13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Спецслужбы хотят знать все»

— Господин Айхнер, вы занимались вопросами контрразведки в Главном разведывательном управлении МГБ ГДР — «штази». Насколько хорошо АНБ работало в 80-х годах с точки зрения профессионала?

— Для всех западных служб, осуществлявших разведку средствами связи, Агентство национальной безопасности  США было своего рода ориентиром и образцом. В плане как оборудования, так и персонала.

— Насколько выраженной тогда была страсть АНБ к накоплению данных?

— АНБ уже тогда хотело знать все, но у него еще не было необходимых технических предпосылок для учета и обработки всей информации.

— В своей книге об АНБ вы пишете, как люди «штази» добрались до внутренних документов АНБ*.

— Совершенно верно. Один наш источник с 1972 года работал в техническом отделе БНД, он впервые сообщил нам о существовании «Объединенной группы Германия» в Мюнхене, через которую осуществлялся обмен информацией.

— Как было устроено сотрудничество между США и Западной Германией?

— Несколько односторонне. Нам было известно, что американцы весьма холодно блокировали запросы о ГДР. Руководство БНД неоднократно обращалось к офицерам связи из американских спецслужб с просьбой предоставить доступ к данным, которые АНБ получало благодаря своей станции на холме Тойфельсберг в Западном Берлине. Они хотели работать с оригиналами записей, но получали от американцев лишь обработанную, выборочную информацию.

— Как в БНД реагировали на нежелание делиться?

— Федеральная разведывательная служба Федеративной республики обратилась к французам и с ними построила на территории аэропорта Берлин-Тегель совместную станцию, которая параллельно с американцами отслеживала те же самые линии связи в ГДР.

— Вам было известно о фактах, когда АНБ следило за людьми или организациями в Западной Германии?

— АНБ в принципе слушало не только восток. В Западном Берлине и на территории Федеративной республики оно работало во всех направлениях. АНБ вело досье на ключевых политиков и руководителей концернов ФРГ.

— Что для американцев было важнее — БНД и другие западногерманские спецслужбы как партнеры или как объекты шпионажа?

— Американцы смотрели на немцев как великая держава на младшего партнера, который в большинстве случаев повинуется, но временами норовит отклониться от воспитательной линии. Сердечного и душевного единения не было никогда.

— Сколько источников было у Главного разведывательного управления «штази», которые предоставляли материалы по АНБ?

— Два. К 1984 году нам удалось завербовать Джеймса Холла, который работал сначала на станции Тойфельсберг в Западном Берлине, а потом во Франкфурте-на-Майне. Его вел турок Хусейн Йилдирим, бывший нашим связным. Другим нашим источником был Джеффри Карни, агентурная кличка «дитё», который работал на одном объекте ВВС США в берлинском районе Мариенфельд.

— Что вам стало известно благодаря этим источникам?

— Через них к нам попадали документы, о которых мы могли только мечтать. В то, что какой-то унтер-офицер, такой как Холл, смог раздобыть все ключевые документы АНБ, было трудно поверить: все директивы, технические задания Национальной службы радиотехнической разведки National Sigint Requirements List, NSRL, «в которых все американские ми- нистерства и спецслужбы излагают свои пожелания. 4200 листов».

— То есть АНБ тогда охраняло свои данные не лучше, чем оно делает это сегодня?

— Меры безопасности, особенно в 533-м батальоне военной разведки во Франкфурте, были очень несовершенными.

— Западногерманские политики когда-либо рассматривали американские спецслужбы как объект деятельности собственных органов контрразведки?

— Нет, в этом-то и проблема. Федеральное ведомство по охране конституции не имело и не имеет отделов контрразведки, которые бы занимались Западом. Определенным политикам и специалистам по охране конституции было известно, что американские спецслужбы работают в том числе и против ФРГ. Но они не расценивали это как враждебное действие.

— Разоблачения Сноудена стали для вас неожиданностью?

— Сам подход АНБ меня не удивил. Спецслужбы хотят знать всё. Неожиданностью стали колоссальные масштабы слежки АНБ.

— Как вы оцениваете поступок Сноудена?

— На основе той информации, которую мы получаем, мы практически не можем выстраивать политику, чтобы не ставить под угрозу наши источники. Самое прекрасное в разоблачителях это то, что они делают скандальную информацию достоянием общественности и тем самым вынуждают политиков занимать ту или иную позицию. Реакция политиков показывает, что действия таких людей, как Челси Мэннинг, Джулиан Ассанж или Эдвард Сноуден, оказываются для них очень болезненными.

— Что бы вы посоветовали Эдварду Сноудену?

— Рассказать своим российским партнерам о том, как добраться до систем, как их можно оценивать, в том числе и с точки зрения перспективы.

— В таком случае ему наверняка обеспечен смертный приговор.

— Разумеется. Он ему в любом случае обеспечен.
 

* Клаус. Айхнер «Империя без загадок. Что контрразведке ГДР было известно о деятельности АНБ». Издательство Edition Ost,  Берлин; 128 с.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK