Наверх
11 мая 2021

Исследование: Климатическая политика зависит от числа погибших

©depositphotos.com

Климатологи прогнозируют, что в ближайшие десятилетия частота и серьезность экстремальных погодных явлений будет только возрастать. Ученые решили разобраться, как местные сообщества реагируют на стихийные бедствия.

Новое исследование университета штата Орегон показало, что локальных стихийных бедствий недостаточно, чтобы мотивировать экологические инициативы местных сообществ. Политический ответ на экстремальные погодные явления происходит в зависимости от числа погибших, частоты упоминания в СМИ, необычности события и политического состава сообщества.

«Очевидно, что существует политика в области изменения климата на национальном и государственном уровне, но нам интересно, как происходит адаптация к этим изменениям на местном уровне», – пояснила научный сотрудник университета штата Орегон Лианн Джордо. Исследование недавно опубликовали в Policy Sciences, сообщает портал eurekalert.org

Джордоно и ее соавторы Хилари Буде из университета штата Орегон и Александр Гард-Мюррей из Гарвардского университета изучили 15 экстремальных погодных явлений, которые произошли в США в период с марта 2012 года по июнь 2017 года, а также любое последующее изменение локальной климатической политики. Их исследование охватывало такие явления как наводнения, зимние морозы и снегопады, сильная жара, торнадо, лесные пожары и оползни.

Ученые обнаружили два «рецепта» изменения местной политики после стихийного бедствия.

«Для обоих рецептов переживание серьезного события – события с множеством смертей или объявления президентом о катастрофе – является необходимым условием для принятия политики, ориентированной на будущее», – уточнила Джордоно.

В первом случае политические решения по адаптации к изменению климата принимались в демократически настроенных сообществах, где недавно произошло стихийное бедствие с большим числом погибших и пристальным вниманием СМИ к произошедшему. Такие сообщества уделили внимание повышению готовности к чрезвычайным ситуациям и потенциалу управления рисками.

Второй «рецепт» относится к республиканским общинам, имевшим опыт экстремальных погодных явлений. В этих общинах местные жители не участвовали напрямую в дискуссиях об изменении климата, однако работали над политикой, призванной подготовить это сообщество к будущим бедствиям.

В обеих моделях изменения политики были довольно скромными, например, в результате строили противопожарные перегородки, дамбы или публичные убежища от торнадо. Джордоно назвала это «инструментальным» изменением политики.

«Мы не хотим, чтобы кто-то еще погиб от торнадо, поэтому мы строим убежище. Это не системная реакция на глобальное изменение климата».

В своей выборке исследователи не нашли никаких региональных мер, направленных на экологическую сознательность общин. Например, таких, как принятие законов об ограничении выбросов углерода или требование перехода на солнечную энергию. А некоторые сообщества вообще не вносили никаких изменений в политику из-за экстремальных погодных условий.

Исследователи предполагают, что в сообществах, которые идеологически отрицают изменение климата, может быть эффективным начать эти политические дискуссии другими способами, опираясь на приверженность людей своему сообществу или его жизнеспособность.

«В некотором смысле неудивительно, что есть сообщества, которые реагируют на действительно разрушительные события», – сказала Джордоно. Она также поставила вопрос, как мотивировать экологическую сознательность сообществ, которые не страдали от стихийных бедствий, т.е. большинство современных общин.

Самое читаемое
11.05.2021
10.05.2021