18 января 2019
USD EUR
Погода
Москва

В Госдуме заинтересовались
экотуризмом на базе охотничьих хозяйств

Shutterstock/Fotodom

За последние годы посещаемость российских национальных парков и заповедников выросла почти на 10%. Согласно статистике Минприроды, в национальных парках побывали около 3 млн человек, в заповедниках – 1,5 млн. Таковы данные, озвученные на круглом столе по теме развития и перспектив природоориентированных видов туризма в сфере рыбалки и охоты.

Посещаемость парков продолжит расти в дальнейшем. Например, Сочинский национальный парк ожидает увеличение туристического трафика с 776 тысяч до 1,1 млн человек в год, Тибердинский заповедник – с 300 тысяч до 500 тысяч, Хвалынский заповедник в Саратовской области – с 76 тысяч до 180 тысяч туристов ежегодно.

С 2011 года Минприроды активно финансировало развитие российских заповедников – строило гостиницы, визит-центры, создавало экологические тропы и маршруты. Ведомство намерено увеличить приток экотуристов на 2 млн человек, говорится в нацпроекте «Экология».

Однако, если сравнить эти данные с зарубежными, где культура экотуризма развита лучше, цифры все равно малы. Например, национальные парки США посещают более 300 млн человек.

Неоценимый ресурс

При этом самое прибыльное направление для бюджета – охотники и рыбаки, особенно из-за рубежа. Однако в настоящее время развитию этого сегмента мешают как законодательные препоны, так и отсутствие экокультуры у самих туристов.

Охотничий туризм нужно развивать на базе охотничьих хозяйств, используя их инфраструктуру и знания, считает председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. По данным Минприроды, в России насчитывается около 7 тысяч охотничьих хозяйств, а годовой оборот в этой сфере оценивается в 80–100 млрд рублей, из которых 16 млрд рублей приходится на продукцию охоты и услуги.

Россия очень интересна иностранным охотникам благодаря дикой природе, уникальным животным и доступным ценам. Однако сегодня к нам приезжают не более 500 экотуристов в год, отметил Николаев. Для сравнения: в Белоруссию за год их приезжают 4 тысячи.

«Колоссальный ресурс нашей страны – природа – у нас не используется в полной мере. Безусловно, приоритетом этой деятельности должно быть сохранение и приумножение наших природных богатств. Мы наблюдаем рост интереса к природоориентированному туризму, что говорит о необходимости создания условий для его развития», – отметил он.

При этом «Стратегия развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации», принятая Минприроды в 2015 году, выполнена всего на 2%, а отраслевой департамент в рамках реформы Минприроды перестал существовать, рассказал член Совета Федерации Владимир Лебедев. Сегодня вопросами охоты занимаются всего 12–14 человек, тогда как в отрасли задействовано около 30 млн человек.

«Это значит, что правительство не видит перспективы и не понимает социальной значимости развития охотничьего дела, не видит ее как отрасль», – считает Лебедев.

Николаев признал, что в целях развития этого направления туризма нужно поднимать огромный пласт вопросов. При этом важна позиция правительства, на уровне одной Госдумы реализовать все эти задачи невозможно. По его мнению, этот вопрос найдет отражение в рамках обсуждения национального проекта «Экология». Пока же целевые показатели, которые есть в нацпроекте, не в полной мере отражают потребности, задачи и возможности страны.

«Пока выходит так, что появилось понятие «экотуризм», мы его развиваем, особо не понимая, что это», – признал депутат.

Невежливые туристы

В заседании круглого стола приняли участие представители не только ведомств, но и туристической отрасли, научного сообщества, общественных профильных организаций.

Генеральный директор Московского зоопарка Светлана Акулова рассказала о проекте «Экологический туризм», запущенном в прошлом году в Подмосковье. Там содержатся и размножаются краснокнижные животные, в том числе находящиеся на реабилитации после встречи с браконьерами. Раньше зоопитомник для посетителей был закрыт, а сейчас пользуется огромным успехом. Заявок было порядка 500 тысяч за год, пройти маршрут смогли около тысячи туристов.

Для того чтобы запускать экологические маршруты, нужно очень тщательно проверять и сам маршрут, и организаторов‑посредников, подчеркнула Акулова. А тургруппы не должны быть больше десяти человек, и от них нельзя отходить ни на шаг.

«Мы сначала обрадовались, что такое большое количество посетителей, думали, будет дополнительный внебюджетный доход, но потом оказалось, что это несет огромную опасность. Мы проводили технику безопасности, но это бесполезно. Например, взрослый с детьми стоит и говорит: «Сейчас волонтер отвернется, и ты покормишь лошадку». И она кусает этого ребенка, они же не умеют правильно кормить. У нас полувольное содержание животных, и животное близко не подойдет, но люди все равно умудрялись засунуть и свой палец, и ручку своего ребенка. Это очень опасно, наши посетители совершенно не готовы к этому», – рассказала Акулова.

Устранить барьеры

Три четверти туристов ездят на Камчатку и в Курганскую область, а остальные регионы остаются забытыми, отметил кинодокументалист Сергей Ястржембский. Венгрия на лицензиях для туристов‑охотников зарабатывает от 80 до 90 миллионов евро в год, ЮАР – от 900 миллионов до миллиарда долларов в год. Причем, по данным экологов, количество зверей там только увеличивается.

Среди главных проблем называют проблему ввоза оружия для иностранных охотников и легализации аренды оружия в стране пребывания. Ястржембский предложил сделать на территории ЕврАзЭс уведомительный порядок перевозки оружия. Такая схема успешно работает в странах Евросоюза, говорит он.

Также предложили оформлять иностранцам специальный паспорт охотника по аналогии с паспортом болельщика на ЧМ‑2018 по футболу. Кроме того, нужно легализовать охоту с луком – это направление набирает популярность огромными темпами, говорят представители отрасли.

Прежде всего отрасли нужны профессионалы и инфраструктура, иначе можно нанести большой вред природе. Отправной точкой в этом могут стать охотхозяйства, так как именно там есть и первое, и второе, считает президент ассоциации «Росохотрыболовсоюз» Татьяна Арамилева. Вместе с тем в сфере развития охотничьего хозяйства в нашей стране все очень плохо, подчеркнула она.

«Сегодня у государства нет цели что-то развивать, увеличивать, есть цель только контролировать процесс. Охотпользователь бесправен, он не может сам определить квоту и распределить ее по сезону, и он не может быть уверен, что создаст инфраструктуру, а затем к нему не придут лесники, пожарные и ветеринары и не оштрафуют его на миллион рублей», – пояснила Арамилева.

По ее словам, число охотничьих угодий неуклонно снижается, за 6 лет – на 10%. А это потенциальные охотхозяйства, которые могли бы принимать российских и иностранных охотников. Вместе с тем для этого нужно знать миграционное законодательство: например, если опоздать подать данные о выехавшем иностранце всего на один день, штраф составит 400 тысяч рублей. Несмотря на то, что охотиться едут не беженцы, а обеспеченные немцы, американцы, испанцы, норвежцы.

Кроме того, Арамилева привела пример, когда Кировское областное общество охотников заработало статус иностранного агента, всего лишь принимая иностранных туристов. По ее мнению, законодателю требуется освободить от НДС охотничий трофей, увеличить срок действия ветеринарного сертификата, упростить порядок ввоза и вывоза огнестрельного и охотничьего оружия и боеприпасов иностранными гражданами, а также устранить административные барьеры со стороны государственных органов.

Однако ситуация не сдвинется с места, пока бытует мнение, что охотники – это браконьеры, заключила Арамилева.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK