16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Неудобно делать выговор сотруднику, который старше меня»

Аяз Шабутдинов заработал свой первый миллион в 21 год, открыв хостел в Ижевске. Он рассказал «Профилю», почему никогда не переедет в Москву, сколько готов ждать, пока проект окупится, и что понял, купив себе несколько автомобилей.

«Жизнь бизнесмена — это постоянный стресс, неважно, держит ли он ларек или большой отель. Ты начинаешь день со стресса, обедаешь стрессом, а вместо ужина у тебя коктейль из стресса дня сегодняшнего, смешанный со стрессом от ожидания дня грядущего, — рассказывает молодой бизнесмен. — Как я с этим живу? Погружаюсь в работу на 20 дней, почти не сплю, а потом выделяю четыре дня на полную разгрузку. Уезжаю куда-нибудь. Через четыре дня я начинаю скучать по работе и возвращаюсь».

Аяз Шабутдинов открыл свой первый хостел в 20 лет. Затем он начал развивать сеть автошкол, автомоек, кофеен, турагентства, внутреннюю IT-компанию, магазин подарков-впечатлений, кулинарную студию, центр бизнес-обучения и салон красоты. Оборот принадлежащего ему холдинга превышает 300 млн рублей, а чистая прибыль достигла 1,5 млн рублей в месяц.

Доказать, что могу сам

Холдинг Like начался с сети хостелов в Ижевске. Идея пришла к Аязу, когда он в командировке поселился в хостеле в Екатеринбурге и понял, что эта ниша еще не заполнена, требует мало вложений, и хостел быстро окупится. Провести в Like-хостеле одну ночь стоило 350 рублей, а за номер с отваливающейся раковиной в самой дешевой гостинице в Ижевске тогда можно было отдать 2 тысячи рублей.

На открытие первого хостела в 2013 году Шабутдинов нашел инвестиции. «Ну инвестор — это громко сказано,— смеется он. — Говорят же, что деньги нужно искать у трех типов людей: друзей, родных и дураков. Мои родители — предприниматели, и я часто слышал, что поэтому мне все легко. Это переросло в какой-то комплекс, и захотелось доказать, что я сам тоже что-то могу сделать, не привлекая ни своих денег, ни родительских». Чтобы арендовать помещение на два месяца вперед, студент обратился к другу, тот — к своей девушке, а она взяла кредит на 100 тысяч рублей.

Фото: «Профиль» / Валерия Кущук

Хостел рекламировался заранее, чтобы создать спрос, а потом развиваться. Приехали пять студентов, которые хотели жить в хостеле месяц. Шабутдинов сказал им: «Без проблем, давайте деньги». «Они заплатили, я говорю: «Подождите немного»,— спускаюсь, сажусь в машину, еду в Казань, покупаю кровати, приезжаю обратно и вместе со студентами собираю эти кровати»,— вспоминает Аяз. Реинвестированием он занимался еще месяца два, пока не доделал продукт.

«Но это хорошо, что тогда было мало денег. Иначе у меня была бы возможность закрыть месяц в минус, а так я набрал знаний по маркетингу и всему остальному — и я хватался за любую литературу, чтобы понять, как зарабатывать», — рассказывает Шабутдинов. Сначала не было денег на зарплату администратору — и он первое время засыпал с телефоном у уха, чтобы не пропустить звонок, потому что тогда каждая тысяча была на счету.

Заработать на чем угодно

Хостел вышел на операционную прибыль с первого месяца и окупился месяца через 3-4. «При правильном подходе все получается быстро. А объекты, которые окупятся через три года, — это не наша история. Средний возраст сотрудников нашей компании — 24 года, и мы не хотим долго ждать. Например, открыть точку с кофе с собой в регионе стоит 130 000 рублей с учетом того, что поставщик кофе бесплатно предоставил оборудование. И в Ижевске две наших кофейни из восьми приносят в месяц как раз столько, то есть, окупаются почти сразу», — рассказывает Аяз.

Для остальных проектов Like тоже стоит цель выйти на операционную прибыль за месяц. «Но получается не всегда: вот мы открыли салон красоты дней 20 назад, и, похоже, за месяц на операционную прибыль он не выйдет. Тогда, может, нужно будет переделать салон в мужскую парикмахерскую с PlayStation прямо в зале. Вообще любой наш проект основан на том, чем я сам пользуюсь, и понимаю, как его продавать. Может, потому что я нечасто хожу в салоны красоты, особенно женские, этот проект не так успешен», — пожимает плечами предприниматель.

Фото: из личного архива Аяза Шабутдинова

В регионах перспективно развивать любые услуги, считает Шабутдинов. Не потому, что там ничего нет, — наоборот. «Вот мы открыли турагентство — а в Ижевске уже было 300 конкурентов, в Питере — 4 тысячи, но это не стало проблемой, потому что мы знаем, как сделать лучше практически во всех сферах», — уверен он. На очереди запуск доставки китайской лапши в коробочках, языковых центров, которые готовят к получению международных сертификатов.

Студенческий бизнес

В конце июня Аяз закончил Удмуртский государственный университет. Он хотел просто получить диплом, но это, скорее, было важнее для его родителей, чем для него самого. «Моя специальность — государственное и муниципальное управление, так что полезными оказались только несколько предметов. Бросить? Ну конечно, хотелось, но раз начал, я нашел возможность совмещать это с работой. Я был на очном отделении, но взял свободное посещение занятий и приходил только на экзамены. Так и учился», — улыбается он.

«Но я серьезно отношусь к своему образованию. Маркетологи считают возвратные инвестиции от разных каналов продаж, а я недавно понял, что самая большая отдача — от знаний», — делится Аяз. Он говорит, что много читает, вкладывает в образование сотрудников. Часто слушает одни и те же курсы от разных людей, но если получает хотя бы 1% новой и полезной информации, считает, что потратил время не зря.

Это тупик

Аяз ведет блог «Цель — 30 млн рублей за год». Он планирует достичь ее к концу 2014, до чего пока далеко. Но финансовые показатели были основной целью только на раннем этапе. Шабутдинов уже открыл 10 проектов, теперь он в первую очередь хочет к концу года довести их число до 30. «Думаю, рано или поздно мы окажемся вообще во всех сферах, в которых можно делать бизнес», — говорит он.

За первое полугодие 2014 компании Аяза достигли только 1/6 от намеченных финансовых результатов. «Вряд ли потому, что российская экономика замедляется, — мы же кроха в масштабах страны. Иногда по итогам месяца мы терпим убытки — из-за того, что инвестируем, создаем для себя инфраструктуру».

Аяз рассказывает, что поначалу тратил заработанные деньги, в первую очередь, на себя. Теперь он считает, что это тупик: «Ну зачем мне еще одна машина?». Поэтому Шабутдинов занялся благотворительностью: в Like присылают свои мечты, а компания раз в месяц исполняет одну из них, например, отправляет какую-нибудь девочку в Disneyland. «Сначала я наладил свою жизнь, затем захотел улучшить то, что вокруг меня, — жизнь моих сотрудников и всех остальных», — рассуждает бизнесмен.

Фото: из личного архива Аяза Шабутдинова

Берлин, Москва или Ижевск?

— Я не очень люблю Москву, вот приехал сюда ненадолго и завтра с удовольствием вернусь в Ижевск, — рассказывает Аяз. — Говорят, что в Москву едут по работе, а в Питер — по любви. А у меня и работа, и любовь — это Ижевск. Что касается бизнеса в регионах — там те же проблемы, что и в Москве, просто в меньших масштабах.

Хотя в Ижевске и в Казани тоже условия разные: недавно Аяза попросили закрыть две кофейни в Казани без объяснения причин, и сейчас на этих местах уже стоят конкуренты — возможно, они как-то задействовали административный ресурс, предполагает Шабутдинов. Правда, и в Ижевске его кофейню как-то попросили съехать из торгового центра, потому что она мешала крупному кафе.

В регионах все же проще, чем в Москве, потому что там конкуренция ниже и жизнь спокойнее, уверен Шабутдинов. Он создает любой проект с расчетом на масштабирование, но отрабатывает бизнес-модель на Ижевске, где живет 600 тысяч человек. Значит, успешнее всего эти проекты будут именно в таких городах. «Поэтому они выстрелили в регионах гораздо сильнее, чем это было бы в Москве, хотя технологии, тренды и все остальное развиваются сначала у вас. Все, что мы открываем сначала в Ижевске, мы потом развиваем и в столицах через франшизу. В Москве, например, уже есть Coffee Like, хостел, турагентство, скоро появятся и автомойки», — надеется Шабутдинов.

«Думаю, бизнесом можно заниматься везде, потому что каждая проблема — это вопрос приложенных усилий, — говорит Шабутдинов. — Если спросите, где легче, в Европе или в России, я скажу, что в России. Во-первых, потому что эта площадка нам понятнее, во-вторых, конкуренция ниже, в-третьих, я считаю, что правительство действительно что-то делает для развития бизнеса: многие мои знакомые и франчайзи получали субсидии». Аяз называет это законом сообщающихся сосудов: допустим, в Германии давно нет коррупции, а в России с этим есть проблемы. Но в Германии выше конкуренция, а здесь ниже.

Если в России начнется кризис — возрастет спрос на хостелы. Пока все благополучно — мы продаем кофе, рассуждает Аяз: «Мы подстраховались, и не держим все яйца в одной корзине. К тому же, бизнес построен на моем бренде, чем я себя обезопасил от того, что его могут отнять».

Фото: из личного архива Аяза Шабутдинова

Выговор дяде

Почти в каждом проекте у Аяза Шабутдинова есть партнеры-совладельцы, с которыми он делит обязанности по производственной части и маркетинговой. «Мы с партнером не залезаем на поле друг друга, но если я вижу, что где-то бариста вовремя не вышел на работу, я звоню ему, а если где-то продажи падают, партнер тоже спросит у меня, почему. Я делегирую свои полномочия: утром смотрю на список задач, 90% из этого доверяю кому-нибудь, из оставшегося делегирую еще 90%, а сам занимаюсь только тем, что осталось. В итоге я, например, узнал, где находится наш салон красоты за 10 дней до открытия», — улыбается Аяз.

«Конечно, стараюсь выделять время на то, чтобы общаться с семьей, — рассказывает предприниматель. С друзьями проще — с кем-то мы вместе работаем. Почти все мои друзья — предприниматели или профессионалы в своем деле, с кем-то из них мы партнеры».

Для бизнесмена важно, кто его окружает, говорит Аяз и вспоминает такое упражнение: напишите имена 10 человек, с которыми вы все время общаетесь. Затем напишите, сколько каждый из них зарабатывает. Если сложить эти суммы и разделить на 10, получится ваш заработок.

«Но я не набирал себе работников и менеджеров по принципу «Ты мой друг — хорошо, работай у меня», — уверяет бизнесмен. — Люди напряженно относятся к тому, что работают на человека, который младше в два раза, а поначалу еще сложнее было. К тому же, у нас в стране вообще не любят предпринимателей. Мне самому неудобно давать задания финансовому директору, которому лет 30, выговоры ему делать. Я должен разбираться во всем и показать, почему именно меня должны слушать, а не просто отрабатывать свою зарплату», — уверен Аяз.

Результат эгоизма

Аяз Шабутдинов говорит, что с почтением относится ко всем предпринимателям и разделяет позицию писательницы Айн Рэнд: капитализм и, следовательно, предпринимательство — это самая верная форма развития страны. «Все, что нас окружает, появилось из-за чьего-то эгоизма. Но вы же пользуетесь своим телефоном или фотоаппаратом, потому что он хорошо сделан. Чем больше человек старается создать конкурентоспособный продукт и чем больше зарабатывает, тем больше пользы приносит миру. Когда я открыл первый хостел, я, конечно, думал, прежде всего, о том, как заработать, но понимал, что для этого нужно предложить людям что-то полезное», — вспоминает Аяз.

Его вдохновляет, в частности, пример Сергея Галицкого, который создал сеть супермаркетов «Магнит» с нуля. Выстроив логистику и отношения с поставщиками, компания дала людям низкие цены. «Да, жалуются, что у них продукты плохого качества, но, понимаете, я 12 лет прожил в деревне в Пермском крае. Когда у нас там открылся «Магнит», я помню, как мы стояли в очередях из-за низких цен. Соседние ларьки и маленькие магазины хотели сжечь супермаркет, потому что им пришлось закрыться. Я сторонник теории дарвинизма: либо ты хорошо работаешь, либо уходишь с рынка. А если магазин, став монополистом, задерет цены — он тоже в конце концов закроется», — говорит Аяз.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK