13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Бизнес гибнет, бананы тухнут

Новую серию протестных акций начали по России на прошлой неделе дальнобойщики. Приурочена она к назначенному на 15 апреля очередному повышению сборов за проезд большегрузных фур по дорогам. Правительство в преддверии объявленной стачки отказалось от планов по удвоению тарифа (до 3,06 руб./км), решив увеличить его на символические 25%. Но дальнобойщики подарок не оценили.

Они вновь настаивают на отмене как таковой автоматизированной системы «Платон», созданной для сбора специального налога с большегрузного транспорта. В отличие от преды-дущих протестов 2015–2016 годов, теперь их организаторы выдвигают и новое требование – отставку правительства. Кроме того, изменен и сам формат протестных акций. Если раньше дальнобойщики бунтовали против «Платона», разъезжая огромными колоннами и блокируя движение на дорогах, теперь они намерены просто на время остановить перевозки. Делать это можно, и сидя на диване.

«У нас в Санкт-Петербурге стоит колонна из 50 фур, но она показательная, – рассказал секретарь-председатель петербургского отделения Объединения перевозчиков России (ОПР) Сергей Владимиров. – У нас нет задачи выставить на обочинах все фуры, потому что нет таких обочин. Наша задача просто остановить грузопоток, поэтому основная масса машин стоит на своих стоянках дома. Если взять Дагестан, то там показательная колонна больше тысячи фур, Саратов – 80 фур. В моем объединении по Питеру 750 единиц техники, и это только то, что я знаю. А сколько поддерживающих – вообще посчитать невозможно». «Мы тоже будем участвовать, но с 10-го числа, потому что хотим, чтобы 15 апреля, в день повышения «Платона», не получилось так, что все это поддержали и поехали работать, – говорит член координационного совета ассоциации «Дальнобойщик» Игорь Пасынков. – 27 марта это явный фальстарт. В связи с чем он совершен, никто не понимает».

Но и при этом, как оказалось, акция быстро начала набирать обороты в ряде регионов – Забайкалье, Бурятии, Красноярском крае, Иркутской области. «В первую очередь, это Дагестан, – говорит Пасынков. – Потом выяснилось, что неожиданно и очень дружно встала Карелия. На самом деле всесоюзной бессрочной стачки у нас, конечно, нет. Но есть зачатки активности. Причем это уже гражданская активность, потому что на этот раз у нас нет миллионных и многотысячных штрафов (за нарушение ПДД и режима «Платона». – «Профиль»), как это было в ноябре 2015 года. То есть люди на самом деле встают по убеждениям. Хотя машин немного, стоят отдельными точками, но это очень ярко. И я думаю, что в тех регионах в ближайшее время начнутся проблемы в поставках сырья».

Власти, правда, пока никакой трагедии в происходящем не видят. 27 марта, в день начала стачки, Росавтодор отчитался о стабильной штатной ситуации на дорогах, бесперебойном проезде транспорта и отсутствии перебоев с отгрузкой и доставкой товаров. По данным ведомства, акции протеста в различных форматах прошли в 21 городе, в них приняли участие всего 197 большегрузных автомобилей. Уже в пятницу в Росавтодоре доложили, что число участников протестных акций сократилось вообще вдвое.

Но это явно не соответствовало сообщениям из регионов. В Дагестане, как сообщали местные СМИ, около 300 фур проехали по кольцевой дороге Махачкалы. До этого 27 марта в Санкт-Петербурге дальнобойщики сожгли автомобиль «Нива» на площади Пролетарской Диктатуры. В тот же день якобы за езду без прав был задержан один из лидеров петербургской ОПР Андрей Бажутин, которому назначили 5 суток административного ареста. Затем к нему домой заявились полиция и органы опеки с целью изъять детей. «Его жене пришлось выйти из больницы, она лежала на сохранении, беременная пятым ребенком, – рассказал Владимиров. – Сейчас вынуждена сидеть дома и охранять детей. Запугали их до такой степени, что не могут даже выйти погулять, не могут в школу ходить. Нам пришлось выставить круглосуточную охрану возле семьи до тех пор, пока не выйдет Андрей».

«Вся эта пропаганда о том, что «Платон» решит все проблемы дорожников, вызывает сомнения у профессионалов, – говорит Пасынков. – Когда нам рассказывают, что он собрал 20 млрд, а 10 млрд отдали Игорю Аркадьевичу (Ротенбергу, сыну хорошего друга Владимира Путина, одному из владельцев компании–оператора «Платона». – «Профиль»), а затратили на строительство дорог 30 млрд, то мы понимаем, что уравнение не сходится. Когда потраченного в три раза больше, чем собрано, значит идет целевое расходование бюджетных средств. В то же время объемы перевозок за последние полгода снизились примерно на 15%, это я наблюдаю по предложениям рынка. У нас фактически вымываются грузы товарными партиями в 20 тонн, за исключением разве что крупы. Но если мы берем грузы производственного назначения, то раньше возили по 20 тонн, а сейчас на том же маршруте по 5–7 тонн. При этом количество маршрутов и рейсов не увеличивается».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK