16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

О банкирах и каннибалах

Журналист провел около 200 интервью, 90 из которых опубликовал в обработанном виде в собственном блоге на портале The Guardian.

„Антропологи – это ученые, изучающие каннибалов“- говорит Йорис Лейендейк с улыбкой. Он любит провоцировать. Голландец сидит в лондонском кафе и рассказывает о своем полевом исследовании другого вида, вызывающего у людей противоречивые чувства: это банкиры лондонского Сити. Со времени последнего финансового кризиса они пользуются столь же дурной славой, что и каннибалы. И, констатирует Лейендейк, их образ жизни представляет не меньший интерес.
В финансовой отрасли Великобритании трудится около одного миллиона человек. Главные ареалы обитания банковских клерков – так называемая „квадратная миля“ в центре Лондона и современный деловой квартал Кэнэри-Уорф, выросший на месте старых доков. Последние два года Лейендейк наблюдал за жизнью по ту сторону стеклянных фасадов. Целью независимого научного проекта, профинансированного газетой The Guardian, было зафиксировать нравы и обычаи, надежды и тревоги финансистов. „Происходящее в Сити касается нас всех, – объясняет 43-летний антрополог. – Но нам мало что известно о людях, которые там работают“.
Журналист провел около 200 интервью, 90 из которых опубликовал в обработанном виде в собственном блоге на портале The Guardian.

Многие банкиры боятся „разоблачения“

Во время своей учебы Лейендейк в 1995 году провел один год в Каире, где впервые опробовал метод участвующего наблюдения с египетскими студентами. Он беседовал с ними об исламе и демократии, в результате чего в свет вышла книга „Дети с улочки Мидак“.
В Лондоне все было несколько иначе. Ученый не стал устраиваться на работу в финансовый сектор и довольствовался форматом интервью. Тем не менее, он старался использовать эмпатическую перспективу антрополога. „Я избрал амплуа стороннего наблюдателя, который помогает инсайдерам создать точную картину их отрасли“, – объясняет Лейендейк. Первым делом ему пришлось преодолевать стену недоверия: банкиры не отличаются разговорчивостью, те более когда их собеседником является представитель левой прессы.
Только после того как он опубликовал первые интервью в форме монолога, анонимные и без искажений, дело пошло. Со всех уголков финансового мира стали стекаться служащие, чтобы поведать о своем видении отрасли. Многие боялись „разоблачения“, – за неавторизованные контакты с прессой грозит увольнение. „Но потребность высказаться казалась сильнее“, – говорит Лейендейк.

"Нас считают горсткой Гердонов Гекко“

С некоторыми из своих собеседников журналист разговаривал по девять часов, чтобы дать им возможность раскрыться. Причем это были не только классические трейдеры, энергичные молодые мужчины в брюках на подтяжках, которые как минимум после выхода на экраны фильма „Уолл-Стрит“ широкой общественностью считаются воплощением образа инвестиционного банкира, но и персонал из бэк-офисов. „В большинстве статей и книг о финансистах есть яркие герои и сенсационные скандалы“, – комментирует Лейендейк. При этом нередко рядовые люди из машинного отделения гораздо лучше понимают ситуацию изнутри.
Некоторые собеседники использовали предоставившуюся им возможность для защиты своей отрасли. „Нас считают горсткой Гердонов Гекко, – сказал один руководитель отдела, имея в виду „верховного злодея“ из фильма „Уолл-Стрит“. – Но большинство коллег на моем уровне ведут „сбалансированную“ жизнь, у них есть семьи и дети“.
Другие подчеркивали, что высокая зарплата дается им тяжелым трудом. Одна практикантка, напротив, радовалась, что ей никогда не приходится работать дольше чем до трех утра – с оплатой по ставке шесть фунтов в час. По словам Лейендейка, все были согласны в одном: Сити – это очень меритократическое место. Едва ли где-то еще человек из рабочего класса может столь же быстро добиться таких успехов, как здесь.
Однако многие высказали недовольство тем, что спустя пять лет после краха 2007 года почти все в отрасли по-прежнему устроено не так, как надо. Самонадеянность снова становится повсеместной, вздыхает Лейендейк.
После каждого скандала летели чьи-то головы, но сами структуры оставались неизменными. Банки платили за работу агентствам, определявшим их рейтинг. Аудиторские компании консультировали банки, отчеты которых проверяли, „Когда годовой урожай зерна перепродается по 24 раза, прежде чем попасть к потребителю, это не эффективно, – убежден Лейендейк. – Здесь рынок терпит фиаско“.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK