14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Глубокий ров

И вот внезапно между Германией и Россией снова зияет глубокий ров. Ощущается взаимное недоверие, взаимное непонимание слов и поступков друг друга. Да, через этот ров в отдельных местах можно навести мосты в виде стипендий и газовых контрактов, но, тем не менее, он не уменьшается.

Германо-российский экономический форум начинается с давно известной проблемы. В то время как представители Германии уже беседуют на подиуме, российский вице-премьер заставляет себя ждать. Аркадий Дворкович появляется на конференции с опозданием в 15 минут, улыбается присутствующим, усаживается. Хроническая непунктуальность россиян „неискоренима“, ворчит один из немцев.
Потом работать отказывается техника. На подиуме ведется дискуссия, но звук в оборудование для синхронного перевода не поступает. Переводчик выходит из кабинки, пробирается мимо операторов и начинает переводить, стоя у края сцены.
Не слишком удачное начало для конференции, которая должна была целиком и полностью пройти под знаком понимания. Способствовать умиротворению – сейчас, когда  германо-российские отношения после присоединения Москвой Крыма в очередной раз оказались нарушенными. Запад ввел экономические санкции и угрожает расширить их. Немецкие инвесторы вывели из России миллиарды. Канцлер Ангела Меркель призывает сокращать зависимость страны от российского газа.

Стремление приуменьшить значение крымского кризиса

Зато на сырьевом форуме в Дрездене участники стремятся приуменьшить значение крымского кризиса. „Возможно, мы говорим на двух разных языках, – объясняет Дворкович. – Но по сути мы говорим на одном: это язык экономики“. Тот факт, что он сам находится в Дрездене, свидетельствует, что российско-германские отношение все еще остаются хорошими, считает он.
Дворкович считается сторонником либеральной экономики, умеренным прагматиком. Он родился в 1972 году и получил образование в США, в Университете Дьюка. Он явно относится не к поколению Владимира Путина. Даже чисто зрительно он – противоположность железного президента России, который любит с обнаженным торсом позировать на фоне тайги. Дворкович – мужчина изящного телосложения, модно одетый, с манерами топ-менеджера: любезная улыбка, мягкий голос.
„В настоящий момент между Германией и Россией есть разногласия, – признает он. Но это не конфронтация“. Дескать, речь идет не о правительственных интересах, а об интересах сотен миллионов граждан в России и Европе, которые могут серьезно пострадать от последствий холодной экономической войны. Затем Дворкович живописует, как Кремль немерен углублять российско-германские отношения. Он обещает налоговые послабления для инвесторов, которые пойдут на риск капиталовложений в разработку сырьевых месторождений в отдаленных регионах России с их труднодобываемыми запасами.

Коммуникация как ресурс

Позднее он объявит о выделении почти миллиона евро на финансирование немецких профессоров и ученых, которые готовы интеллектуально двигать вперед российский энергетический сектор. Business as usual – дела идут своим чередом: таков посыл всех его заявлений в этот день. Пока политики спорят, бизнес и наука усиливают сотрудничество. Экономика объединяет.
Немецкие участники форума тоже при каждом удобном случае стараются подчеркнуть совместные ценности. Так, сопредседатель Клаус Тепфер призывает помнить об „ответственностью перед обществом“ и не ставить под угрозу безопасность энергоснабжения в Европе. Глава немецкого концерна Verbundnetz Gas AG Карстен Хойхерт напоминает, что „коммуникация – это тоже ресурс“.
Но затем Дворкович еще раз берет слово: „Все субъекты Российской Федерации готовы продолжить переговоры. В том числе новые“. Под „новыми“ он имеет в виду Крым.
На подиуме много говорилось о взаимопонимании. Но насколько большое понимание демонстрирует российский вице-премьер? Или он не может понять, что Запад считает присоединение Крыма нарушением международного права?
"Мы считаем, что международное право было соблюдено“, – говорит Дворкович. Почему, обяснил Владимир Путин в обстоятельном заявлении, напоминает он. „Если у вас есть час времени, я вам его зачитаю“.

Тень истории

И вот внезапно между Германией и Россией снова зияет глубокий ров. Ощущается взаимное недоверие, взаимное непонимание слов и поступков друг друга. Да, через этот ров в отдельных местах можно навести мосты в виде стипендий и газовых контрактов, но, тем не менее, он не уменьшается.
Валерий Язев, родившийся в 1949 году – депутат Государственной Думы, известный сторонник жесткой линии и газовый лоббист. На подиуме он говорил скорее негромко; теперь политик сидит в кожаном кресле в зоне для прессы конгресс-центра и рассказывает о своем детстве. „Фашисты забрали 250 детей, – говорит он. – Меньше половины вернулись назад. Остальных убили“. Людей загоняли на минные поля, об этом рассказывали ему родители: „Это было чудовищное время“.
Украинских революционеров Язев осуждает как не меньших фашистов: „Что должны думать граждане, когда такие люди приходят к власти? Тем более в Крыму, где 60% населения – русские“. Бросать их в такой беде „равносильно предательству“. Только поэтому Россия пришла в Крым.
Язев создает радикальную, в историческом плане отчасти искаженную перспективу. Но она показывает, насколько различаются российское и немецкое видение и насколько глубокими по сей день остаются раны. И потому воздействие экономического сотрудничества оказывается не безграничным. „Сотрудничество – это хорошо, – говорит Язев, поскольку оно создает совместные материальные ценности“. На такой основе что-то можно построить. Но исторические проблемы, глубокое непонимание между двумя народами, оно никогда не исцелит.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK