15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Молдавские социалисты не «сдадутся» Москве

Политический раскол в Молдавии отразил общие тренды постсоветского пространства

В последний ноябрьский день в Молдавии состоялись очередные выборы в парламент. На постсоветском пространстве кампании по избранию депутатов высшего представительного органа власти традиционно привлекают к себе меньше внимания, чем президентские гонки. Однако случай с Молдавией особенный. Эта страна — парламентская республика, и в ней от депутатского корпуса зависит формирование правительства, избрание главы государства и в конечном итоге определение основ ее внутреннего и внешнеполитического курса.

Дополнительный интерес к прошедшей кампании подогревался ситуацией в соседней Украине, которая традиционно воспринимается молдавскими политиками как определенный пример (как для подражания, так и для критического восприятия вплоть до неприятия). 2014 год многим видится как время активизации конкуренции за постсоветское пространство между Россией и Западом. И Молдавия в этом контексте — еще один полигон такой борьбы. Тем паче что внутри нее существует определенный раскол на сторонников европейской интеграции (на момент выборов именно они составляли правящую коалицию) и евроскептиков, к которым принято относить левые партии (социалистов и коммунистов). Как следствие, ноябрьскую кампанию рассматривали едва ли не как своеобразный выбор между европейской и евразийской интеграцией.

Остроты ситуации добавляло то, что эта небольшая республика после распада Советского Союза оказалась вовлеченной в приднестровский конфликт, который до сих пор политически не разрешен и рассматривается как «замороженный». Долгое время этот сюжет был отодвинут на второй план в постсоветской повестке дня. Однако украинский кризис снова актуализировал его (непризнанная Приднестровская Молдавская Республика имеет более 400 км общей де-факто границы с Украиной). Киев рассматривает ПМР как аванпост России, а потому стремится отгородиться от этого образования не только в переносном, но и в буквальном смысле. В свою очередь Москва расценивает такие действия украинской власти как блокаду и попытки нарушения имеющегося статус-кво не в пользу РФ.  

Как бы то ни было, а голосование состоялось. И оглашение первых же предварительных итогов породило различные, порой диаметрально противоположные интерпретации. С одной стороны, самый высокий результат (более 21%) показали социалисты, а Компартия набрала 17%. Некоторые эксперты поспешили заявить о победе «пророссийских сил». Однако выборы в парламент — не спортивное соревнование, в которых сотая доля секунды или считаные миллиметры, отделяющие победителя от серебряного призера, дают искомое «золото». Намного важнее набранных процентов возможность сформировать коалицию, правительство и избрать «своего» президента. Пять лет назад для этого потребовалось проведение досрочной избирательной кампании. И по этим параметрам победа левых сил не выглядит впечатляющей и безоговорочной.

Во-первых, сегодня между социалистами и коммунистами далеко не безоблачные отношения, отягощенные к тому же личностным фактором. Во-вторых, проевропейские партии (либеральные демократы, демократы и либералы) получили неплохие результаты, соответственно свыше 19, 15 и 9%. Таким образом, несмотря на то что позиции правящей коалиции заметно пошатнулись, их не стоит списывать со счетов. Партии, входящие в нее, имеют возможность сохранить свои позиции. Фактически политический раскол в Молдавии отразил общие тренды постсоветского пространства. Оно расколото между сторонниками ускорения движения на Запад к европейской и североатлантической интеграции и теми, кто ориентирован на стабильность, осторожное отношение к радикальным инновациям и видит Россию в качестве гаранта этого выбора.

В то же время не следует абсолютизировать расхождения между якобы пророссийскими и проевропейскими силами. Напомню, что именно молдавская Компартия во главе с Владимиром Ворониным в 2003 году сорвала подписание «плана Дмитрия Козака», предусматривавшего урегулирование приднестровского конфликта на основе территориальной целостности и федерализации Молдовы. Во многом именно после этого провала российская эксклюзивность на постсоветском пространстве стала ставиться под сомнение.

Я не склонен к тому, чтобы на этом основании считать Партию коммунистов и лично Владимира Воронина «врагами России», продавшими идеалы дружбы. Воронин не раз отодвигал свою страну от тех крайностей, к которым легко скатывались его коллеги из Украины и Грузии. Но любой молдавский лидер будет руководствоваться не столько абстракциями, сколько пониманием того, что он считает национальными интересами страны. И это, кстати, заставляет с некоторым скепсисом относиться и к идеям объединения с Румынией, весьма популярным в среде некоторых «проевропейцев».

В этой связи было бы наивно полагать, что молдавские «либералы» завтра же побегут «сдаваться» в Бухарест, а социалисты — подписывать бумаги о присоединении к Евразийскому союзу и разрешать приднестровский конфликт с выгодой для Москвы. Скорее всего будут попытки поиска какой-то срединной линии. Если, конечно, заинтересованные внешние стороны не станут раскачивать «молдавские качели» с более высокой интенсивностью, чем прежде, пытаясь получить ответ на вопрос: с кем вы?

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK