Наверх
17 апреля 2021

Главный калибр революции: как 90 лет назад взбунтовался чилийский флот

Линкор «Альмиранте Латорре», 1921 год

© Library of Congress

В 1920 году чилийский флот пополнился линкором «Альмиранте Латорре» (Almirante Latorre). Это был современный дредноут, английской постройки, надежно защищенный броней, вооруженный десятью 356-мм и шестнадцатью 152-мм орудиями.

Корабль, ставший флагманом эскадры, обеспечил качественный скачок в развитии военно-морского флота Чили. «Альмиранте Латорре» в Южной Америке долгое время не было равных. Дальность стрельбы его главного калибра на треть превышала дальность стрельбы главного калибра бразильских и аргентинских дредноутов.

При этом 14-дюймовые снаряды чилийского линкора весили вдвое больше 12-дюймовых снарядов, которыми могли ответить вероятные противники. Однако «Альмиранте Латорре» суждено было занять место в истории не морскими победами, а участием в вооруженном восстании, которое едва не закончилось социалистической революцией.

Бунт на корабле

В 1931 году в Чили сложились предпосылки для социалистической революции. «Великая депрессия» оказала разрушительное влияние на национальную экономику южноамериканской страны. Экспорт сырьевых ресурсов, в первую очередь меди и нитратов, сократился до минимальных значений. Обнулились и доходы бюджета от внешней торговли.

Кризис экономический усугублялся кризисом политическим. Диктатура генерала Карлоса Ибаньеса дель Кампо, правившего страной с 1927 года, в июле 1931-го была свергнута. К власти пришло переходное правительство во главе с председателем Верховного суда Мануэлем Трукко. Но денег в казне от этого не прибавилось. Минфин не нашел ничего лучшего, как сэкономить на бюрократическом аппарате и военных, снизив им зарплаты почти на треть.

Новость вызвала недовольство на флоте. Тогда он представлял серьезную силу – один линкор, четыре крейсера, десять эсминцев, девять подводных лодок, три минных заградителя и более двух десятков вспомогательных судов.

В конце августа 1931-го эскадра собралась на рейде порта Кокимбо – это север страны. Настрой моряков явно не способствовал корабельным учениям и занятиям по боевой подготовке. Тон задавал экипаж «Альмиранте Латорре». Чилийские разведка и полиция считали, что на линкоре в любой момент может вспыхнуть мятеж. Оценка оказалась верной. Вожаками восстания стали два десятка унтер-офицеров службы снабжения. На флот они пришли недавно по спецнабору. До службы многие были профсоюзными активистами или политагитаторами. Роль неформального лидера в этой группе принадлежала Мануэлю Астике.

Поднятие флага на линкоре «Альмиранте Латорре»

The Picture Art Collection/Vostock Photo

Бунтовщики предложили экипажам других кораблей составить петицию с требованием решить социальные проблемы. Командующий эскадрой капитан 1-го ранга Альберто Освен попытался сыграть на опережение. Он приказал делегациям кораблей прибыть на борт флагмана. Офицер выступил перед строем, указав подчиненным, что их действия не патриотичны, идут вразрез с флотскими порядками и традициями. Эмоциональная речь командующего не достигла цели. В ответ на приказ «Разойтись!» не прозвучало дружное матросское: «Виват, Чили!».

Стало ясно, что обстановка на линкоре и других кораблях накалена до предела. 31 августа собрание младших командиров эскадры решило в полночь взять контроль над кораблями в свои руки. В ночь на 1 сентября вахтенные офицеры были арестованы, а остальные заперты в каютах. Рядовые матросы без колебаний последовали за унтер-офицерами. На кораблях зажглись красные сигнальные огни, свидетельствовавшие о том, что они примкнули к восстанию.

Для управления предлагалось создать на кораблях выборные комитеты. Но экипажи решили не нарушать субординации и доверили командование младшим командирам. На «Альмиранте Латорре» этой чести удостоился старший сигнальщик Эрнесто Гонсалес, секретарем судового комитета избрали Мануэля Астику. При этом группа унтер-офицеров флагманского корабля провозгласила себя Главным штабом эскадры.

Правительство – в отставку

О мятеже на флоте в Сантьяго узнали к вечеру следующего дня. К тому времени моряки взяли под контроль провинцию Кокимбо. Им никто не противодействовал – армейский гарнизон и полиция соблюдали нейтралитет. Правительство охватила паника. В памяти были свежи воспоминания о кровавой гражданской войне 1891 года, когда флот выступил на стороне конгресса в его конфликте с президентом Хосе Мануэлем Бальмаседой.

Сейчас власти больше всего опасались морских десантов с целью захвата районов добычи нитратов и меди на севере страны, что вызвало бы восстание рабочих. Над Чили замаячил призрак революции. Казалось, далекая латиноамериканская страна в ближайшие дни станет второй в мире после СССР (не считая Монголии) страной победившего социализма.

Военно-морской атташе США сообщал в Вашингтон: «Этот мятеж глубоко потряс Сантьяго. Существует всеобщее мнение, что если ему будет сопутствовать успех, то вскоре аналогичные акции предпримут часть армии и карабинеров. Многие тысячи безработных, созревших для коммунистической пропаганды, начнут брать власть в свои руки».

Вечером 2 сентября правительство получило ультиматум моряков, требовавших, в частности, установить денежное довольствие на прежнем уровне и предать суду членов правительства свергнутого диктаторского режима. На размышление давалось двое суток. К полуночи вдогонку пришел второй пакет требований – уже политических. Предлагалось заморозить выплату внешнего долга, провести земельную реформу, ускорить индустриализацию, ввести прогрессивный подоходный налог, и ряд других мер.

Мятежная эскадра насчитывала 23 вымпела. Ей на море противостояла только одна подводная лодка, которая вышла из Талькауано с намерением топить корабли бунтовщиков. Переходное правительство Чили подало в отставку. Незамедлительно сформировали новый кабинет, который направил для переговоров популярного на флоте контр-адмирала Эдгардо фон Шрёдерса.

Во время последней модернизации в Англии линкор оснастили мощной радиостанцией. И мятежники через нее могли транслировать свои требования на волнах коммерческих радиостанций. Звучали и призывы к военнослужащим поддержать восстание. Личный состав военно-морской базы Талькауано откликнулся и примкнул к мятежу. Примечательно, что командир базы контр-адмирал Шаппусо отказался отдать приказ подавить выступление матросов силой оружия.

Ситуация на главной базе флота Вальпараисо также складывалась не пользу правительства. Здесь в поддержку моряков выступил армейский полк. Из Салинаса, где размещалась школа связи, сообщили по радио, что присоединяются к восстанию. Аналогичная история произошла и на базе ВВС Кинтерос.

Миссия адмирала фон Шрёдерса успеха не имела. Проект меморандума, подготовленный по итогам переговоров, не поддержало правительство, предложившее собственный вариант документа, который не устроил моряков. Самопровозглашенный главный штаб эскадры отказывался что-либо подписывать, ожидая прихода в Кокимбо кораблей из Талькауано. Этот отряд совершил переход без участия офицеров, что свидетельствовало о высоком уровне подготовки старшин и матросов чилийского флота.

Тем временем правительство лихорадочно искало выход из кризиса. Обратилось за помощью к США. Сантьяго настаивал на прямом военном вмешательстве. 7 сентября вопрос рассматривался представителями Госдепа и ВМС. Подсчитали, что операция против чилийского флота потребует привлечения крупных сил – линкора, авианосца, трех тяжелых или четырех легких крейсеров, двенадцати эсминцев плюс суда обеспечения. Причем для переброски и развертывания эскадры требовалось не менее 15 дней. А дорог был буквально каждый час.

В итоге США в помощи отказали, и правительству Чили пришлось разгребать революционный жар своими руками. Действовали предельно жестко. Переговоры прервали, верные армейские части бросили на ликвидацию очагов восстания на суше. Задачу решили за пару дней. Но эскадра, стоявшая на внешнем рейде Кокимбо, была недосягаема для пехоты. Поэтому на борьбу с кораблями направили авиацию. Командующий ВВС генерал Рамон Вергара уверял, что на подавление мятежа ему потребуется всего несколько часов.

Утром 6 сентября два бомбардировщика появились в небе над Кокимбо. Первый бомбовый удар они нанесли по подводным лодкам, попаданий не добились и были отогнаны пулеметным огнем. Вечером корабли атаковали сразу 14 бомбардировщиков. Интересно отметить, что командование ВВС применило весьма оригинальный метод противодействия саботажу со стороны авиамехаников – их в качестве пассажиров отправили на самолетах на боевое задание. Военных пилотов не хватало, поэтому в налете участвовали и гражданские пилоты-добровольцы.

Военно-воздушные силы Чили бомбят эскадру, стоящую на якоре в Кокимбо, 6 сентября 1931 года

Prensa Chilena/Vostock Photo

Бомбометание производилось с высоты от 800 до 1800 метров. Главной целью был выбран линкор. Все бомбы легли мимо. Только одна субмарина получила осколочные повреждения. В ответ корабли эскадры вели огонь из зенитных орудий, пулеметов и винтовок. Сбили бомбардировщик.

Штаб эскадры после нападения с воздуха призвал к социальной революции и начал угрожать обстрелом из мощных орудий линкора городов Кокимбо, Ла Серена и курортного местечка Винья дель Мар. Выбор последней цели объяснялся тем, что этот фешенебельный курорт – «центр олигархии, заставившей правительство предпринять столь жесткие меры против нас».

Однако время было упущено. Без поддержки на суше восстание флота не имело шансов на успех. Хотя бы потому, что корабли зависят от запасов пресной воды, топлива, продовольствия, которые нужно регулярно пополнять. Руководители мятежа попытались наладить диалог с правительством, предложив выступить посредником архиепископу Сантьяго. Но из этой затеи ничего не вышло – теперь уже власти отказывались вести переговоры.

На кораблях начался разброд. Два эсминца покинули рейд Кокимбо и прибыли в Вальпараисо, где и сдались. Утром 7 сентября самоназначенный главный штаб эскадры объявил о прекращении восстания. Всех офицеров освободили, корабли с поднятыми белыми флагами ушли в указанные порты.

Дело о мятеже рассматривал военный трибунал. Суд был скорый и вынес приговоры в отношении 51 моряка. Шестерых приговорили к смертной казни, двоих к пожизненному заключению. Кто-то отделался легким испугом, получив всего 51 день тюрьмы, кого-то отправили за решетку на 10 лет. Однако смертные приговоры через несколько дней после вынесения вердиктов заменили на пожизненное заключение. А в июле 1932 года участников мятежа амнистировали, и они благополучно вышли на свободу.

В 1973 году история, можно сказать, повторилась, правда, это была уже не социальная революция. Военная хунта во главе с генералом Аугусто Пиночетом свергла правительство Народного единства Сальвадора Альенде. По странному совпадению сорок два года спустя переворот тоже произошел в сентябре и при активном участии чилийского флота.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Метки: Чили
Самое читаемое
17.04.2021