19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Пусть сдаются другие

Смогут ли Киев и Донбасс консолидировать только что выбранную власть и не допустить сценария «европейская Ичкерия» или хаос начнется по обе стороны баррикад сразу? Либо по одну из них?

2 ноября в непризнанных республиках Донбасса прошли выборы руководителей и депутатов. Однако значение этого голосования вовсе не в выявлении победителей, тем паче что его результаты были легкопредсказуемы. Донбасская кампания стала своеобразным рентгеновским снимком нынешнего украинского кризиса. Она позволила более четко обозначить все те проблемные узлы, которые завязались сегодня практически в самом центре Европы.

Москва уже выразила свое понимание народного волеизъявления в двух народных республиках, а Киев и западные страны поспешили назвать выборы в Донбассе голосованием «под дулом автоматов». Подобное разночтение, конечно же, можно рассматривать в контексте нынешнего противостояния между РФ и Украиной, Москвой и Вашингтоном. Но помимо общих соображений важны и отдельные детали и нюансы, для лучшего понимания которых придется отмотать пленку на начало сентября 2014 года.

К этому времени в Донбассе сложилась ситуация, когда все вовлеченные в вооруженное противостояние стороны, не будучи готовыми к компромиссам, тем не менее нуждались в мирной передышке. Украинские силовики были близки к победе на юго-востоке страны, но перспектива повторения ситуации 1995 года в Хорватии (когда центральная власть при поддержке Запада громит непризнанную республику, ориентированную на другое государство) заставила Москву вмешаться в ситуацию более активно. И продолжение наступления на Донецк и Луганск стало чревато открытым российско-украинским столкновением, к чему Киев был не готов. Но не готова к нему была и Москва, ибо для нее это означало углубление противостояния с Западом, также чреватого серьезными издержками. Что же касается ополченцев Донбасса, то без поддержки России их возможности противодействовать регулярной армии, национальной гвардии и добровольческим батальоном Украины были крайне ограничены. И хотя Вашингтон и Брюссель были готовы закрывать глаза на все эксцессы, допускаемые украинскими силовиками, и они не желали превращения нынешней конфронтации с Москвой в некое второе издание «холодной войны». В этой ситуации пата возник «минский процесс» и статус-кво, устраивавшее всех и никого одновременно. Добавим к этому отсутствие доверие к противоположной стороне. И получится тот фон, на котором вовлеченные в противостояние игроки решили взять паузу.

Именно в этом следует искать причины того, что в интерпретации минских договоренностей и Киев, и Москва, и Запад допускали самодеятельность. Собственно говоря, и сами соглашения в столице Белоруссии отражали неготовность сторон согласиться на какие-то четкие компромиссные формулы. С одной стороны, лидеры ДНР и ЛНР были участниками переговорного процесса и людьми, которые брали ответственность за реализацию договоренностей (прекращение огня, обмен пленными). С другой стороны, формально их как бы не было и нет, ибо их статус не получил никакого признания. Даже Россия 2 ноября признала выборы, но не отдельные от Украины народные республики. И возникала парадоксальная ситуация. Говорить с Донбассом нужно, но всякий разговор и всякое признание какого-то даже промежуточного статуса за ДНР и ЛНР означает их институционализацию и фактически превращение в образования, не имеющие отношения к их «материнскому государству». Решительной победы не получается, но и возможностей для переговоров практически нет. Итоги украинских парламентских выборов показали: общество сегодня не готово кардинально пересматривать свое отношение к статусу юго-восточных регионов страны. В условиях же властного полицентризма (президентская команда и правительство) любой политик (фамилия здесь принципиально не важна) будет крайне ограничен в возможностях для миротворческой активности. Напротив, от него будут ждать жесткости, как минимум риторической. И слова Петра Порошенко о возможности отмены закона об особом статусе ряда районов Донбасса отражает эту ситуацию. Ситуацию крайне узкого коридора возможностей.

В итоге сегодня «минское статус-кво» оказалось под угрозой, хотя не исключено, что стороны будут апеллировать к нему для доказательства своей правоты еще не раз.

И в данной ситуации многое зависит от двух основных факторов. Сможет ли кто-то рискнуть и попробовать прервать «мирную передышку»? Но даже если такое решение не будет принято, многое зависит от того, как Киев и республики Донбасса смогут распорядиться теми результатами, которые они заработали на выборах. Смогут они консолидировать власть и не допустить сценария «европейская Ичкерия» или хаос начнется по обе стороны баррикад сразу? Либо по одну из них? Сегодня четких ответов на эти вопросы нет. Но уже очевидно, что игра с нулевой суммой продолжается и к поиску прагматических выходов из тупика никто не готов, все гнут свою линию, ожидая, что противоположная сторона рано или поздно сдастся.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK