Наверх
29 января 2020
USD EUR

Суперсубмарины Третьего рейха: был ли шанс на успех?

Немецкий электробот U-3008

Немецкий «электробот» U-3008

Проект cубмарин XXI серии, созданный конструкторами Третьего рейха, произвел революцию в подводном кораблестроении. Эти субмарины, прозванные «электроботами» или «электрическими лодками», существенно превосходили по техническим характеристикам любую подлодку того времени. Высокая подводная скорость, возможность действовать почти не всплывая на поверхность и быстрый выпуск торпед делали субмарины XXI серии грозным оружием. Проигравшие подводную войну в Атлантике, кригсмарине рассчитывали с помощью этих подлодок взять реванш. Однако, построив свыше сотни «электроботов», немцы не успели бросить их в бой до того, как Германия капитулировала. С учетом отсутствия боевой практики и революционности проекта «электрические лодки» после войны быстро стали легендой. До сих пор многих волнует вопрос – смогло бы это чудо-оружие переломить ход Битвы за Атлантику?

Революция в подводном кораблестроении

Во время Второй мировой немецкие подлодки вели против Великобритании так называемую «тоннажную войну», добиваясь изоляции острова. Замысел кригсмарине был прост: топить больше судов противника, чем тот мог строить на замену погибшим. Основными исполнителями замысла выступали лодки серии VII и IX, которые Германия строила сотнями. Но они, впрочем, как и подлодки других стран, не были подводными кораблями, как таковыми. Скорее их можно было назвать ныряющими торпедными катерами. Большую часть времени они передвигались в надводном положении, погружаясь лишь для уклонения от опасности или проведения торпедной атаки.

Цена ошибки: при разгроме арктического конвоя «Марина Раскова» был поставлен рекорд по числу жертв

Эффективность этих лодок напрямую зависела от их возможности находиться в походе над водой. Их подводная скорость была мала, а батарея, питавшая электромоторы, быстро разряжалась. Поэтому, когда в мае 1943-го союзники перешли в Атлантике от обороны к наступлению, для «семерок» и «девяток» это был конец. Они оказались неспособны эффективно действовать в условиях, когда в океане господствовала противолодочная авиация, а конвои надежно охранялись. Германия искала выход из сложившейся ситуации. Её конструкторы давно пытались создать настоящий подводный корабль, обладавший высокой скоростью и способный долго находиться под водой.

Сначала ставка делалась на лодку с двигателем на перекиси водорода, созданную инженером Гельмутом Вальтером. Испытания опытного образца показали, что она способна развивать под водой фантастическую по тем временам скорость – 25 узлов. Но её серийное строительство оказалось невозможно из-за дефицита нужного топлива. Тогда по заданию гросс-адмирала Карла Деница инженеры создали проект субмарин XXI серии. Их прочный корпус состоял из «восьмерки» двух стальных труб. В верхней размещался экипаж и находились все обычные для лодки устройства и механизмы, а нижнюю занимал огромный аккумулятор. Его емкость, мощные электромоторы и обводы корпуса и рубки позволяли развивать «электроботу» под водой скорость в два раза больше, чем у прочих субмарин.

Характеристики подлодки XXI: 76 метров в длину, свыше 1600 тонн водоизмещения. Мощные электромоторы давали до 18 узлов хода, на котором она могла идти под водой один час. Субмарина несла шесть торпедных аппаратов с боезапасом свыше двадцать торпед, которые могла выпустить за 20 минут. Использование «шноркеля» позволяло ей ходить на дизелях и заряжать батарею, практически не всплывая. Дальность хода лодки оценивалось в 15 000 миль при скорости в 10 узлов. Её «ушами» и «глазами» были отличная шумопеленгаторная станция балконного типа и радар. Оценивая эти характеристики, Карл Дениц писал:

«Лодка XXI серии имеет исключительные боевые возможности, которые лишают противника превосходства в противолодочной обороне, достигаемого господством в воздухе и подводными методами обнаружения. С этой лодкой можно будет начать новое успешное наступление в подводной войне».

Тактика суперлодок

После вступления в строй и испытаний первых «электроботов» в апреле 1944-го, штаб подводных сил разработал тактику их действий в боевом походе. Так как вражеская авиация была особенно активна в прибрежной зоне у баз подлодок, субмарины должны были проходить её в подводном положении. Считалось, что они могли пройти под «шноркелем» и на электромоторах свыше 150 миль, не всплывая. После этого лодки выходили в океан, где заряжали батареи и начинали действовать. Штаб предусматривал их использование, как на основных конвойных маршрутах в Северной Атлантике, так и на дальних коммуникациях в южной части океана.

«Электроботы» могли действовать, как по одиночке, так и группами. В первом случае субмарина искала противника с помощью чувствительных гидрофонов, эффективных на расстоянии до 30 миль. Атаку обнаруженного конвоя ей рекомендовалось проводить как днем, так и ночью. Предусматривались нападения, как с дальней дистанции, так и с прорывом экрана эскортных кораблей с дальнейшей стрельбой по судам конвоя в упор. В случае начала поиска и контратаки противника, лодки должны были покинуть место боя на максимальной скорости или же поднырнуть под конвой, лишая корабли ПЛО возможности их обнаружить. Нападение можно было продолжить и находясь под конвоем, выпуская самонаводящиеся и маневрирующие торпеды с глубины 30-50 метров. Рекомендовалось выпустить сразу максимальное количество торпед, так как преследование конвоя в подводном положении было бы непростой задачей.

 «Серые волки» против «Оверлорда»: подводники Третьего рейха не смогли помешать высадке в Нормандии

С помощью лодок XXI серии Карл Дениц планировал вернуться к своей знаменитой тактике «волчьих стай». В первые годы войны она с успехом применялась при нападений немецких лодок на конвои. Её суть проста. Субмарины создавали завесу на предполагаемом пути конвоя, выстраиваясь в линию. Лодке, обнаружившей противника, запрещалось его атаковать. Она начинала преследование, передавая в эфир координаты, служа радиомаяком и наводя на конвой другие субмарины. Штаб подводных сил координировал действия «волчьей стаи», следя за общей ситуации преследования и нападения. Когда рядом с конвоем собиралось несколько лодок, они начинали атаку.

Нападение происходило ночью в надводном положении. Пока корабли и самолеты союзников не имели радаров, такая тактика работала. Но все изменилось, когда конвои получили мощное охранение на воде и воздухе, обеспеченное радиолокационными средствами. Штаб подводных сил намеревался использовать электролодки группами у мест формирования конвоев и их выхода в море. Главной задачей их задачей было – оставаться незамеченными до нападения, так как групповая атака должна была стать для противника неожиданностью.

Предусматривалось два варианта такого нападения. Либо субмарины в большом количестве собирались в районах, где можно было встретить конвой, в шахматном порядке, либо вперед посылались лодки-разведчики, которые наводили на конвой «волчью стаю». В открытом море лодочная завеса формировалась на пути конвоев. Хотя субмарины должны были находиться под водой, обнаружение противника происходило бы с помощью радара или гидрофонов.

В успехе атаки конвоя «электроботами» немцы не сомневались, считая их идеальными боевыми субмаринами. И это не было преувеличением. Но что мог бы противопоставить им противник?

Ответных ход союзников

В 1944 году противолодочная оборона союзников была на подъеме. Конвои сопровождались мощным эскортом, а Атлантику бороздили противолодочные группы охотников за субмаринами, возглавляемые авианосцами. Небо над океаном патрулировали самолеты, а базы немецких подлодок подвергались бомбежкам. К тому же летом 1944-го после высадки союзников в Нормандии, кригсмарине лишились своих французских баз, переведя боевые подводные флотилии в Норвегию. Подводная война для Рейха была проиграна, но он продолжал высылать в море устаревшие «семерки» и «девятки», дав им «шноркель» и самонаводящиеся торпеды.

К успеху это не приводило. Союзники уже обладали большим опытом борьбы с ними и располагали для этого нужными средствами. Самолеты искали подлодки на поверхности радарами и атаковали их глубинными бомбами и самонаводящимися акустическими торпедами. Корабли же теперь не сбрасывали бомбы с кормы, как прежде, а выстреливали их из носовых бомбометов после обнаружения субмарины сонаром. В результате, у устаревших субмарин было мало шансов уцелеть после обнаружения. Их долго и безжалостно преследовали. Если лодка не уничтожалась во время охоты на нее, то её брали измором. Не имея возможности оторваться от преследователей под водой, она была вынуждена всплывать на поверхность, когда у нее заканчивался воздух, после чего гибла от бомб и снарядов.

Кем был первый немецкий подводник, убитый американцами во Второй мировой войне

Однако в отношении XXI серии такая тактика не сработала бы. Как писал британский офицер-противолодочник Денис Райнер, если в конце войны поступало сообщение об обнаружении немецкой субмарины, то, прибывшей к месту спустя час, группе кораблей ПЛО приходилось прочесывать район примерно в 50 квадратных миль. А вот в случае с «электроботом» или лодкой Вальтера, обладавшими высокой подводной скоростью, район поиска мог увеличиться десятикратно. Райнер, командовавший в годы войны группой фрегатов, считал, что его корабли вероятно смогли бы уничтожить такие суперсубмарины, если бы нашли их. Но обнаружить их, располагая средствами поиска того времени, корабли ПЛО могли бы только в случае большой удачи.

Союзники столкнулись бы с серьезными трудностями, если бы «электроботы» пошли в бой. Ведь поиск и уничтожение одной такой лодки потребовал бы массы усилий. Нужна была и совершенно иная тактика, а также более совершенные средства обнаружения и уничтожения подводных целей. Можно предположить, что американским и британским ВМС пришлось бы стягивать к районам действия субмарин значительное количество кораблей, а бомбардировочной авиации непрерывно бомбить базы новых подлодок, чтобы осложнить их выход в море.

Туз в рукаве

Правда, в рукаве у союзников был припасен туз — система радиоперехвата и расшифровки кодированных сообщений кригсмарине «Ультра». С осени 1943-го англо-американские дешифровальщики в течение суток могли взламывать код «Тритон», которым пользовались немецкие подводники, отправляя свои радиограммы. «Ультра» сыграла важную роль в Битве за Атлантику, позволяя союзникам заглядывать в карты немцам. Можно предположить, что тактическое и техническое преимущества «электроботов» было бы нивелировано способностью сил коалиции узнавать планы кригсмарине и расположение их позиций.

Как американцы упустили шанс изменить ход Второй мировой, захватив «Энигму»

В то же время у немецких подлодок была одна существенная уязвимость. Это воздушная морская разведка, которую Германия так и не наладила в течение войны. Поиск конвоев в океане производился силами подводных лодок и с помощью служб радиоразведки. Но этого было недостаточно, чтобы эффективно искать цели для субмарин. В результате, Дениц вел Битву за Атлантику только «одним глазом». Учитывая это обстоятельство, гросс-адмирал во главу угла тактики лодок XXI серии ставил их концентрацию у мест выхода конвоев в океан. Одновременно, это вело бы к стягиванию сил ПЛО в тех же районах, что существенно осложнило бы нападения «серых волков» на конвои и лишая «электроботы» части их боевого потенциала.

И все же невозможно предугадать, кто бы вышел победителем в схватке между силами ПЛО союзников и немецкими суперсубмаринами. Оценивая возможности последних, упомянутый Денис Райнер считал новое оружие кригсмарине по-настоящему грозным и был рад, что британским противолодочным силам так и не довелось столкнуться с ним в бою. История не дала шанса Третьему рейху напоследок снова разжечь пожар подводной войны. Капитуляция Германии в мае 1945-го поставила точку в карьере лодок XXI серии, как самых совершенных подводных кораблей того времени.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK