10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Стабильность только снится

Конфликтные ситуации на Кавказе остались без внимания дипломатов-миротворцев

Половина из существующих на территории бывшего СССР де-факто образований (непризнанных и частично признанных республик) находится на Кавказе. На старые неразрешенные конфликты (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах) накладываются другие вызовы как внутри самого региона, так и в непосредственной близости от него. Взять хотя бы активизацию так называемого Исламского государства Ирака и Леванта на Ближнем Востоке (в чьи террористические ячейки вовлечены выходцы из республик Северного Кавказа и стран Закавказья).

Россия — Грузия: нормализация ограниченного радиуса

Парламентские и президентские выборы в Грузии, состоявшиеся в октябре 2012 и в октябре 2013 года соответственно, значительно изменили внутриполитический ландшафт этой страны. Завершился десятилетний период пребывания у власти Михаила Саакашвили. За это время российско-грузинские отношения достигли самой низкой отметки за все время после распада Советского Союза.

С уходом от власти третьего президента Грузии и поддерживающей его партии «Единое национальное движение» в российско-грузинских отношениях произошли определенные изменения. Однако по большей части они носили (и продолжают носить) тактический и селективный характер. На фоне определенного смягчения риторики «красными линиями» для сторон по-прежнему остаются статус Абхазии и Южной Осетии и сотрудничество Тбилиси с НАТО и Евросоюзом. Новые грузинские власти (представляющие партию «Грузинская мечта») сохранили приверженность стратегическим подходам прежнего руководства, то есть продолжение и укрепление интеграционных связей с Западом. Именно новое руководство сначала парафировало (ноябрь 2013 года), а затем подписало и ратифицировало (лето 2014 года) соглашение об ассоциации с ЕС. В сентябре 2014 года официальный Тбилиси получил пакет «усиленного сотрудничества» с Североатлантическим альянсом, а Пентагон подтвердил возможность поставок в страну вертолетов UH-60 Black Hawk.

Нагорный Карабах: эскалация насилия

Летом и осенью 2014 года резко обострилась ситуация в зоне нагорнокарабахского конфликта. Инциденты были зафиксированы как непосредственно на линии соприкосновения сторон, так и на армяно-азербайджанской границе. Во многом всплеск этого вооруженного насилия стал возможным благодаря растущему противостоянию России и стран Запада, которые в урегулировании именно этого конфликта (в отличие от Грузии) многие годы успешно кооперировали. Фактически мы можем говорить о попытках конфликтующих сторон протестировать готовность трех стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ (США, Франция, Россия) к совместному реагированию на вооруженные инциденты и к поддержанию общей линии на ведение переговоров и обеспечение мирного процесса в целом.

Тем не менее с начала украинского кризиса стали ощущаться стремления каждой из участниц Минской группы ОБСЕ к проведению собственной миротворческой деятельности. И сегодня кооперация трех стран-сопредседателей в случае повторения инцидентов, аналогичных тем, что имели место летом нынешнего года, остается насущнейшей задачей.

Армения и евразийская интеграция

В нынешнем году Армения сделала серию шагов по присоединению к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). 4 декабря национальный парламент проголосовал за ратификацию договора о вступлении страны в это интеграционное объединение. Казалось бы, успех Москвы по расширению евразийского проекта очевиден. Однако существуют некоторые нюансы. Во-первых, внутри самой Армении существует значительное недовольство действующей властью, которое при определенном раскладе может быть отождествлено с недовольством Москвой (которая эту власть поддерживает). Во-вторых, присоединение Армении к евразийской интеграции вызывает скепсис и со стороны стратегических партнеров России. Уже не раз глава Казахстана Нурсултан Назарбаев обозначал публично свою позицию относительно устремлений Армении. С его точки зрения крайне важно, чтобы Армения вошла в союз в границах, зафиксированных ООН, то есть без Нагорного Карабаха. Не исключено, что это недовольство может пребывать долгое время в «спящем состоянии». Однако при любом обострении нагорнокарабахского конфликта или возобновления военных действий между Арменией и Азербайджаном казахстанская позиция может быть предельно четко артикулирована. Таким образом, один набор проблем закрыт, но открыт новый.

Москва и Абхазия: ответ на прозападный курс Грузии

Главным событием года на абхазском направлении стало подписание нового договора между Москвой и Сухуми. Во многом само продвижение этого документа стало российским ответом на подписание соглашения об ассоциации между Тбилиси и Брюсселем. Нельзя сказать, чтобы новый договор открыл какую-то новую страницу в российско-абхазских отношениях. Скорее он заострил уже имеющиеся тренды. Вся история с подготовкой проекта показала, что у Абхазии есть свое собственное видение ситуации, далеко не во всем совпадающее с российскими подходами (достаточно просто сравнить первоначальную и финальную версии документа). Она также продемонстрировала фундаментальное противоречие между запросом абхазской элиты на строительство своего независимого государства и растущей зависимостью от РФ. И, пожалуй, самое важное. Прозападный выбор для Абхазии будет закрыт до тех пор, пока он будет зарифмован с поддержкой США и их союзниками территориальной целостности Грузии.

Нынешний год не принес революционных изменений в Закавказье. Однако он был переполнен дипломатическими маневрами, борьбой разных интеграционных проектов и даже попытками «разморозки» одного из конфликтов. Стабильность региону только снится. А солидарного стремления всех заинтересованных игроков к выработке общих правил игры пока не видно.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK