Наверх
17 октября 2019
USD EUR
Погода

В России пока не удается развить модный в Европе агротуризм, который мог бы стать нашей изюминкой

©Shutterstock / Fotodom

Осень – любопытное время для туриндустрии: если на пляжах накал страстей спадает, то в сельской местности, наоборот, приближается горячая пора. Ведь в средних широтах, а затем и на европейском юге наступает время уборки урожая, на которую с наибольшим рвением съезжаются любители аграрного туризма. А он, согласно статистике, уже в недалеком будущем будет конкурировать с морскими курортами.

Это было ожидаемо. Тишина, уединение, размеренный образ жизни – все это мы утратили в процессе урбанизации и теперь воспринимаем как экзотику. Ответом на стремление «вернуться к земле», хотя бы на время избавившись от суеты и стресса, стал отдых на фермах.

Под вывеской агротуризма туркомпании предлагают самые разные программы, например, семейный отдых в сельской местности

Shutterstock / Fotodom

Если в XX веке бегство из городов было характерно для хиппи, дауншифтеров и прочих неформалов, а все остальные ездили на лето «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов» от безденежья, то теперь подобный «эскапизм» оформился в самостоятельный сектор туриндустрии. Привлекающий оздоровительным эффектом, приобщением к местным традициям, получением практических навыков и еще много чем: на рынке представлены самые разные форматы поездок. Дополнительно манят цены – нередко агротур получается дешевле путевки на море или экскурсионной программы.

Но если в Европе это направление развивается десятилетиями, то в России про агротуризм на официальном уровне заговорили недавно. Климат, расстояния, менталитет, депрессивное село – все эти факторы тормозят у нас его развитие. Главным же препятствием эксперты «Профиля» считают зарегулированность отрасли и отсутствие господдержки. По их словам, если дать российским фермерам импульс, эффект может превзойти все ожидания – и для развития туриндустрии, и для подъема села в целом.

Мировой опыт

По оценке Всемирной туристской организации ООН, из 700 млн человек, ежегодно совершающих путешествия, 20–30% выбирают сельский туризм, обеспечивая около четверти дохода глобальной туриндустрии. Более точные данные есть по Евросоюзу, власти которого подсчитывают выбираемый туристами тип размещения. В 2017 году сообщалось, что 36,1% путешествующих остановились в сельской местности, – это больше, чем в крупных (33,8%) и небольших (30%) городах.

В зарубежных исследованиях эту тенденцию описывают, как смену трех S тремя L в глобальной туристической повестке: если традиционно умами отдыхающих владели солнце, море и песок (sun, sea, sand), то теперь предпочтения смещаются в сторону пейзажа, досуга и обучения (landscape, leisure, learning). Целевая аудитория «нового» туризма – житель мегаполиса, достаточно просвещенный и обеспеченный, чтобы задумываться об экологии, здоровом образе жизни и правильном питании.

Главное направление агротуризма связано с «собственноручным» постижением местного уклада – то есть с личным участием туриста в сельском труде. Ведь что за жизнь на природе без крестьянского хозяйства? А работа в нем найдется на любой вкус: собирать урожай в садах и огородах, присматривать за конюшней и пасекой, пасти овец и рыбачить. Так агротуризм зародился в Северной Америке и Австралии, где ранчо стали принимать коротающих каникулы студентов. Но по-настоящему он расцвел в Европе, буквально упав на благодатную почву: аграрии Франции, Испании, Италии не знают отбоя от желающих понаблюдать за сбором оливок и винограда, почувствовать атмосферу старых сыроварен и мельниц.

При этом такой туризм исторически связан с развитием органических хозяйств, где используются натуральные удобрения и традиционные методы земледелия – без пестицидов, гормонов роста и прочей химии. Как рассказали «Профилю» в Национальном органическом союзе, «чистые» хозяйства появились почти одновременно с сельскими отелями – в 1960–1970‑х годах, затем их число росло синхронно на 10–12% в год, сегодня и тех, и других в Европе примерно 500 тыс. Во Франции насчитывается 35 тыс. ферм с мини-отелями, в Италии – 10 тыс., в Англии число гостевых мест в подобных усадьбах достигает 120 тыс.

«Большим агрохолдингам туристы ни к чему, – объясняет исполнительный директор союза Олег Мироненко. – Они заточены под массовое производство, ведь нужно выдать большой объем, чтобы удержать низкую цену. Плюс вопрос безопасности: там, где большая скученность животных, любой микроб выкосит всю ферму. Поэтому их ограничивают от контакта с людьми. Иногда фермер даже ставит камеру, контролируя ситуацию удаленно, чтобы самому лишний раз не появляться. А вот маленькие хозяйства, где 20 несушек и пара коров, предпочитают обратную ситуацию. Фактически агротуризм сложился благодаря тому, что европейцы озаботились здоровым питанием. На прилавках магазинов оно стоит дорого, плюс покупатель хочет увидеть производителя, убедиться в его надежности. Поэтому люди поехали на фермы, и там стали появляться гостевые домики. Для фермера это тройной доход: размещение постояльцев, питание, сбыт продуктов. Гораздо удобнее, чем самому везти товар в город».

Мастер-классы по пчеловодству и другим ремеслам турфирмы тоже включают в понятие «агротуризм»

Shutterstock / Fotodom

Туриста руки кормят

Принято различать два типа агротуров – ближние и дальние. В первом случае речь идет о поездке на уикенд по ближайшему региону, во втором – о путешествии в другую страну. Второй тип кажется необычным, ведь традиционно в далекие края ездят смотреть на популярные достопримечательности. «В Европе, где все друг у друга уже побывали, можно позволить себе пересечь несколько стран ради отдыха в деревушке, – отмечает Мироненко. – Постепенно и россияне, активно ездящие в ЕС, начинают предпочитать сельскую местность столицам».

Агротуризм примечателен тем, что можно найти варианты на любой кошелек – от роскошной виллы до простого деревенского коттеджа. Все зависит от личной взыскательности и готовности к спартанским условиям. Есть разброс и по формату поездок. Так, программа может быть составлена с образовательным уклоном (коуч-туризм): специальный наставник расскажет о принципах органического хозяйства, научит разбираться в ягодах и грибах, доить коров и ездить верхом. За такие мастер-классы придется заплатить, и немало.

Альтернатива – волонтерский формат: турист поселяется добровольцем и помогает в рутинных сельхозработах. Взамен хозяева берут на себя организационные расходы: гостей расселяют в соседних комнатах, все питаются за одним столом. Часто такой отдых вообще обходится без денежных расчетов. Если учесть, что не нужно вкалывать от зари до зари – шесть часов отработал «на подхвате» и свободен, – деревенский «коучсерфинг» выглядит весьма заманчивым для экономных путешественников.

«Туристам отдается не слишком обременительная работа – прополка сорняков или сбор колорадского жука. В общем, то, что посильно каждому. При этом люди получают полноценный туризм, а фермер – лишние рабочие руки. Европа этим активно живет, особенно осенью, когда в Средиземноморье созревают оливки, мандарины. Порой хозяева сдают гостям часть своей органической земли, позволяя самостоятельно вырастить на ней урожай и увезти с собой», – говорит Мироненко.

Психологически для контакта с землей и животными человеку нужно задержаться в селе хотя бы на одну ночь

Shutterstock / Fotodom

Домик в деревне. Посуточно

Помимо «стажировок» на грядках под вывеской агротуризма предлагаются самые разные туры. Например, с акцентом на гастрономической составляющей: питание экологически чистыми продуктами, дегустация традиционных блюд и напитков. Или культурной: этнографические музеи, народные праздники, изучение обрядов и фольклора.

Как рассказал «Профилю» председатель АгроТуризмАссоциации Тарас Астахов, полноценные фермерские туры встречаются нечасто, поэтому имеет смысл говорить о сельском отдыхе в любом виде. «Образцовый агротуризм – это когда глава хозяйства сам принимает туристов, водит, показывает, – говорит Астахов. – Но людей, которые одновременно могли бы и работать, и интересно представить свою жизнь, немного. Поэтому реальное наполнение тура зависит от множества обстоятельств. Например, на территории усадьбы есть фруктовый сад, но клиентов не приглашают в нем работать, а зазывают попариться в бане, порыбачить, сходить по грибы. Это даже хорошо, что нет одинаковых объектов, каждый со своим лицом».

Неудивительно, что устоявшейся международной терминологии в отношении сельского туристического рынка не существует. «В Италии слово «агротуризм» хорошо известно: назовешь его – сразу покажут, куда обращаться, – приводит пример Астахов. – В Англии подобные заведения именуются Bnb (bed-and-breakfast, ночлег и завтрак. – «Профиль»). А в Испании не поймут оба этих понятия. Начнешь объяснять местному жителю: «А, это же дом в селе!». Однажды подвели меня к такому дому – там было семейное производство керамики, можно было заказать мастер-класс, но нельзя переночевать. Когда-то хозяева принимали туристов, но, поскольку поток был невелик, целиком сосредоточились на производстве».

©Cavan / Vostock photo

Как устроить агротур?

Если речь идет лишь о проживании в сельской местности, можно найти вариант размещения на Airbnb (сервис по аренде жилья от собственников). Благодаря подобным интернет-проектам туристический рынок добрался до «глухомани» в каждой стране. Если же хочется непременно поработать на земле, то придется обращаться на фермы самостоятельно либо вступить в международное сообщество агротуризма – WWOOF (World Wide Opportunities on Organic Farms).

Эта организация, основанная в 1971 году в Великобритании, сводит друг с другом органические хозяйства, нуждающиеся в дополнительных работниках, и путешественников, ищущих приют вдали от столиц. Чтобы вступить в WWOOF, придется оплатить членский взнос – примерно $50 в год. После этого открывается доступ к базе фермеров в 120 странах, готовых принять туристов на условиях безденежного обмена.

Для россиян главным барьером является визовый вопрос: во многих странах даже безвозмездная помощь на ферме квалифицируется как работа, требующая визы соответствующего типа. По большей части сообщество WWOOF состоит из жителей Евросоюза и стран Британского Содружества, которые могут трудоустроиться в соседних странах вовсе без разрешения либо получить визу в упрощенном порядке (working holiday visa).

Задавим разнообразием

Особая ситуация сложилась на российском рынке. Модный деревенский тренд взяли на вооружение турагентства, организующие поездки «на природу». Но в основном предлагается не аутентичная сельская жизнь, а стилизация под нее: вместо фермы – стандартный парк-отель, вместо сельхозработ – экскурсии. По запросу «агротуры» в рунете выбор сводится к «сафари по зубровому питомнику», экскурсиям «в мир лошадей», деревенскому обеду под выступление «русского хора», путешествию «в гости к Деду Морозу», музеям народных ремесел, туру по Кахетии с дегустацией вин, а то и вовсе к поездке на шашлыки в подмосковный лес.

По мнению Олега Мироненко, о погружении в местный быт и культурном обмене тут говорить не приходится. «Клиентам турфирм доступны либо событийные туры, приуроченные к народным праздникам, либо «зеленые стоянки» на маршрутах Золотого кольца, – разводит руками он. – Но психологически для контакта с землей и животными человеку нужно задержаться в селе на несколько дней, хотя бы на одну ночь».

В начале лета подмосковный Совхоз имени Ленина приглашает всех желающих на сбор клубники, однако, по мнению экспертов, настоящим агротуризмом это назвать нельзя

Сергей Бобылев / ТАСС

Изредка встречаются предложения по сбору урожая: Совхоз им. Ленина и поля Россельхозакадемии в Подмосковье зовут на ягоду, компания «Сады Придонья» в Волгоградской области – на уборку яблок. Но и их Мироненко отказывается считать агротуризмом, ведь ценность этого отдыха можно ощутить только в небольших домовых хозяйствах. «В Московской области они постепенно появляются: в Шаховском районе несколько штук, в Волоколамском, – рассказывает эксперт. – Отчасти их расцвету мешают наши расстояния. Тренд концентрируется вокруг крупных городов, поскольку в отдаленных местах встает вопрос логистики: как организовать поток желающих. Бывают замечательные хозяйства, но иначе как на лошадях до них не добраться».

Всего, по данным Национального органического союза, лишь полторы тысячи сельских домов на всю Россию принимают путешественников, при этом потенциально к реализации проектов по агротуризму готовы 6,2 тыс. экоферм и родовых поселений. У АгроТуризмАссоциации другие данные: в стране насчитывается около 3 тыс. объектов сельского туризма – это 10% потенциального объема рынка.

По словам Тараса Астахова, за каждым агротуристическим проектом в России стоит личная история, а энтузиазм преобладает над бизнес-подходом. «Все держится на увлеченных людях, которые прониклись агротуризмом, поездив по Европе, – говорит он. – Возвращаются и сами запускают сельский бизнес. Кто-то приходит через производство: наладили выпуск домашней еды, сувениров, и постепенно возникает гостевой поток. Другие, наоборот, открыли базу отдыха, а по мере ее развития решают на чем-то специализироваться. По разнообразию сельского туризма мы дадим фору Европе. Если в Италии фермы различаются между собой тем, что, условно говоря, там растут мандарины, а здесь апельсины, то у нас почти каждый объект уникален по наполнению. На что у хозяев хватит фантазии, то и делают – народ у нас смекалистый, подходит к делу с душой. Другое дело, что таких объектов несоизмеримо мало на душу населения».

Русский загородный рай

Может быть, агротуризм – просто не наше, не российское? Как признают эксперты, этот формат путешествий прижился не везде и сильно зависит от местных реалий. Например, аграрный отдых как класс отсутствует в Азии. «Между западным фермером и индийским крестьянином – пропасть, – объясняет Мироненко. – Если хозяйство в Европе – это усадьба размером 12–20 га, то в Азии – участок в несколько соток и абсолютно бедное население. Вы не поедете туда только ради чистой земли». В США, как отмечает эксперт, аграрная отрасль тоже устроена специфически. Европейский тип хозяйств преобладает лишь в местах проживания методистов, где культуру отношения к земле задают церковные устои. Поэтому сегодня американцы охотнее ездят на европейские фермы, чем на собственные.

В сегодняшней России сельхозпроизводство наследует советской системе колхозов, также не слишком подходящей для агротуризма. Но Тарас Астахов предлагает организаторам сельского бизнеса вдохновиться, заглянув глубже в историю. «Если взять Европу, то культура bed-and-breakfast сложилась издревле. Идет путник, увидел дом, постучался: пустите на ночлег? Пустили, утром налили кофе, – рассказывает он. – В России много веков ту же роль выполняли почтовые станции. Там можно было сменить лошадей, а заодно укрыться от непогоды, волков и бандитов. Это был центр жизни, как сейчас «Макдоналдс» в маленьких городках. Без постоялых дворов перемещения по стране были бы невозможны».

Также фундаментом российского рынка агротуризма, по мысли эксперта, может стать другой тип внегородского жилья – дачи. «Это наше ноу-хау, причем тоже с богатыми традициями, – рассуждает Астахов. – Ведь участки земли начали выдавать горожанам еще в екатерининские времена. Сегодня у многих дачников есть интересное хозяйство, они умеют развлечь гостей, накормить. Правда, чаще люди просто сдают свои участки в аренду – время непростое, пытаются заработать».

Олег Мироненко не согласен со ставкой на дачников, наоборот, считая их главным тормозом агротуристического рынка. По его мнению, сила дачной традиции такова, что идея поездки «на природу» в сознании многих россиян свелась к тому, чтобы мотыжить свои «шесть соток», и исследовать иные виды загородного отдыха им неинтересно. Мол, если уж ехать в дальние края, то непременно на юг, на море, которого не хватает в обычной российской жизни.

Но со временем этот уклад удастся преодолеть, надеется эксперт: «Дача остается отдушиной для старшего поколения, которое еще знакомо с деревенской жизнью через бабушек, дедушек и потому особого интереса к ней не питает – сужу по себе. Другое дело – молодежь, у которой нет дач и огородов, вся жизнь прошла в городе. Некоторые дети уже слабо представляют себе, откуда берется молоко. Они воспринимают сельский быт как развлечение, если оно не отрывает надолго от привычной жизни. Тут мы сближаемся с европейцами. Они ведь потому и любят агротуризм, что не имеют загородных домов».

©Shutterstock / Fotodom

Отдохнуть и заработать

Иногда агропутешествия не просто обходятся даром, но и позволяют пополнить кошелек. Правда, в этом случае правильнее говорить уже не о туризме, а о поездке на сезонную работу. Многие страны зазывают на нее иностранцев: зимой в Испании требуются сборщики цитрусовых, летом в Финляндии – ягод, осенью в Польше – яблок, а в Норвегии круглый год нужны потрошители и упаковщики рыбы. При удачном раскладе можно зарабатывать 30–60 евро в день (до 2 тыс. в месяц).

Впрочем, тут придется как следует потрудиться – важно быть здоровым и физически крепким, ведь доход напрямую зависит от выработки. Получить место нелегко как из-за бюрократических формальностей, так и из-за жесткого отбора работников. Если не повезет найти «свою» ферму и обрасти связями, то перед каждым сезоном придется обращаться в агентства по найму. Обычно подобным трудом занимаются либо безработные, отчаявшиеся поправить материальное положение у себя на родине (в России это жители приграничных регионов: на западе – с Финляндией, на востоке – с Южной Кореей), либо граждане авантюрного склада, ищущие приключений за рубежом.

Нужна ваша поддержка

Но как бы ни влияло на предпочтения россиян дачное прошлое, главное препятствие специалисты видят не в отсутствии спроса на агротуризм, а в нехватке предложения. По их мнению, многие владельцы частных хозяйств были бы не прочь выйти на туристический рынок, если бы получили господдержку. Именно с ее помощью удалось стимулировать сельский туризм в тех странах, где он популярен сегодня.

«Эффективную систему придумали в Израиле: создал объект сельского туризма, добился прибыли, предъявил подтверждающие документы властям, и тебе возвращают вложенные в проект инвестиции, – приводит пример Тарас Астахов. – А в Белоруссии в 2000‑х упростили правила предпринимательства на селе. Сегодня открыть свое дело можно в заявительном порядке. Написал в сельсовете бумагу в несколько строчек, заплатил взнос в размере $10 в год и работай на здоровье, только гостей отмечай в специальной книге. Эта легкость дала импульс сельским отельерам – с 36 штук на момент принятия указа их число выросло до 3000».

Даже в прогрессивной Европе органические хозяйства в свое время окрепли благодаря правительственной помощи. «В 1980‑х годах ряд европейских стран столкнулись с тем, что деревня активно умирала, – говорит Мироненко. – И туризм сработал в качестве программы выживания территорий. Например, в Австрии удалось сохранить множество сельских домовладений: люди из них не уехали, а переориентировались на прием туристов. Сейчас под органику занята четверть австрийской земли, и на каждом ее клочке развивается агротуризм».

А что в России? Вопрос сельского отдыха долгое время не привлекал внимания властей, само это понятие отсутствует в законодательстве. Чтобы ликвидировать пробел, в апреле группа депутатов внесла в Госдуму законопроект об агротуризме. По мысли его инициаторов, после признания факта существования деревенских отельеров будет легче продумать меры их поддержки. Тарас Астахов относится к рамочному документу скептически: «Жизнь нельзя поставить на паузу: введем понятие, а потом подумаем, что делать дальше. Сколько будет потеряно за это время бизнес-идей, которые так и не удалось реализовать?».

Главной проблемой в нынешних условиях эксперт считает слабую информированность потенциальных предпринимателей: куда обратиться, чтобы в несколько шагов открыть свое дело? В пример он приводит «Яндекс.Такси», где для водителей, желающих подключиться к системе, приводится поэтапная инструкция. «Чем проще система, тем более массовой она станет, – поясняет Астахов. – Сельчанам же зачастую не ясно, на каких юридических основаниях работать: в качестве самозанятых, открывать ИП, покупать франшизу? Словом, нужна прозрачная онлайн-платформа для регистрации. А желательно еще льготные кредиты с отсрочкой по выплате на несколько месяцев, чтобы бизнес успел встать на ноги».

Сегодня эти предложения выглядят утопически, признает собеседник. Вместо этого владельцам объектов агротуризма приходится работать в условиях регуляторного давления. «Мы в ассоциации ездим по селам и предлагаем местным жителям помощь в продвижении бизнеса в Сети, – делится Астахов. – Люди отмахиваются: мол, есть ручеек клиентов через сарафанное радио, и хватит. Стараются не размещать рекламу, чтобы не светиться. Ведь власти узнают о появлении местного бизнеса, и тогда проверок не избежать. А как в сельском доме, особенно деревянном, соблюдать противопожарные и санитарные нормы для городских кафе? Там нет газовых плит, печка – вот и вся кухня. Люди так жили всегда, но по правилам эти объекты можно сразу закрывать. Хотя там, где региональные власти показали возможность поддержки – на Алтае, например, – сразу виден рост, открываются десятки, сотни гостевых домов. Давайте брать пример с Петра I, который ровно 300 лет назад издал указ: составить реестр постоялых дворов и освободить от налогов на несколько лет».

По словам экспертов, сегодня агротуризм «завис» в междисциплинарном поле: к его опеке в той или иной степени причастны Минэкономразвития, Минсельхоз и Минкультуры в лице Ростуризма. Необходимо взять точку отсчета для стимулирования рынка, предлагает Олег Мироненко: «Сегодня действует федеральная программа по комплексному развитию сельских территорий, в нее и нужно вписать агротуризм. Главное, чтобы участники рынка консолидировались. Пока чиновники не видят это сообщество, его проблемы не будут для них значимыми».

Помимо села в целом от развития нового формата путешествий может выиграть российская туриндустрия. И речь не только о внутреннем туризме, драйвером которого становится вырвавшаяся из «дачного плена» молодежь. По мнению Тараса Астахова, агротуризм можно использовать как инструмент привлечения в Россию иностранцев.

«Им не нужно объяснять преимущества отдыха на природе, – говорит он. – За рубежом правительства уже успели поддержать эту отрасль, поэтому интуристы хорошо понимают, о чем идет речь. Все европейцы, с которыми мы общались, подтверждают, что им было бы интересно исследовать Россию с этой стороны. Сельский туризм может стать нашей изюминкой. Ведь в стране большое разнообразие культур, в национальных республиках до сих пор сильны местные традиции. Агротуризм позволит их сохранить и материально поддержать».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK