20 апреля 2019
USD EUR
Погода

Взгляд за околицу

 Главное, что следует обсуждать на Петербургском экономическом форуме, – как вывести Россию из мировой изоляции

Юбилейный, XX Петербургский международный экономический форум пройдет 16–18 июня. ПМЭФ – мероприятие в своем роде замечательное. Оно если и не зеркало российской действительности, то барометр отечественной политэкономической погоды как минимум. Придуманный в бедном, предкризисном 1997 году, этот форум был скорее тусовкой для своих. Нефть стоила меньше $20 за баррель, внешний долг вдвое превышал бюджетные доходы, налоги собирались едва наполовину, общая задолженность по зарплате составляла около 2% ВВП. Хотя ВВП впервые показал скромный (0,4%) рост, хвастаться особо было нечем. И в Таврическом дворце под эгидой Совета Федерации и Межпарламентской ассамблеи государств – участников СНГ выходцы из СССР размышляли, как пережить тяжелые времена.

Перезапуск Питерского форума случился в 2006 году: его организацию передали Минэкономразвития и торговли, и сам президент Владимир Путин стал жаловать мероприятие своим присутствием. Уже на юбилейном, X форуме повестка из постсоветской стала глобальной. Что и понятно. Нефть стоила больше $65 за баррель, закрома родины исправно наполнялись нефтедолларами, долговая проблема была успешно решена, рост ВВП составлял более 8%, гражданам бесперебойно перепадал свой кусочек сырьевого пирога. По «Голубому потоку» уже шли поставки газа в Турцию, «Северный поток» пробивал путь по дну Балтийского моря. С января 2006 года Россия впервые председательствовала в «Большой восьмерке», и Владимир Путин готовился в июле с шиком принять саммит G8 в Санкт-Петербурге, в только что отреставрированном Константиновском дворце. Короче, зажили как люди, и пора было предложить миру свой взгляд на глобальную экономику. И Питерский форум прошел под несколько пафосным девизом «Вызовы глобализации и конкурентные преимущества развивающихся стран».

10 лет назад, когда Россия росла, пусть и не как Китай, но достаточно высокими темпами, и когда это еще не называлось «вставанием с колен», этот пафос был, возможно, уместен. И, несмотря на идущее вовсю закручивание политических гаек и активное строительство «капитализма закадычных друзей», оставлял слабую надежду на то, что страна вырулит в правильном направлении. Но гайки затягивали все крепче, закадычные друзья становились все «толще», а пафос только нарастал. «Перспективы глобальной экономики: время решительных действий» – тема докризисного Питерского форума 2013 года, главной гостьей которого была Ангела Меркель.

«Решительные действия», правда, не в глобальной экономике, а в политике, привели Россию к почти полной изоляции от мировых рынков инвестиций и инноваций. Все это совпало с существенным снижением цен на нефть, и к юбилейному, XX форуму страна подошла с падением ВВП на 3,8% по итогам 2015 года, почти 10‑процентным сокращением реальных зарплат, ростом числа бедных свыше 15% населения.

Но организаторы форума не унывают. И предлагают «на пороге новой экономической реальности» заглянуть «за горизонт» и задуматься, «кто следующий» станет «локомотивом мирового роста». Интересно, хочется ли принимающей стороне на самом деле услышать ответ. Потому что он очевиден и неприятен: следующим локомотивом будет точно не Россия, упорствующая в желании жить в глобальном мире своим импортозаместительным умом. Не Россия, чье отставание в экономическом развитии от Западной Европы Исследовательская служба Европейского парламента (EPRS) в 2015 году оценила в 50 лет.

Можно, конечно, отмахнуться от злопыхателей и ответить на их доклад, например, «Мифами о русской грязи и вековой технической отсталости» Владимира Мединского. Но дело же не в очередном «ответе Чемберлену». А в том, что все обсуждения экономических проблем даже на президентских верхах сводятся к тому, как дотянуть «до получки». И горизонт, за который заглядывают наши власти, невысок: на чем бы сэкономить и где бы перехватить.

Наш взгляд, но не за горизонт, а за околицу – это уменьшившиеся в 30 раз суммы подписанных на ПМЭФ договоров и контрактов – с 9,6 трлн руб. в 2013 году до 300 млрд руб. в 2015‑м. Можно и дальше искать альтернативы: на прошлогоднем форуме – в лице Китая, на этом – «расширяя границы» аж до Африки. Несомненно одно: обсуждать нужно не то, насколько успешно меры властей абсорбировали внешние шоки 2014–2015 гг., а как выйти из режима этой новой «шокотерапии». И площадка ПМЭФ для этого, возможно, наилучшая на сегодня. Надо лишь дать понять Юнкеру и другим высоким гостям, что диалог с Россией имеет перспективы. А потом можно поговорить и о локомотивах, и о роботах, и о жаркой Африке.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK