13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Башнефть» для дружеских рук

Приватизацию «Башнефти» отложили, чтобы ее в конечном счете смогла приватизировать «Роснефть». История с ЮКОСом повторяется в слегка обновленном варианте

Итак, компания «Башнефть» временно снята с приватизационного забега и отправлена тренироваться дальше. Не стать ей первой, не быть чемпионом приватизации. Золотую медаль получит «Роснефть» – сначала продадут ее пакет. А почему? Какая властям разница, что продавать сначала, а что потом? Что за странные качели?

Вице-премьер Шувалов отделался пустой фразой: «Сейчас на первый план выходит продажа пакета «Роснефти». Мы должны сосредоточиться на этом. Продав пакет «Роснефти», вернемся к продаже «Башнефти». Но почему же не наоборот? Почему так резко поменялся «первый план»?

События приобретут некоторую ясность, если иметь в виду, что «Роснефть» упорно, несмотря ни на что, хочет принять участие в приватизации «Башнефти». Еще более прояснит происходящее то обстоятельство, что приватизация «госкомпаний» в России вовсе не означает поступления всех полученных средств в федеральный бюджет. Если компания «государственная», то после продажи средства полностью либо частично могут отойти ей самой – на ее нужды.

Теперь представьте – пакет акций «Роснефти» приватизируется, полученные средства поступают формальному владельцу – стопроцентно государственному «Роснефтегазу», затем делятся пополам – часть идет в федеральный бюджет, другая – в «Роснефть», где используется для приватизации «Башнефти». Либо напрямую, либо через посредника. «Вот все и разъяснилось», – говорил Мюллер в «Семнадцати мгновениях весны». Если рассуждения верны, то руководство «Роснефти» выиграло аппаратную борьбу за «Башнефть».

И никакие слухи о том, что президент против участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти», ни тем более заявления советника президента Андрея Белоусова, что это «глупость», чтобы одна госкомпания участвовала в приватизации другой, не имеют значения.

Не говоря уже о том, что идея «возвращения «Башнефти» в «госсобственность», вероятно, в нашем прагматичном мире диктовалась не идеологическими соображениями об устранении несправедливостей приватизации. За интригой, скорее всего, стояла направляющая рука тех, кто хотел бы «Башнефть» получить. Но сразу это сделать было нельзя – нужно было, чтобы «актив» немного полежал, «остыл», чтобы улеглась поднявшаяся пыль, успокоилась публика.

В конце концов, использование «государства» как посредника в распределении собственности в дружеские руки имеет свою классическую форму в истории с «ЮКОСом». Ныне терпеливые, дружеские, крепкие руки «яхтсменов» «Роснефти» могут принять новый дар.

Если и приватизация «Башнефти» пойдет по этой дороге, то это говорит о том, что между разгульными нулевыми (дело «ЮКОСа») и провальными десятыми (дело «Башнефти») нет существенной разницы. Ушли тучные годы, в которые на просторах «капитализма закадычных друзей» были пойманы крупные компании; наступили голодные времена – и улов тоже «похудел». Иного странно было бы ожидать.

Когда-то, в знаменитой программе «500 дней», написанной в 1990 году, приватизация рассматривалась только в связи с развитием конкуренции, противодействием монополии, обеспечением прав частных собственников. Соответствующий раздел программы так и назывался: «Разгосударствление и развитие конкуренции». От того реформаторского идеализма, еще с 90‑х годов, со времен «залоговых аукционов» в особенности, не осталось и следа.

Вместо этого возникла «экономика закадычных друзей», где юридические титулы мало что значат.

«Государственное» плавно перетекает в «частное», лишенное самостоятельного значения. Вице-премьеры, министры и дети больших чиновников плавно перетекают или же возводятся в руководители «госкомпаний».

Ведь считает же себя «Роснефть» «формально» негосударственной компанией! А начальный план приватизации «Башнефти» включал в себя обременения на будущих собственников несколько лет при голосованиях следовать в фарватере «государства». При этом само «государство» отчуждено от безразличного общества и живет своей жизнью.

Правильный подход включал бы в себя приватизацию пакета акций «Роснефти» с перечислением всех полученных от продажи средств в федеральный бюджет, прямой запрет «Роснефти» и ее посредникам участвовать в приватизации «Башнефти», исключение из условий приватизации обременений на приобретаемую собственность, привлечение исключительно частных, в том числе и международных, компаний к приватизации «Башнефти». Это мечты. Победят, скорее всего, терпеливые дружеские руки. 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK