14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Многие из наших уже поняли, что идея “За русский мир” — проект Кремля»

Среди бойцов добровольческих украинских батальонов есть россияне. Один из них — москвич из левого движения — рассказал, как попал на войну, как воевал и что, по мнению солдат, будет дальше с Новороссией и Крымом.

— Почему вы решили поехать воевать на стороне украинского батальона?

— Для меня Украина – не чужая страна. Здесь у меня много друзей. Плюс, я чувствую ответственность и обязательство помогать здесь людям и поставить Путина на место. Мы должны помогать украинцам.

— Что повлияло на ваше мировоззрение и позицию?

— Я лично из более левых движений. Начиная с 2000 года принимал участие в разных мероприятиях, направленных против империалистической политики России. Я был и на Майдане. Приехал туда один, по личной инициативе. Для меня это было важно — помогать народу бороться против коррумпированной власти. Когда же Майдан успокоился, будучи в Бердянске я услышал о том, что идет в Украине мобилизация в батальоны. Я выбирал между «Донбассом» и «Азовом». Выбрал «Азов» и воюю уже 5 месяцев. Несколько человек из нашей левонаправленной организации также поехали помогать защищать украинские земли вместе со мной.

— Почему вы выбрали именно «Азов»?

— Сюда пошли служить мои друзья. У меня есть друзья и в других батальонах, мы  с ними общаемся.  Один мой друг сейчас воюет на передовой. Он был на Майдане, приезжал ко мне в Москву. Я переживаю за него — несколько моих друзей уже погибли. Я сам был под Иловайском, видел этот кошмар. Вообще, если бы наше руководство нас оттуда не вывело, это было бы ужасно. Это достаточно запутанная история, почему там погибло так много солдат. Вроде знали люди, на что шли, а потом приказы из штаба были путанные, да и подмоги долго не было.

— Как вы уживаетесь с другими солдатами при своих левых взглядах?

— В отношении взглядов все нормально. Меня особо не напрягают их взгляды, а я свои не очень афиширую. Тут по большей степени взгляды направлены на сохранение территории Украины, а также на укрепление украинской нации и идеи.

— Есть ли у вас российские знакомые, которые воюют за ДНР или ЛНР?

— Я агитировал и других левых друзей ехать и защищать украинский народ. Но вся эта ситуация разделила наше движение на тех, кто поддерживает новообразованные республики, и тех, кто защищает страну, чьи территории были забраны.

У меня есть друзья, которые воюют за ДНР. Один из них погиб здесь на Донбассе. Многие верят пропаганде и едут защищать интересы людей из новых республик, верят в украинских карателей и в расстрел мирных жителей. А на деле иногда приходит прозрение. Человек, который воюет, не может увидеть всю картину событий, но некоторые мои знакомые приехали воевать за ДНР и поняли там уже, что это все развод, что идея «За русский мир» — проект Кремля. 

— Вы не боитесь воевать со своими? С россиянами?

— Я не считаю их своими. Они приходят с оружием в руках воевать против законных территорий Украины, за искусственно созданные ДНР и ЛНР. Воюют на чужой территории, да и, как я говорил, подвержены пропаганде. Это их выбор. Есть россияне, которые воюют и на стороне Украины, и не только в моем батальоне «Азов». Другие батальоны просто это не афишируют. Из моих знакомых 5 человек воюют в других батальонах. Но вообще бойцов из России здесь много, только я знаю 20 человек.

— Собираетесь ли вы возвращаться домой?

— Я не уверен, что смогу вернуться, наверняка там меня поймают и посадят. Поэтому, наверное, зацеплюсь в Украине. В общем, домой не приеду. Родителей у меня уже нет, а друзья всегда останутся. По ним я  очень скучаю, все-таки 28 лет прожил там.

Кстати, у белорусов, которые здесь воюют, с возвращением тоже есть проблемы. Был случай, когда знакомый, воевавший за ДНР, вернулся домой в Белоруссию и был арестован за предательство родины, а там с этим очень тяжко, вплоть до смертной казни. То же самое, наверно, ожидает и тех, кто воевал за Украину. Батька поддерживает только себя, и будет с тем, с кем выгодней. У нас один белорус воюет, и тоже, наверное, не вернется.

— Расскажите о своей жизни в России.

— Я жил в Москве, возле метро «Арбатская», а до этого в Люберцах. У меня был свой мини-отель, и еще я работал бариста. Начал работать в 18 лет. Я сменил очень много профессий, потому что жил без родителей и нужно было зарабатывать. Учиться было некогда. Активно участвовал в разных политических организациях, увлекался компьютерами и интернет-технологиями.

— Как вы думаете, долго ли продлится конфликт на Востоке?

— Думаю, что довольно долго, 1-2 года. А в каком состоянии — это уже вопрос. ДНР, мне кажется, уже не выгодна ни самой ДНР, ни России как по продовольствию, так и по ресурсам. Крым — это черная дыра для России, а теперь к ней присоединился и Восток. Возможно, эти территории станут как Приднестровье или Северная Осетия, а может, вернутся в состав Украины. Я, кстати, уезжать отсюда пока не собираюсь.  Буду воевать, потому что до стабилизации ситуации тут еще далеко. Не за тем я сюда приезжал, чтобы все бросить и уехать.

— А что, по-вашему, сейчас происходит в России?

— Сейчас в России все очень плохо, какой бы хорошей картинка не была. Вместо положительной стороны развитие идет в отрицательную. До Крыма рейтинг Путина падал, в обществе назревало недовольство. А после он поднялся настолько же, насколько до этого упал.

Я всегда хотел улучшать общество, инициировал его изменение, но россияне сами не хотят ничего менять. Там не прокатит, если я приеду и скажу: «Я помогу вам». Если у людей не изменится сознание, то ничего не получится.

В России москвичи находятся более в комфортных условиях и имеют гораздо больше информации, чем остальные. В деревне же главные вопросы — где купить хлеба и как выжить. Поэтому когда в столице возникают протестные движения, им говорят — у вас зарплаты по 30 тысяч, а у нас по 10, вы там с жиру беситесь и херней страдаете. Предложение тоже «пострадать херней» и добиться себе зарплат в 30 тысяч их не устраивает. Легче искать места потеплее. 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK