24 апреля 2019
USD EUR
Погода

Эстафета ветеранов

Идея КПРФ дать ветеранский статус участникам подавления Пражской весны 1968 года дальновидна. Нового национального мифа должно хватить еще лет на 20

Законопроект  группы депутатов КПРФ о том, чтобы считать участниками боевых действий советских солдат, проводивших в Праге‑68 операцию «Дунай», мне очень нравится, потому что я за последовательность. Что неясно? Они были участниками боевых действий. Рисковали, потому что никто не знал, как все обернется. Может, какой-нибудь мирный с виду чех обольет кипятком из окна, а может, и НАТО войска введет. Нам же говорили, что, если бы мы не ввели войска в Прагу, Афганистан, Крым – в последнем они назывались «вежливыми людьми», – там уже через полчаса были бы американцы.

Если говорить совсем серьезно, Родина не должна бросать своих. Если у нее хватало мужества, авантюризма или геополитической смекалки послать их на сопредельные территории, должно хватать всех этих качеств и на то, чтобы признать свою за них ответственность. А то что это такое: чуть поймают и пленят кого-то из наших, как они автоматически оказываются заранее уволенными в запас. Допустим, наше вторжение в Чехословакию не сумели выдать за братскую помощь, и сам соцлагерь спустя двадцать лет крякнул, – но неудачная боевая операция не перестает быть боевой. Члены фракции КПРФ, кстати, и не настаивают на том, чтобы спецоперация «Дунай» была признана блестящей победой. Они ограничиваются набившими оскомину, но вечно актуальными разговорами о том, что братская Чехословакия была в смертельной опасности, а что она этого не сознавала, так это она просто не успела проникнуться социалистическим духом.

Солдаты не виноваты, что их послали в Прагу. Они должны пользоваться всеми льготами участников боевых действий и, более того, всем возможным почетом в обществе, которое ни на йоту не изменилось: оно по-прежнему индифферентно и терпит любое наступление на свои права, а потому не вправе требовать от солдат гипертрофированного гражданского мужества. Мы не знаем ни одного советского солдата, отказавшегося выполнять преступный приказ, и не можем требовать от военнослужащих подобного самопожертвования. Если у нас в сравнительно мирные времена никто не готов выйти на улицу без разрешения, чего требовать от тех, для которых малейшее неповиновение чревато трибуналом? У солдат не было выбора, им сказали, что в Праге они защищают Отечество, и Отечество – говорю совершенно серьезно – не имеет права задним числом осуждать их. Им надо присвоить статус ветеранов и приглашать в школы с воспоминаниями. Стыдиться им совершенно нечего. А те, кому было чего стыдиться, давно умерли – в полном, кстати, почете.

У дальновидной инициативы КПРФ есть и еще один плюс: ветеранов Великой Отечественной почти не осталось, а эстафету поколений кто-то должен поддерживать. «Нас не то чтобы мало – нас почти уже нет», – написал Михаил Львов еще в 1985 году. В обществе обязаны быть герои, которых можно приглашать в военкомат для вдохновляющей беседы с призывниками; должны быть ветераны, марширующие на параде и выступающие по телевизору, ветераны, от имени которых власть шельмует оппозицию и закручивает гайки. Было время, когда ветеранов заставляли подписывать письма против рок-ансамблей или осуждать развратную молодежную моду; напрасно расслабились те, кто полагает, что сегодня ниша этих осуждантов свободна. У нас сегодня куда больше явлений, которые следует безжалостно разоблачать, и очень много призывников, еще не понимающих до конца, как сильно они нужны Родине. Надо им объяснить. Ветеран в России – традиционный носитель морального авторитета, вроде аксакала на Кавказе. Среди молодых и активных современников никто таким авторитетом не обладает, поскольку у живого (и тем более молодого) не может быть абсолютной правоты. Мало ли еще чего он скажет или сделает! Героев у нас делают только из мертвых – или из таких старых, что сил на сопротивление у них уже нет физически. Грядет 50‑летие Пражской весны. К этому славному юбилею ветераны спецоперации «Дунай» должны отдельной колонной идти по Красной площади – не обязательно 20 августа, можно 9 мая. О них должны снять эпическое полотно, в котором будут разоблачаться американские происки в Чехословакии. Они должны получить квартиры, машины и снегоходы. Этого национального мифа должно хватить еще лет на 20, после чего придет очередь афганцев – они как раз доживут до безопасной старости.

Впрочем, есть точка зрения, что после 2018 года многое в России изменится. Тогда Госдуме тем более надо поторопиться с канонизацией ветеранов Праги‑68. С жильем, конечно, не успеют, а вот автомобилей «Лада-Калина» вполне может хватить.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK