условиях ситуация выглядит иначе. Зачастую обращение в зарубежную клинику является для пациента вопросом жизни и смерти, последней соломинкой. Отечественные больницы не подходят по разным причинам: либо нужно пройти все круги бюрократического ада, чтобы встать в очередь на высокотехнологичную помощь, либо возможность сделать нужную операцию вообще отсутствует (причем загвоздка, как правило, не в квалификации врачей, а в отсутствии оборудования). Но даже если эти барьеры преодолимы, лечение за границей выбирают из-за репутации докторов и «человеческого» ухода – и то, и другое немаловажно для психологического комфорта пациента.

Знаменитости подают пример россиянам. Так, в 2015 году нашумела история с артистом, депутатом Госдумы Иосифом Кобзоном, которому, несмотря на статус персоны нон грата в ЕС, удалось добыть итальянскую визу для лечения. «Все дело в том, что был консилиум врачей, которые меня лечат, и они отметили, что лучший аппарат для лечения моей болезни находится в Италии», – объяснял он.

Сердечно-сосудистая хирургия (в основном коронарное шунтирование) и онкология – таковы два наиболее распространенных заграничных «турпакета» российских пациентов. В целом число наших соотечественников, отправляющихся на лечение за рубеж, из года в год стабильно и составляет 80–100 тыс. человек (по данным Российской ассоциации медицинского туризма).

Как найти клинику?

Это, пожалуй, самый трудный для начинающего туриста-пациента вопрос. Для многих он звучит еще шире, начинаясь с выбора страны назначения. По версии Health Care Outcome в топ-5 стран по экспорту медуслуг входят Сингапур, Италия, Япония, Швейцария и Австралия. На предпочтения россиян, однако, этот рейтинг не распространяется. У наших соотечественника два традиционных фаворита – Израиль и Германия.

Хотя в последние годы на арене медицинского туризма появляются новые игроки, предлагая россиянам более привлекательные цены. В частности, на наших пациентов нацелились в странах Восточной Европы (Венгрия, Чехия, Финляндия) и Азии (Турция, Южная Корея, Индия, Малайзия). Особенно активная экспансия наблюдается со стороны Турции с Кореей, где благодаря финансовой и лоббистской поддержке правительств почти с нуля создаются сети больниц, ориентированных на иностранцев.

Клиники-новички начинают с сертификации на соответствие международным стандартам – Joint Commission International (JCI). В Турции медучреждений с таким сертификатом 43, в Корее – 27. По большому счету поиск по базе JCI и является первым фильтром при выборе места лечения. Правда, европейских клиник в каталоге мало: там, где высоки стандарты национальной медицины, нет нужды заверять «экспортную» пригодность лечебниц.

Так что стоит вводить в поиск и другие критерии. Наилучший вариант – когда требующий лечения диагноз не только входит в перечень услуг клиники, но и является ее «коньком», предметом специализации. Это можно определить по числу научных публикаций сотрудников по соответствующей теме. Иногда сводки об исследованиях и списки публикаций можно найти на сайте учреждения. Если их нет, придется вручную «пробивать» в поисковиках.

Многое прояснится и в процессе коммуникации с отделом продаж. В серьезной клинике выяснят обстоятельства болезни, запросят данные анализов. И только потом дадут добро на госпитализацию, предложив план лечения. Причем не исключено, что пациенту придется неделями ждать свободную койку. В иных же клиниках предпочитают «маркетинговый» подход: стоит лишь раз туда обратиться, как за потенциальным клиентом развернется охота – звонки с заверениями, что только здесь он получит качественное лечение, банальное запугивание. Если подобные трюки пущены в дело, то «обдираловке» в такой клинике не будет конца.

Многие пациенты, стремясь облегчить бремя выбора, обращаются к посредникам – медицинским агентствам, целиком берущим на себя организацию поездки. Если необходима срочная госпитализация, без их помощи действительно трудно обойтись. Но и здесь есть подводные камни. Во-первых, таких фирм тоже немало (как в России, так и в странах приема), то есть придется выбирать уже среди них, сравнивая между собой однотипные сайты. Во-вторых, нередко они работают по принципу мелких турагентств: сводят пациента с клиникой и умывают руки, не неся ответственности за качество лечения.

Наконец, иногда посредники копируют внешний вид сайтов клиник. Пациент вступает с ними в переписку, думая, что общается с лечебницей, выдает чувствительную личную информацию. Даже если удастся избежать кражи данных или авансовых платежей, обман неминуем: договорившись с «настоящей» клиникой, агентство выставит счет за лечение, в котором незаметно «зашьет» собственную комиссию. Как избежать подлога при работе с посредниками? Договориться «на берегу» о фиксированном проценте и требовать «прозрачный» счет, где детально прописаны все статьи расходов.

На туристических форумах советуют еще один способ заграничной госпитализации: найти «своего» врача, «подружиться» и потом уже решать оргвопросы через него. Однако рецепт подходит лишь тем, кто лечится за рубежом регулярно, новичкам же, по сути, придется искать специалиста по анонимным отзывам в сети. К тому же если нужен не просто частный прием, а операция, то организовать ее в обход руководства клиники и бюрократических формальностей все равно не удастся.

Сколько стоит?

Однозначно можно сказать только одно: медицинский туризм недешев. В среднем – в 3–7 раз дороже, чем похожее лечение в России (при наличии аналогов). Судя по турфорумам, консервативный курс лечения в Европе обойдется в 10–15 тыс. евро, с хирургией – в 20–50 тыс. Но это, конечно, условные цифры. Первоначальная смета, которую предложит клиника, в процессе лечения несколько раз поменяется: дополнительные процедуры и лекарства, осложнения при операции и т. д. Поэтому стоит быть готовым к тому, чтобы внести внушительный «депозит», а потом еще доплачивать. Впрочем, иногда бывает так, что «депозит» оказался избыточным, и при выписке часть средств возвращают.

Благо, в теории есть немало статей для снижения издержек. Главная из них – содержание: ночь в палате нередко стоит дороже, чем в пятизвездочном отеле, поэтому уже через считанные дни после операции не зазорно выселиться из больницы, перейдя на амбулаторное лечение.

Второй пункт – переводчик. Нужен ли он в принципе – каждый решает сам в зависимости от языкового барьера. Но надо понимать, что, хотя большинство европейских врачей свободно говорит по-английски, в наиболее важных ситуациях – разработке плана операции, составлении медицинских заключений – персоналу клиники точно удобнее работать на родном языке. Впрочем, часть задач с переводчика можно снять – например, готовясь к поездке, перевести на язык страны назначения свою историю болезни.

Наконец, третий пункт – также заблаговременно, до выезда из России, пройти предварительные обследования. Ведь даже стоимость классического рентгена за границей может неприятно удивить. Тогда придется утешать себя тем, что на здоровье не экономят.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK