16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Дебаты вокруг санкций

02.05.2014

Так может быть решен украинский конфликт

Европа хочет наказать «злых русских» применением санкций – но они в краткосрочной перспективе не будут действовать и лишь еще больше отдалят Россию от Запада. Наоборот, нужны политические решения, которые учитывали бы экономические интересы всех сторон и предусматривали план действий по деэскалации конфликта.

Собственно говоря, нас не должно удивлять, что в Украине каждый день усиливается эскалация конфликта. Европа выкручивается из тяжелейшего политического кризиса со времен падения Берлинской стены. Но вместо того чтобы размышлять о его решении, мнимые эксперты здесь и там соперничают в стремлении к радикальным решениям, провокациям и поляризации. Русские занимаются военной пропагандой и радикализируют людей на Востоке Украины, украинское правительство обхаживает главу ЦРУ вместо того чтобы рекламировать среди людей на Востоке  свои экономические реформы. Никто в Украине не хочет войны с Россией – но оба правительства продолжают эскалацию ситуации.

Дипломаты Европы производят плохое впечатление. Их Женевское соглашение Россия и Украина игнорировали с самого начала: договоренности сформулированы очень мягко, за их несоблюдение не предусмотрено наказание, план действий по деэскалации не был принят. Как на Востоке страны, так и в Киеве все еще не освобождены занятые здания, недавнее взятие в заложники военных наблюдателей ОБСЕ придает кризису новую остроту. На Женевском озере при участии госсекретаря США Джона Керри  и уполномоченной  ЕС по внешней политике  Кэтрин Эштон был создан типичный европейский документ, который дает политическим деятелям небольшой люфт для надежды на мирное решение. Неудача возвращает европейцев к немыслимым дебатам о санкциях.

Сегодня Брюссель хочет решить, как теперь можно наказать русских. Это выльется в замораживание счетов российских официальных лиц, расширение запретов на въезд, но не в эмбарго на импорт российских нефти и газа. Последнее вскоре повергло бы в кризис европейскую экономику, так как никто здесь не готов к тому, чтобы чем-то компенсировать потерю импорта из России. Для Германии российские поставки являются важнейшим источником нефти, из России поступает более трети природного газа. Такие регионы ЕС, как Балтия или Юго-Восточная Европа, полностью зависят от импорта российского газа. Европа хочет уменьшить эту зависимость, но в ближайшее время это нам ничем не поможет (хотя в любом случае повредит России в долгосрочном плане). Если дело дойдет до жестких санкций, Путин может конфисковать основные средства иностранных инвесторов.

Не говоря уже о том, что даже жесткие санкции в настоящий момент недейственны, так как они в краткосрочной перспективе больше повредят нам в Европе, чем России,  сами дебаты о санкциях наносят большой ущерб, так как льют воду на мельницу демагогов в России. Они через средства массовой информации успешно создают образ Запада, над которым доминируют США и который своими санкциями хочет заставить следовать своей линии всех инакомыслящих. Лидеры ЕС надежно играют в этом роль старшего учителя, который может дать по рукам «злым русским». Причем это не связано с какими-нибудь ясными политическими целями, служащими собственным интересам.

Это имеет дурные последствия для отношений между Востоком и Западом. Составная часть стратегии политтехнологов в Кремле – вбивать клин между Западом с его рыночными и демократическими идеями  и теми ориентированными на Европу соотечественниками, которые еще два года назад тысячами выходили на улицы, протестуя против фальсификаций на выборах. Санкции оказали бы Европе медвежью услугу, еще больше отдаляя от нас русского медведя, пока он вообще не станет неконтролируемым. Когда-нибудь это назовут холодной войной, и то лишь в лучшем случае…

Вместо того чтобы усиливать поляризацию и создавать из русских образ врага, политики именно сейчас должны были бы работать над дипломатическим решением кризиса. В отличие от Европы, где лишь медленно осознаются границы постмодернистской политики «мир-дружба-пирожок», Путин играет на клавиатуре геостратегической силовой политики 19 века. Можно возмущаться по этому поводу, но у этой политики есть то преимущество, что она руководствуется  ясными интересами.  Интересы России нужно понимать и уравновешивать с собственными интересами, вырабатывая компромисс, соблюдение которого обеспечивалось бы угрожающим закулисьем в образе санкций. Особенно существенны три аспекта:

Во-первых, Путин панически боится расширения НАТО на Восток за счет Украины и других соседних стран. То, что  не будет расширения военного союза за счет стран Балтии, Польши и Венгрии, политики Запада обещали тогдашнему российскому президенту Борису Ельцину – и быстро нарушили свое обещание. Поэтому русские уже обожглись на молоке, и к их гневу следовало бы отнестись более серьезно. Интересы Москвы были бы удовлетворены, если бы НАТО в форме договора отказалось бы от расширения за счет Украины, если Россия будет уважать ее территориальную целостность. Это должна контролировать миссия ООН. В случае если когда-либо все же будут введены войска, это автоматически рассматривалось бы как нарушение договора и привело бы к непосредственному вступлению Украины в НАТО. Это сдерживало бы русских. Таким образом, санкции служили бы превентивным угрожающим закулисьем, что было бы более эффективно, чем устаревшая «карательная риторика» Запада.

Во-вторых, Россия заинтересована в том, чтобы оказывать на Украину политическое влияние. Одна из идей – федерализация страны, которая обеспечила бы Востоку Украины далеко идущую автономию, а русским – косвенное влияние на соотечественников.  В таком случае было бы важно, чтобы внешняя, оборонная, финансовая и экономическая политика оставалась прерогативой центрального правительства. А вот политику в области культуры, образования, транспорта можно было бы передать на местный уровень. Решающее значение имело бы восстановление Партии регионов в качестве избирательной альтернативы для Востока страны – партии пусть и дружественной России, но соблюдающей интересы Востока и при этом однозначно выступающей за территориальную целостность Украины. Она должна иметь реальные шансы на выборах, которые при необходимости следует перенести. Большинство Восточной Украины, по данным опросов, не желает присоединения к России, что также отмечает и Кремль.

В-третьих, в экономических интересах России – процветание страны, даже если в настоящий момент кажется, что это не первый приоритет для Путина. Технически осуществимо заключение Украиной с Россией и ЕС согласованного договора о свободной торговле. Таким образом эта страна могла бы позиционировать себя в качестве партнера, выполняющего заказы  России и ЕС, который мог бы стать конкурентоспособным благодаря низким расходам по заработной плате. Это было бы выгодно также  и ЕС, и России. Соблюдение соглашения, впрочем, должно гарантироваться штрафными мерами вроде повышения таможенных пошлин.

Прежде чем такие интересы будут сбалансированы и, наконец, смогут быть увязаны друг с другом в конструктивных компромиссах, следует охладить сам конфликт. Правильный путь для этого мог бы состоять в разработке плана из нескольких пунктов: перемирие, сопровождающееся освобождением заложников и наблюдателей ОБСЕ. Затем обе стороны должны освободить занятые ими площади и здания, после чего националисты в Киеве и сепаратисты на Востоке сдают оружие. Для таких шагов требуется готовность обеих сторон к деэскалации.

Ее должны стимулировать пользующиеся доверием посредники ЕС на самом высоком уровне – по возможности, не в присутствии США! В эти дни все большую ценность приобретают нейтралитет и уважение по отношению к обеим сторонам.

Материал опубликован на сайте WiWo online.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK