19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Власть страну чует

02.09.2014

В эпоху «затягивания поясов» значимыми станут не потребляющие, а производящие субъекты общества

Эпопея «санкции-контрсанкции» произвела фурор в умах общественности. Политическая, по сути, полемика вокруг пармезана и фуа-гра была восхитительна в своей искренности. Странно, что не появилось вариаций на известное двустишье Владимира Маяковского про ананасы и рябчиков, ибо обсуждение паштетов носило ярко выраженный классовый характер.

Во-первых, власть не просто не учла интересы «новой буржуазии», но и прямо их проигнорировала. Истерика «партии пармезана» не вызвала никакой реакции властей. А еще недавно власть расписывалась в «стратегической любви» к интернетизированному «креативному классу», искренне считая, что улучшение качества его потребления означает развитие страны. Увы, «креативный класс» бездарно и бесцельно проел и проболтал статус ведущей силы общества, даже не поняв до конца, что поднадоел обществу. Конечно, «Болотная» власть напугала. Но затем выяснилось, что никаких новых идей у «креативного класса» нет. Если не считать завуалированного призыва «вернуться в 1990–е», который просто просвечивал сквозь страницы распиаренного, но скучноватого доклада Комитета гражданских инициатив имени А.Л.Кудрина. Конечно, нашему «креативному классу» обидно переходить в категорию «социально незначимых категорий», но он сам виноват. Он стал нестрашным политически, оставшись ненужным экономически. В эпоху «затягивания поясов» значимыми станут не потребляющие, а производящие субъекты общества. Кто не работает — тот не ест. Даже пармезан.

В-вторых, дан очевидный сигнал малому бизнесу, постоянно ноющему об отсутствии поддержки и внимания. Ведь торговля, причем именно торговля сельхозпродукцией, является сферой, где малый и даже средний бизнес развивается быстро, а главное, — именно там происходит то самое пресловутое первоначальное накопление капитала, о котором так долго и нудно говорили марксисты. Если сигнал будет услышан, то новая генерация «мелких хозяев» вполне сможет искренне дополнить «уралмаш» в качестве одной из важнейших и общественно активных опор режима. Если нет, — придется опять придумывать «залоговые аукционы», чтобы ублажить поиздержавшихся олигархов. Этот «пас» малому бизнесу неслучаен. Мы уже многие годы говорим, что олигархи «первой» и «второй» волны себя исчерпали. Заменить их госкомпаниями не получилось, поскольку госкомпании могут по определению заменить только само государство. Чем они для государства и опасны. Теперь «внезапно» возник вполне рыночный механизм, способный вычленить из общей массы мелких бизнесменов наиболее активную и перспективную часть.

В-третьих, нельзя не заметить намек вечно ноющему российскому сельскому хозяйству. Наверное, даже не намек, а окрик: «Или сейчас, или никогда». Если российское сельское хозяйство не сможет воспользоваться нынешним шансом, то в дальнейшем на стоны «агробаронов» можно не обращать внимания. А тема продовольственной безопасности трансформируется в необходимость диверсификации источников продовольствия. Но правда и то, что интересные процессы в российском сельском хозяйстве идут уже не первый год, свидетельством чему то странное обстоятельство, что рост в сельском хозяйстве опережает рост в промышленности. То есть, на селе происходит практически классовое размежевание на «кулаков», «середняков» и вечно ноющие по разным политическим и лоббистским институтам «комбеды». И нынешние санкции дают этому размежеванию дополнительный импульс.

В-четвертых, помимо намека на необходимость новой модели потребления, дан очевидный сигнал о необходимости новой модели торговли. Но если наблюдать за развитием торговли в крупных городах не из окна «Бентли», легко было уже два года назад заметить некоторую усталость потребителей от «гипер» и «супер» магазинов, как правило, со стандартным набором продуктов. Последние два-три года как грибы возникали мелкие лавочки, магазинчики, интернет-магазины «фермерских продуктов», которые, конечно, не столько «фермерские», сколько мелкосерийные. И покупали в таких магазинчиках люди отнюдь не бедные, поскольку цены на продукты там, как правило, более высокие. Так что нашей торговле, обрюзгшей и обленившейся сказали: «Надо крутиться», нанеся тяжелую моральную травму.

Какой же вывод можно сделать, посмотрев на этот далеко не полный список «сверху вниз»? Почти банальный: власть использовала внешние обстоятельства для инициирования глубоких социальных и социально-экономических сдвигов внутри России, которые не менее значимы, чем международный эффект санкций. Но, если посмотреть на все эти факторы «снизу вверх», обнаружится, что власть, как и в большинстве других случаев, ничего не изобретала и не ломала. Она просто «возглавила» те тенденции, которые вполне происходили и без нее. И теперь они будут происходить под ее чутким руководством и создавать ей дополнительную социальную, а в перспективе, — и экономическую опору.

И в этом принципиальная разница между властью и ее оппонентами. Власть при всех ее недостатках и пороках, страну «чует». А ее противники — нет. 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK