12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

И не друг, и не враг, а Трамп

Победу Дональда Трампа на президентских выборах в российской Госдуме встретили аплодисментами. Но 45-й президент США может оказаться для России таким же непростым партнером, как и Барак Обама. 

В пятницу, 20 января миллиардер Дональд Трамп, чья победа на президентских выборах стала сюрпризом не только для его противников, но, похоже, и для него самого, официально заступит на пост президента самой могущественной страны мира (если брать совокупно ее экономический и военный потенциал).

Впрочем, сюрпризы могут на этом не закончиться.

Как поведет себя на высшем государственном посту миллиардер, в отличие от своих предшественников не имеющий абсолютно никакого опыта государственной или военной службы и никогда не занимавший выборных должностей? Это большая загадка. Но и в ходе своей предвыборной кампании, и после выборов он показал себя человеком крайне неортодоксальных взглядов, готовым ломать сложившиеся десятилетиями политические схемы. Особенно это касается внешней политики.

Who is mister Trump?

В феврале 2000 года американская журналистка Труди Рубин задала собравшимся на Давосский экономический форум простой вопрос «Who is мr Putin?» («Кто такой господин Путин?»). Никто из присутствовавших там представителей мировой элиты внятного ответа дать ей тогда не смог. В марте того же года Путин, до этого недолгое время занимавший пост премьер-министра, победил на президентских выборах.

Теперь политики в очень многих странах мира мучительно ищут ответ на вопрос «Кто такой господин Трамп?» Речь, конечно же, идет не об этапах его трудового пути, они уже довольно широко описаны. Вопрос, который всех волнует: как будет действовать Трамп-президент? Особенно учитывая, что он уже успел отметиться рядом весьма неординарных высказываний, свидетельствующих о весьма специфическом восприятии бизнесменом мира, лежащего за пределами границ Соединенных Штатов Америки.

Один из бывших соратников будущего 45‑го президента США рассказывал, что, беседуя с экспертом‑международником, Трамп настойчиво интересовался, почему США не используют ядерное оружие, если оно у них есть.

Нетрадиционно подходит Трамп и к НАТО – по его мнению, Североатлантический альянс устарел. И к одному из ведущих торговых партнеров США – Китаю. Уже десятилетия США придерживались так называемой политики «одного Китая», то есть признавали островной Тайвань неотъемлемой частью материкового Китая. Поэтому, когда в декабре Трамп позвонил главе администрации Тайваня Цай Инвэнь, в Пекине были слегка ошарашены. Еще раньше Трамп задавался вопросом: если США придерживаются политики «одного Китая», то ведь должны что-то получить взамен?

Нестандартный подход у Трампа и к союзникам США в целом. По его мнению, если они хотят пользоваться гарантиями безопасности, американским ядерным зонтиком, то должны за это платить. В буквальном смысле этого слова.

Справедливости ради надо сказать, что и его предшественники (и президенты, и кандидаты в президенты) тоже допускали подобные милые чудачества. Бывает, люди оговариваются. Но в случае с Трампом речь не идет об оговорках.

В ходе предвыборной кампании 2008 года Барак Обама, например, заявил, что объехал все 57 штатов. Их на самом деле 50. Но непререкаемой славой пользовался Джордж Буш-младший, автор так называемых «бушизмов». В их числе такое бесспорное по своей сути утверждение, что «люди и рыбы могут мирно сосуществовать». Или другой перл: «Наши враги (речь шла о борьбе с террором. – «Профиль») находчивы и изобретательны. Мы тоже. Они все время ищут новые пути, как навредить нашей стране и нашим людям. Мы тоже».

«Многие американские президенты, попадавшие в Белый дом в XX веке, – это, как правило, бывшие губернаторы. Губернаторство – неплохой трамплин, но, как правило, у всех губернаторов, за очень небольшими исключениями, неглубокое знание внешнего мира, – говорит директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов. – На того же Джимми Картера многие смотрели как на провинциала, и он, в общем, будучи президентом, учился строить международные дела в тот сложный период времени, во второй половине 70‑х годов. Так что в этом смысле Трамп не исключение. Да, он крупный бизнесмен со своими проблемами и достижениями, но достаточно ли этого, чтобы руководить администрацией крупнейшего и самого мощного государства в мире? Так сейчас формулируется вопрос».

«Несмотря на свой зрелый возраст, ему придется учиться быть не кандидатом в президенты – с этой ролью он неплохо справился, – а государственным деятелем, который, прежде чем что-то произносить, наверное, должен подумать», – считает Валерий Гарбузов.

«Команда развития успеха»

В ходе американской предвыборной кампании в Москве не скрывали, что крайне пессимистично смотрят на будущее отношений с США в случае победы Хиллари Клинтон. Она ведь открыто говорила, что намерена продолжить курс предыдущей администрации. Наиболее четко умонастроения российского политбомонда, как это обычно случается, сформулировал лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Если резюмировать, то звучало это так: «Трамп – это мир на планете Земля, Хиллари – это война».

Трамп действительно высказывался о России в целом и Владимире Путине весьма комплиментарно, в то время как администрация Барака Обамы на излете своей истории действовала все более жестко. Кульминацией противостояния стала история со взломом компьютеров Демократической партии неизвестными хакерами, что было расценено администрацией Барака Обамы как попытка вмешательства России в ход предвыборной кампании. По крайней мере, к подобному выводу пришли американские спецслужбы, ознакомившие с результатами своего расследования и выбранного президента. Впрочем, в Москве подобные обвинения в свой адрес жестко отметали.

Впрочем, как отметили американские журналисты, Тиллерсон выступал даже с более ястребиных позиций, чем его будущий патрон.

«Вряд ли мы будем когда-нибудь друзьями… Системы наших ценностей очень различаются», – сказал кандидат в госсекретари о России. Но добавил, что «мы должны двигаться к тому, чтобы Россия из вечного врага превратилась в партнера иногда».

Как отметил Тиллерсон, он рекомендовал бы украинским властям разместить вдоль восточной границы своих военных, а США и НАТО должны помочь поставками вооружений и данными воздушной разведки.

При этом в ходе слушаний выяснилось, что позиции будущего главы госдепа и президента не во всем совпадают. В отличие от Трампа, например, Тиллерсон выступает против того, чтобы у некоторых союзников США появилось ядерное оружие, и не столь жестко настроен против Тихоокеанского торгового партнерства.

«Это особенность государственной машины США. Надо понимать, что в США нет вертикали власти, они даже не думают такими категориями. Ведомства в США, особенно правительственные, федеральные, – это самостоятельные единицы, которые, конечно, работают в общем русле политики администрации, но их голос всегда слышен, и они могут сказать свое слово, и это может быть такое слово, которое дезавуирует какие-то обещания либо видимость обещаний даже госсекретаря и даже президента», – подчеркивает Валерий Гарбузов.

Можно добиться обещания президента, но это не значит, что вся его команда будет говорить так же, как он. Сначала будет обсуждение, поиск каких-то вариантов, а потом уже появится окончательное решение, которое может быть совершенно другим, говорит эксперт.

Фото: EPA⁄Vostock Photo

Ничего личного, просто бизнес

На минувшей неделе со своей прощальной речью выступил в Чикаго (штат Иллинойс) Барак Обама, покидающий Белый дом. Именно в Чикаго начиналась его политическая карьера. Говорил он в основном об исключительности американской нации. О России он помянул лишь в контексте влияния США в мире, поставив Москву в один ряд с Пекином, назвав обе страны соперниками Вашингтона.

Дональд Трамп, на минувшей неделе давший первую за последние полгода большую пресс-конференцию, Россию поминал несколько чаще. Журналистов прежде всего интересовало, как Трамп относится к циркулирующему в американской прессе некоему досье, где описываются его контакты с российскими представителями.

Тем не менее Трампу удалось пояснить, как он видит будущее отношений США и России. «Если Путину нравится Дональд Трамп, то знаете что, ребята? Это называется актив, а не обязательство. Сейчас я не знаю, удастся ли мне поладить с Владимиром Путиным. Я надеюсь, что у меня получится, но и велики шансы, что этого не случится. И если у меня не получится, неужели вы искренне думаете, что Хиллари вела бы себя с Путиным более жестко, чем я?»

«Трамп ведет себя не как политический деятель, а именно как бизнесмен. А главное для бизнесмена – результат, – говорит Валерий Гарбузов. – Если он будет исходить из прагматических убеждений, на что многие рассчитывают, и у нас в том числе, это будет один результат. Но Трамп живет не в безвоздушном пространстве, его окружает множество идеологизированных политиков, которые окопались прежде всего в американском конгрессе, и они, используя инструменты американской прессы, будут вставлять ему палки в колеса, если он пойдет по такому пути».

При этом Трамп на пресс-конференции особо подчеркнул, что он не собирается «перезагружать» отношения с Россией, как это попытался сделать Барак Обама в начале своего первого президентского срока. Правда, он был далеко не первым хозяином Белого дома, пытавшимся перезагрузить отношения с Россией по итогам правления своего предшественника.

В 90‑х годах администрация Билла Клинтона занималась, как формулировал один из его советников, «не просто предотвращением худшего, но взращиванием лучшего из всего возможного в бывшем СССР», то есть пыталась (как могла) обеспечить переход России от тоталитаризма к демократии, от плановой экономики к рыночной. Жирной точкой в этом неудавшемся партнерстве можно считать знаменитый разворот Евгения Примакова над Атлантикой.

Сменивший Клинтона в Белом доме Джордж Буш-младший, заглянув в 2001 году Владимиру Путину в глаза, смог «почувствовать душу» российского лидера. Буш поначалу говорил о «новом партнерстве» с Россией, но закончилось все новой холодной войной.

Удастся ли Трампу не повторить печальный опыт своих предшественников на «российском треке», видимо, будет ясно уже в ближайшее время. Но особых оснований для оптимизма эксперты не видят.

«Политика – это искусство компромисса. Если мы хотим что-то получить от американцев, значит, и мы должны быть готовы к каким-то шагам навстречу. Другое дело, что эти шаги не обязательно должны обозначать наши уступки, – говорит генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. – Скажем, Трамп во главу угла ставит борьбу с международным терроризмом. Конечно, здесь он рассчитывает на более активное сотрудничество с Москвой. Например, возможно восстановление комиссии, возглавляемой главами спецслужб, которые на постоянной основе обмениваются информацией. Создание такого механизма не будет означать уступки со стороны России. Наверное, можно найти еще несколько таких тем с учетом приоритетов Трампа, не поступаясь своими принципами».

«Американское государство с приходом Трампа в Белый дом не изменилось. Да, поменяется администрация, да, могут быть какие-то коррективы, но есть постоянные величины и во внутренней политике США, и во внешней политике США. И эти постоянные величины не в силах изменить Трамп», – говорит Валерий Гарбузов.

Фото: Charles Rex Arbogast⁄AP⁄TASS

При участии Марии Сластенниковой

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK