14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Копилка спасена

Почему российское правительство променяло экономический рост на увеличение резервов?

В минувший вторник состоялись сразу два события, способных пролить свет на то, какой может быть экономическая политика правительства на ближайшее время. Сначала премьер-министр Дмитрий Медведев выступал с отчетом в Госдуме, а ближе к ночи экономический блок правительства и администрации президента собрался в Кремле на совещание у Владимира Путина. И там и там было сказано, что курс меняться не будет, смягчения бюджетного правила, на чем настаивали министр экономического развития Алексей Улюкаев, вице-премьер Игорь Шувалов и помощник президента Андрей Белоусов, также не произойдет. Дмитрий Медведев прямо заявил, что менять экономическую политику не надо: «Было бы неверным метаться из стороны в сторону. Это продуманная и выстроенная система действий. Я не считаю правильным менять ее принципиальным образом». Президент по итогам совещания не высказывался, но ранее заявил, что сомневается в необходимости корректировать бюджетное правило.
Вопрос о бюджетном правиле был одним из самых обсуждаемых в последние недели («Профиль» подробно писал об этом в №13 от 07.04.14). Шувалов, Улюкаев и Белоусов предлагали стимулировать экономику за счет увеличения бюджетных расходов. Смягчение бюджетного правила предполагало увеличение дефицита госказны с 1 до 2% ВВП, что и дало бы возможность дополнительно потратить 650—800 млрд рублей в 2014 году. Глава Минфина Антон Силуанов и председатель Банка России Эльвира Набиуллина были категорически против этого. На совещании у президента позицию Минфина и ЦБ поддержала «тяжелая артиллерия» в лице экс-министра финансов Алексея Кудрина. Кудрин по-прежнему остается ключевым советником Владимира Путина в экономических вопросах. К его мнению глава государства прислушивается внимательнее, чем к мнению других экспертов, сказал нам один из сотрудников правительства. Сам факт присутствия Кудрина, не занимающего никаких официальных должностей, на совещании у президента говорит о многом.
Отказ от коррекции бюджетного правила означает, что стимулировать инвестиционную активность и потребительский спрос за счет государственных денег не получится. Частных инвестиций и расходов для выхода из положения «около нуля» недостаточно. В первом квартале текущего года инвестиции в основной капитал упали на 4,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а реальные располагаемые доходы населения сократились на 2,4%. Если до совещания Минэкономразвития считало, что основным сценарием развития российской экономики станет рост ВВП в 2014 году на 1,1%, то теперь вероятнее всего более пессимистичный сценарий — с ростом всего лишь на 0,5%. А директор департамента долгосрочного стратегического планирования Минфина Максим Орешкин заявил на минувшей неделе, что его ведомство ждет нулевого роста ВВП во втором-третьем кварталах этого года и не исключает рецессии — отрицательных темпов роста ВВП в течение двух кварталов подряд. Правда, глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев одернул коллегу, сказав, что такое утверждение ни на чем не основано, но вероятность рецессии не исключил.
Почему же Владимир Путин и Дмитрий Медведев ничего не предпринимают для стимулирования роста и де-факто соглашаются на стагнацию, которая может перейти в рецессию? Логика «тандема» может быть такой. В настоящий момент Россия находится под угрозой серьезных экономических санкций со стороны Запада. В случае их применения федеральный бюджет может недосчитаться значительной части экспортных доходов. Напомним, что поступления только от поставок за рубеж углеводородов составляют около 50% доходов федерального бюджета. В этих условиях Владимир Путин предпочел иметь более серьезную подушку безопасности, а не более высокие темпы роста ВВП. Он не забыл, как в 2008—2009 годах его выручил Стабилизационный фонд, сформированный под нажимом Алексея Кудрина. Тогда на спасение банковской системы и отдельных предприятий, а также на латание дыр в бюджете власти потратили более 2 трлн рублей! Сегодня в Резервном фонде накоплено порядка 3,2 трлн рублей, что составляет около четверти годовых расходов федерального бюджета. Антон
Силуанов хочет даже ужесточить бюджетное правило, чтобы забирать в Резервный фонд не только часть поступлений от экспортных пошлин на нефть и газ, но и дивиденды от налога на прибыль нефтегазовых компаний.
В целом нынешняя ситуация в экономике властями пока оценивается как некритичная, поэтому и делается выбор в пользу накопления резервов. «Большая часть макроэкономических и социальных показателей стабильна или находится в положительной динамике», — заявил Медведев, выступая в Госдуме. Премьер заверил: что бы ни случилось, правительство выполнит свои обязательства в полном объеме, поддержит кредитами регионы, которые вынуждены повышать зарплаты врачам и учителям, не имея на это достаточно средств, из-за чего растет дефицит бюджетов и долг субъектов Федерации (640 млрд рублей и 1,5 трлн рублей соответственно по итогам 2013 года).
Деньги на Крым правительство возьмет из своих резервов, а также заставит министерства и ведомства оптимизировать расходы. Крупные инфраструктурные проекты вроде строительства моста через Керченский пролив ценой 100 млрд рублей или реконструкции Транссиба будут профинансированы из средств Фонда национального благосостояния (в нем сейчас, как и в Резервном, около 3,2 трлн рублей). Дмитрий Медведев недавно подписал постановление правительства, разрешающее вкладывать средства ФНБ в инфраструктурные облигации. Старт мегапроектов намечен на 2015—2016 годы, и они должны будут вывести экономический рост из положения «около нуля» хотя бы в «плюс один», рассчитывают в кабинете министров.
Стоит подчеркнуть, что нынешний экономический курс правительства не устраивает ни правых, ни левых, ни либеральных экономистов, ни государственников. Критики считают, что он консервирует все имеющиеся проблемы и не дает стимулов для более интенсивного развития. Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев оценивает работу правительства как неудовлетворительную. «Вот, например, премьер говорит о том, что прирост ВВП в России сравним со странами ЕС. Но хочу заметить, что весь год нам говорили о кризисе в странах ЕС. Так с чем мы тогда равняемся? — иронизирует эксперт. — А главное даже не показатели, важно, что сформировалась устойчивая тенденция к снижению темпов экономического роста. По нашим оценкам, 2013 год — это последний год экономического роста, дальше начнется спад».
Главное, на что сетуют экономисты, — правительство не влияет на социально-экономическую динамику, плывет по течению. «Она (экономика) идет сама по себе. Плохого правительство тоже ничего не делает, но и позитивных изменений я не вижу, — говорит директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. — На мой взгляд, кабинет министров не готов к каким-то решительным шагам. Периодически они говорят о необходимости снижения налогового бремени или инфляции, но это мантры». Дополнительные трудности, по мнению Гринберга, возникают с присоединением Крыма. Цену этого присоединения еще предстоит определить. Эксперт надеется, что она будет не слишком высокой, но в то же время полагает, что западные страны не успокоятся и при определенных обстоятельствах может последовать ужесточение санкций. «Это, конечно, может стать шансом начать реально что-то делать, но если сильно отгородиться, то это будет путь в Северную Корею», — полагает Гринберг. «Иногда мне кажется, что правительство в панике, хотя и делает вид, что все под контролем», — добавляет он.
Можно ли каким-то образом изменить положение? Дмитрий Медведев, например, заявил о том, что Россия имеет хорошие возможности создать новую основу национальной экономики, которая базируется на собственном производстве. И многие с ним согласны. «Чем это не повод нацелиться на внутренний рынок и показать, как мы можем здорово развиваться за счет собственных инвестиций в Крым, Краснодарский край, Дальний Восток и т.д.? — задается вопросом директор московского офиса компании Tax Consulting U.K. Эдуард Савуляк. — Может быть, уже хватит «зажимать» собственные деньги в Резервном фонде? Но при этом не хотелось бы, чтобы правительство сконцентрировалось только лишь на выполнении социальных программ, так мы точно только деньги все проедим».
«У нас огромный потенциал для обеспечения импортозамещения, — считает председатель комитета по экономической политике Госдумы единоросс Игорь Руденский. — Нужно развивать отрасли и создавать благоприятные условия для ведения бизнеса. А для этого нужно сделать все, чтобы снижалась налоговая нагрузка, чтобы были сформированы преференции для отдельных отраслей, нужно обеспечить доступность кредитов, ставки по которым стоит минимизировать». Однако правительство, хоть и говорит о необходимости развития бизнеса и улучшения инвестклимата, не продвинулось в этом направлении сколько-нибудь заметно.
«Фактически проводится тот же курс, что и десять лет назад, — считает зампред комитета по бюджету и налогам Госдумы Оксана Дмитриева. — Жизнь показала его порочность. Но правительство не только не намерено ничего менять, о чем и сказал премьер-министр, но и не признает необходимости это делать».
«Жаль, что ни слова не было сказано про какие-то реальные шаги, способные стимулировать наших предпринимателей вкладывать деньги в российские проекты», — соглашается с критиками правительства Руслан Гринберг.
«Вместо этого — только пугалки от Следственного комитета о том, как и за что можно будет предпринимателей посадить, криминализировав действия, которые сейчас абсолютно легитимны», — добавляет Эдуард Савуляк.
Правда, остается открытой опция «правительство в отставку», реализация которой дает возможность смены курса. Однако эксперты считают, что в ближайшее время такой поворот событий маловероятен. Накануне отчета Дмитрия Медведева в Госдуме Владимир Путин встречался с ним и дал положительную оценку работе кабинета министров. «Медведев совершенно адекватен той политической системе, которая существует в России, — уверен политолог Алексей Макаркин. — Он согласился с той ролью, которую ему отвели, а раз так, то разговоры о том, как стимулировать рост, можно отправить в урну. От правительства на самом деле мало что зависит. Все это похоже на ситуацию 2004—2007 годов, когда премьерами были Михаил Фрадков и Виктор Зубков». По мнению политолога, сейчас кабинет министров оказался в сложной ситуации, когда он не влияет на принятие решений, но ему придется расхлебывать их. Впрочем, судя по отчету в Госдуме, премьер-министр не переживает и не комплексует по этому поводу. Он бодр, хорошо выглядит и много шутит. Да, за реализацию обещаний президента отвечает он, но все ключевые решения принимает Путин, а значит, в худшем случае премьера переведут на какую-нибудь другую должность с благодарностью и орденом. Вот только выбраться российской экономике из тупика эти игры никак не помогут.
 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK