Top.Mail.Ru
Наверх
16 января 2021

Как Первая мировая вернула моду на средневековое оружие

©коллаж

Короткие мечи и стилеты, палицы, моргенштерны, топоры, алебарды и подобия рыцарских лат. Вся эта средневековая атрибутика вновь оказалась востребованной в начале ХХ века, когда Первая мировая война из маневренной превратилась в позиционную, а массированные атаки пехоты сменились вылазками штурмовых групп. В рукопашных схватках внутри тесных траншей заточенная железка или дубина часто были эффективнее винтовки последней модели.

Сталь и плоть

Британские лиэнфилды, немецкие маузеры, русские «мосинки» и французские лебели вообще не очень годились для быстрого боя в окопе. Из-за долгой ручной перезарядки и малой емкости магазина (пять-десять патронов) особо не постреляешь. А орудовать штыком хорошо в чистом поле, но не в траншее. Простой шанцевый инструмент – лопатка или траншейный топор – работал здесь куда лучше.

«Теперь пошла новая мода ходить в атаку: некоторые берут с собой только ручные гранаты и лопатку, – писал Эрих Мария Ремарк в романе «На Западном фронте без перемен». – Отточенная лопата – более легкое и универсальное оружие, ею можно не только тыкать снизу, под подбородок, ею прежде всего можно рубить наотмашь. Удар получается более увесистый, особенно если нанести его сбоку, под углом, между плечом и шеей; тогда легко можно рассечь человека до самой груди». Помимо лопат в бой брали дубины, самодельные кинжалы, цепы. Опытным путем сформировался оптимальный арсенал холодного оружия, который оказался плюс-минус одинаковым у всех воюющих сторон.

К примеру, штатные винтовочные штыки не очень любили – они были длинными, с клинком до полуметра, и больше напоминали маленькие мечи. Даже техника боя, которой учили солдат, воспроизводила бой на коротких мечах. А грамотное фехтование – дело непростое. Штыкам предпочитали короткие кустарные ножи и кинжалы. Иногда их делали прямо из штыков, укорачивая клинок до 15–20 см.

Ломай его полностью

©wikimedia

Конечно же, проще всего в условиях окопной жизни было сделать дубину или палицу. В рукопашном бою она даже превосходила лопатку, ведь последней нужно ударить точно, лезвием и в открытое место. А палицей можно лупить как угодно и куда хочешь. Любой сильный удар способен оглушить или травмировать оппонента. В европейских музеях хранится множество экземпляров, оставшихся с тех времен: просто деревянные дубины с веревочной петлей для руки, дубины, обмотанные колючей проволокой или утыканные самодельными шипами, булавы, где в качестве боевого навершия использована массивная шестерня или чугунный корпус гранаты. А есть страшные моргенштерны, будто взятые из средневекового замка. Только короче – длина оружия сантиметров сорок.

Довольно быстро промышленность воюющих стран наладила выпуск фабричных палиц. Как правило, производством занимались небольшие частные фирмы, а в качестве комплектующих использовались обрезки водопроводных труб, арматура, гвозди для подков. Британцы отнеслись к делу основательно – у них разработкой пехотной палицы занимался Королевский инженерный корпус (Corps of Royal Engineers). Его специалисты сделали инструмент, представлявший собой деревянную рукоять со стальным навершием и шестью ударными ребрами – шестопер. На оружие наносились литеры RC. Впрочем, британским солдатам поставлялись и палицы от небольших мастерских, с шипами вместо ребер. Все аккуратно, основательно, качественно.

Латники Первой мировой: как пулеметы вернули моду на средневековый доспех

Немцы предпочитали массивные дубины, расширяющиеся кверху, – простые, с колючей проволокой или шипами. Бойцы штурмовых групп, судя по фотографиям и музейным экспонатам, брали в бой булавы с навершиями из корпусов от гранат. Просто и весьма эффективно.

Наиболее творчески к вопросам ударно-дробящих девайсов подошли в Австро-Венгрии: здесь солдатам выдавали подобия кистеней фабричного производства – деревянная рукоять, к которой гибким стальным тросом либо пружиной крепилась металлическая гирька. Такое оружие наносило хлесткие мощные удары, но и действовать им было сложнее – при неверном движении гирька прилетала в голову самому оператору. Кстати, пресса Антанты пыталась развернуть кампанию против кистеней и булав, обвиняя австрийцев в том, что они используют их для добивания раненых.

Немцы и русские применяли в рукопашных боях топоры. Наши прибегали к этому средству чаще, хотя германский траншейный топор лучше годился для драки. Он напоминал средневековый боевой топор – легкое узкое лезвие и обух в виде шипа. Итальянцы пробовали делать подобия алебард, но тема не зашла – проблемы были те же, что и у винтовки со штыком: в окопе не развернешься.

«Гвоздь» и «Мститель»

Французский гвоздь

wikimedia

Среди французских солдат в 1915–1916 гг. вошли в моду эрзац-кинжалы под названием «французский гвоздь». В качестве заготовки брался стальной прут длиной около полуметра. Один конец его расковывался в узкий обоюдоострый клинок, а другой загибался, образовывая рукоять. Ее форма могла быть самой разной – на что хватало фантазии и мастерства кузнеца. Иногда даже делали закрытую гарду – прут образовывал скобу, которая защищала руку и могла использоваться как кастет.

Как пулемет Максима стал первым в мире оружием массового поражения

Кастет, к слову, тоже оказался одной из топовых тем в окопной войне. Например, австрийцы ближе к концу войны стали получать фабричные «штурмовые ножи» Sturmmesser 1917, в комплекте с которыми шли фабрично же изготовленные кастеты – в рукопашной схватке приходилось колоть и бить во все стороны. Сам австрийский «Штурммессер» походил на современный штык-нож – клинок средней длины с полуторной заточкой (одна сторона заточена полностью, другая – примерно на треть), рукоять с деревянными накладками и небольшая гарда, чтобы рука бойца при тычке не соскальзывала на лезвие. Похожие траншейные ножи еще в первой половине войны стали производить для немецких солдат. Приказом военного министерства № 47184/15 от 8 мая 1915 года каждой пехотной роте на западном фронте полагалось шесть ножей «кинжального типа», позже это количество увеличилось до 40 штук. Австрийская армия пыталась внедрить еще и специальные окопные мечи, но затея не выгорела.

©wikimedia

Французы в 1916 году приняли на вооружение кинжал Le Vengeur 1870 («Мститель»). Цифра 1870, очевидно, намекала на франко-прусскую войну 1870 года. Кинжал как кинжал, напоминал австрийские и немецкие, но бойцы творчески перерабатывали его. Добавляли защитную скобу от основания клинка до навершия рукояти, которая работала как кастет. Коли, молоти!

Наиболее клиентоориентированным оказался американский военпром – здесь сразу инкорпорировали кастет в конструкцию солдатского ножа. Так, образец М1917 представлял собой классическую средневековую дагу – тонкий колющий клинок с треугольным или круглым сечением и рукоять с развитой гардой в виде закрытой стальной скобы, отлично подходившей для нанесения мощных ударов. На некоторых модификациях скобу снабжали зубцами. А через несколько месяцев вдогонку к М1917 подоспел новый нож М1918. Он имел клинок в виде кинжала с двумя лезвиями, то есть мог и колоть, и резать, а литая латунная рукоять была выполнена в виде полноценного кастета – четыре соединенных кольца с характерными «ударными» выступами. До завершения боевых действий американцы успели произвести более 120 тыс. ножей обоих типов. Модель 1918 применялась и во Второй мировой.

А одной из самых оригинальных конструкций (не факт, что эффективных) стал британский тычковый нож от компании Robbins of Dudley. Он имел короткий колющий трехгранный клинок и алюминиевую рукоять, присоединенную под углом порядка 90 градусов. Рукоять имела закрытую гарду с опцией кастета. То есть им били, как кулаком в драке.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое
16.01.2021