12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Конфликт с Россией заставил Запад обратить свое внимание на Балканы»

На минувшей неделе Черногория официально стала 29-м членом НАТО. В Москве же открыто говорят о том, что власти этой бывшей югославской республики проводят русофобскую политику. И вообще за Балканы, по мнению российских дипломатов, США и Европа взялись всерьез. «Профиль» выяснил у научного сотрудника Института славяноведения РАН, эксперта Российского совета по международным делам Александра Пивоваренко, можно ли считать, что Балканы превращаются в некое поле геополитического противостояния России и Запада.

– Тема членства Черногории в НАТО действительно вызвала масштабный раскол в черногорском обществе, как сообщают некоторые российские СМИ?

– Раскол определенно существует. Согласно социологическим опросам, в Черногории, так же как и в Сербии, уровень поддержки НАТО невелик: максимум порядка 40%. 28 апреля 2017 года за вступление в НАТО проголосовало 46 из 81 депутата черногорского парламента. Остальные заседание бойкотировали. Факт раскола косвенно признал и сам премьер-министр Душко Маркович, который сразу после подписания протокола о вступлении заявил, что черногорскому обществу нужно объединиться для строительства «лучшего, евроатлантического будущего».

– В обществе раскол. Но политическая элита активно продвигала тему членства в НАТО. Почему?

– Очевидно, что с элитой велись переговоры. Возможно, оказывалось давление. В случае с Черногорией воздействие на элиты является единственным способом чего-то добиться в силу внутреннего устройства черногорского общества, в котором сильны элементы клановости и неформальной иерархии. Если смотреть ретроспективно, то движение Черногории в НАТО началось с момента ее развода с Сербией в 2005–2006 годах, и эта идея продвигалась последние десять лет. Будущее членство Черногории в НАТО неоднократно фиксировалось в заявлениях альянса. До 2014 года процесс интеграции шел медленно, но конфликт с Россией заставил Запад обратить свое внимание на Балканы. И этот процесс значительно ускорился именно в последние три года.

– Если судить по крайне жесткой и эмоциональной реакции российских официальных лиц, то создается ощущение, что военный потенциал НАТО после вступления в альянс Черногории резко увеличится…

– Это можно интерпретировать как некий демонстративный жест Брюсселя по отношению к Москве, учитывая исторические связи России и Черногории. Однако стратегические соображения также можно найти. Во-первых, Черногория обладает Которским заливом, географически одной из самых защищенных гаваней Европы. Во-вторых, черногорское побережье являлось единственным районом в Европе (за исключением Швеции и Калининградской области), не входившим в юрисдикцию НАТО. В-третьих, вступление Черногории окажет влияние на позиции других балканских стран, сегодня говорящих о нейтралитете или желающих вступить в НАТО, но не имеющих пока такой возможности.

– Обывательский вопрос: членство Черногории в НАТО может как-то сказаться на россиянах, которые приобрели там недвижимость? Да и российский МИД говорит об антироссийской истерии в Черногории…

– На бытовом уровне ее, скорее, нет. Отношения у черногорцев с россиянами либо дружеские, либо толерантные, учитывая заинтересованность страны в туристических деньгах. Например, в 2014 году были публикации, что для Черногории, которая стремится в НАТО, слишком большое количество русских, владеющих недвижимостью, представляет угрозу. Сегодня балканские СМИ сообщают, что многие русские продают свою недвижимость. С другой стороны, насколько я знаю, интерес к черногорской недвижимости по-прежнему существует.

Фото: North Atlantic Treaty Organization

– Что вы думаете об истории с неудавшимся переворотом, который якобы пыталась инспирировать в Черногории Россия?

– Сегодня сложно говорить о фактической составляющей. Но каждый раз подобные сюжеты возникали параллельно крупным европейским событиям. На следующий день после выступления Сергея Лаврова на Мюнхенской конференции в феврале 2017 года в The Independent вышла статья, где говорилось о подготовке спецслужбами РФ убийства Мило Джукановича, черногорского премьер-министра в 2012–2016 гг. Ссылка шла на правительственные источники и заявления черногорских официальных лиц. Что касается СМИ Черногории, то там фигурируют те же сюжеты, что и везде на Западе, – российские хакеры и т. п. Например, на сайте газеты «Вести» висит очередная статья, где говорится, что русские хакеры подрывали и черногорскую нацбезопасность. По сути, все эти истории стали информационным обеспечением вступления страны в НАТО.

– Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил недавно, что США и ведущие страны ЕС одержимы идеей очередного «освоения Балкан». А зачем им Балканы?

– Балканы важны для Европы по нескольким причинам. Во-первых, это транзитный регион, и это его значение растет в связи с кризисом беженцев. Кроме того, ЕС реализует на Балканах ряд транзитных инфраструктурных проектов. Растет и его военное значение. Сегодня, когда НАТО укрепляет свои позиции в Восточной Европе, именно балканский сегмент должен вызывать у него наибольшее беспокойство. Ведь, в отличие от Прибалтики и Польши, сербы, черногорцы, македонцы никогда не воевали против России. В условиях нынешней конфронтации между Россией и Западом действия Брюсселя можно расценивать как попытку повысить лояльность в этом сложном регионе.

– Не превращаются ли Балканы в некое поле геополитического противостояния России и Запада?

– Я бы сказал, что Балканы становятся точкой пересечения интересов ведущих мировых сил. Тут сходятся интересы Запада, России, Турции и арабского мира. И российское влияние здесь не самое основное. Тот же кризис с беженцами – здесь главную роль играла Турция, через чью территорию эти беженцы перебирались в Европу. В инфраструктурные проекты в этом регионе много инвестируют Китай и арабские страны, которые пытаются расширить свое присутствие в Европе.

– Сербия, Черногория, Македония, Албания, Босния и Герцеговина официально заявляют о своей приверженности курсу на вступление в Евросоюз. Но насколько реальны их шансы на евроинтеграцию?

– Еще несколько лет назад членство Черногории в НАТО было сложно себе представить. Сегодня это реальность. После смены правительства в Македонии новый премьер-министр Зоран Заев заявил, что желает видеть свою страну в альянсе. Однако ту же линию, пусть и не так демонстративно, проводило предыдущее правительство. Сербия, например, уверяет, что в военных делах будет придерживаться нейтралитета, но вступление в ЕС – ее главная цель во внешней политике. Но пока не было случая в Юго-Восточной Европе, чтобы вступление в ЕС не сопровождалось вступлением в НАТО. Так что нет ничего невозможного.

– Понятно, чем ЕС привлекает эти страны, – экономические проекты, свободные рынки. Понятно, чем привлекает НАТО, – блок «торгует» безопасностью. А что Россия может предложить балканским государствам?

– Балканы в предыдущие годы не значились в числе наших внешнеполитических приоритетов – этому региону во всех стратегических документах посвящалось меньше нескольких строк. Россия была больше озабочена безопасностью вокруг собственных границ и строительством Евразийского союза. Именно из-за этого на Балканах мы сегодня имеем то, что имеем.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK