Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода

Авторские методики преподавания год за годом вытесняют традиционное образование

©Алексей Смышляев / Интерпресс / ТАСС

Почему человек, только начинающий познавать мир, очень быстро теряет интерес к знаниям, которые ему дает школа? Знаменитый эксперт в сфере образования Кен Робинсон дает исчерпывающий ответ: потому что школа безнадежно устарела. Современное образование возникло еще в эпоху промышленной революции XIX века. Фабрики нуждались в квалифицированной рабочей силе, и школы их ею обеспечивали. Обучение строилось на передаче необходимых знаний и навыков. Но времена изменились.

Рабочих у станка вытесняют роботы и искусственный интеллект. Обладание одним-единственным навыком больше не является гарантией не то что успеха, а пожизненного дохода. «В 2008 году IBM опубликовала список характеристик, которые руководители компаний больше всего хотели бы видеть в своих сотрудниках, – рассказывает Робинсон в книге «Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка». – Были опрошены полторы тысячи лидеров бизнеса из восьмидесяти стран мира. Так вот, основными приоритетами оказались способность приспосабливаться к изменениям и креативность при выработке новых идей». Конечно, именно этих качеств не оказалось у большинства компетентных и хорошо подготовленных выпускников вузов.

Еще каких-то 30–40 лет назад наличие диплома означало гарантированное рабочее место на престижной должности. Сегодня высшее образование уже не считается чем-то особенным. Поэтому само по себе наличие «корочки» не является ценностью.

«Если в 1999 году в Китае насчитывалось 840 тысяч студентов университетов и колледжей, то в 2013‑м их число достигло почти 7 миллионов, – пишет Робинсон. – Министерство образования этой страны с большим сожалением признало, что, «даже если 80% студентов после окончания вуза найдут работу, количество безработных все равно останется очень большим». Конечно, в определенных сферах профессиональной деятельности наличие диплома по-прежнему обязательно и выпускники вузов имеют шанс заработать значительно больше, чем те, у кого высшего образования нет. Однако диплом сегодня не гарантирует стопроцентной занятости, а для ряда профессий даже стал дорогостоящей и никому не нужной роскошью».

Растущее недовольство

Согласно опросу ВЦИОМ, который был проведен в прошлом году, сегодня большинство россиян считают, что значимость диплома преувеличена, а построить карьеру можно и без него (рост с 45% респондентов в 2008 году до 56% в 2018‑м). Наибольший процент опрошенных (72%), которые придерживаются такого мнения, именно среди молодежи в возрасте от 18 до 24 лет.

«Основным поставщиком рынка образовательных услуг, а до недавних пор и монополистом выступало государство, которое формировало качество предлагаемых услуг, – говорит директор центров инновационного развития «Интеллектика.Онлайн», преподаватель математики и ментальной арифметики Анна Невмержицкая. – И если в постсоветский период в других сферах прошли резкие изменения конъюнктуры рынка, то в образовательной системе плановая экономика задержалась надолго».

Данные Росстата демонстрируют рост недовольных качеством образовательных услуг: с 10,1% всех семей в 2015 году до 14,8% в 2017‑м. В 38% случаев причиной выбора в пользу домашнего обучения становятся сложности при обучении в школе, потребность в укреплении внутрисемейных связей и потеря мотивации.

«Ребенок недоумевает, почему информацию, которую он может найти в один клик, он должен разбирать 45 минут, и редко ему приводят примеры практической значимости получаемой информации, – объясняет Невмержицкая. – Представьте себе, в исследовании МГППУ и НИУ ВШЭ говорится о том, что более половины родителей (52%) уверены, что школа действительно нерационально расходует время на изучение предметов, не обеспечивает достаточное качество образования».

Государственная школа, даже несмотря на приличное техническое обеспечение, уже начинает отставать от небольших частных школ, где активно применяются совершенно новые методики обучения

Сергей Савостьянов / ТАСС

Стандартизация образования, возможно, не самый лучший подход в современном мире. Как отмечает Робинсон, канадский хоккеист Уэйн Гретцки, признанный в 1982 году самым результативным игроком, объяснял свой секрет тем, что, пока все члены команды мчатся туда, где находится шайба, он двигался туда, где она вот-вот окажется.

«В связи с этим мне не дает покоя мысль, что сегодня в своем безудержном стремлении к стандартизации образования многие страны стремглав мчатся туда, где, как они думают, находится шайба, а не туда, где она действительно окажется через секунду», – пишет Робинсон.

Именно поэтому школы, которые создают или в которые приходят преподаватели-энтузиасты, пользуются успехом. Внедряя новые методики, им удается вернуть интерес к обучению. И как результат – хорошая успеваемость, высокие оценки на экзаменах и довольные родители.

Золотой стандарт

Система школьного образования в России регламентируется Федеральным государственным образовательным стандартом (ФГОС). На его основании утверждаются типовые образовательные программы, рассказывает основатель сети частных школ «Екатерининский лицей» Алина Будивская. Кроме того, существует перечень учебников, рекомендованный Министерством образования.

В России, конечно, есть методики, одобренные государством и признанные соответствующими ФГОСу. Это, например, такие программы, как «Школа России», «Перспектива», «Начальная школа XXI века», «Перспективная начальная школа», «Планета знаний», «Гармония», РИТМ, «Начальная инновационная школа», система Занкова и система Эльконина–Давыдова. Каждая имеет свои особенности, свой набор учебников. Методики направлены на то, чтобы заинтересовать ребенка, вовлечь его в учебный процесс, а иногда подразумевают отказ от стандартных оценок и домашних заданий.

Однако все они, как вы, наверно, обратили внимание, ориентированы только на начальную школу. И главный их недостаток в том, что дети далее попадают в школу традиционную. И на этом этапе очень велики риски потери интереса ребенка к обучению.

«Хорошо, если в школе соблюдается программная преемственность между начальным и средним звеном, совместно работают педагоги-предметники, – говорит Будивская. – Иначе, отзанимавшись четыре класса начальной школы по нестандартным учебникам, ребенок перейдет в пятый класс на стандартные образовательные «рельсы» и потеряет интерес к учебе».

По ее мнению, нет «плохих» и «хороших» программ. Все учебно-методические комплексы, одобренные Минобром, составлены так, чтобы дети к концу начальной школы получили обязательный минимум знаний, предусмотренный госстандартом.

«На самом деле каждая система обучения рассчитана на определенный склад ума или, иначе говоря, способ восприятия и умственной обработки информации, – объясняет Будивская. – А эти процессы у каждого ребенка индивидуальны. Авторство же проявляется в способах подачи материала, дополнительной информации, организации учебной деятельности. Практически у всех авторских образовательных программ есть как достоинства (о которых активно говорится), так и недостатки (информация о которых менее доступна)».

Минусы некоторых программ в том, что они перегружены материалами, которые не то что дети, а зачастую и их родители понимают и осваивают с большим трудом. «Школы, которые занимаются по учебникам (учебно-методическим комплексам), не входящим в перечень ФГОСа, по сути, не соблюдают лицензионные требования к образовательной деятельности, а это нарушение», – отмечает Будивская.

Директор Центра трансформации образования Московской школы управления «Сколково» Ольга Назайкинская, в свою очередь, подчеркивает, что текущая версия ФГОСа не предусматривает ограничений для формирования у детей ряда навыков. Она все-таки позволяет внедрять различные методики и подходы к обучению, поэтому в принципе все возможно и в обычной школе.

Есть и иные подвижки. «В рамках нацпроекта «Образование» некоторые подходы начинают внедряться повсеместно, – говорит Назайкинская. – Речь идет, например, о составлении индивидуальной образовательной траектории, интеграции дополнительного образования в школьный процесс, внедрении цифровых форматов обучения и наставничества, когда ученики помогают друг другу осваивать материал».

По ее словам, стандартные школьные программы организованы по принципу «надо выучить», они не создают условий для формирования soft skills – умений, которые помогают успешно справляться с работой в целом. «Например, невозможно выработать навык командной работы, если урок состоит из начитки материала и индивидуальной проверочной работы, – объясняет эксперт. – Образовательные стандарты указывают на необходимость развития личностных качеств, креативности, навыков коммуникации и иных умений. Инструментария для этого не предусмотрено, но и ограничений нет».

Организовать обучение в рамках традиционной модели проще, так как под нее заточена вся система, говорит Назайкинская. Накоплен огромный опыт многих поколений учителей. Кроме того, многие авторские методики для массовой школы даже не подходят: для этого и учеников в классе должно быть меньше, и урок должен длиться дольше или же в школе вообще не должно быть звонков.

Обучаться, играя

На фоне слабых традиционных школ все популярнее становится дополнительное образование. Оно бывает в виде частных школ, онлайн-уроков или же индивидуальных занятий с теми же школьными учителями, которые по каким-то причинам не смогли объяснить свой предмет в основное учебное время.

«В форматах небольшого частного заведения реализовать авторскую методику гораздо быстрее и проще, чем в рамках государственного учреждения и тем более в рамках федеральной образовательной системы, – отмечает Невмержицкая. – Поэтому новые методики отрабатываются преимущественно в рамках образовательных франшиз, частных школ, детских центров. Масштабирование и популяризация любой методики зависит от количества вложенного бюджета правообладателя и совершенно не гарантирует долгосрочный образовательный эффект».

В результате образование стало одной из самых доходных бизнес-индустрий в мире, считает Кен Робинсон. Интенсивное обучение отнимает свободное время у ребенка, который вообще-то должен не только заниматься уроками, но и играть. «Мало того что учебный день удлинился и все реже предполагает игры, школа все активнее вторгается в домашнюю и личную жизнь учащихся, – пишет Робинсон. – Объем домашних заданий резко вырос, съев значительную часть времени, которое раньше посвящалось играм».

Новые методики, например, онлайн-уроки, отрабатываются преимущественно в рамках образовательных франшиз, частных школ, детских центров

Shutterstock / Fotodom

Именно поэтому некоторые школы дополнительного образования активно размышляют над обучающими играми. «Я разрабатываю обучение для детей начальных классов (7–10 лет) с интегрированной цифровой средой на базе игры Minecraft, в которое входит английский, математика и программирование», – рассказывает руководитель многопрофильного центра дополнительного образования «Центр знаний» Катерина Кашицына.

На самом деле из четырех часов, на которые рассчитано обучение, дети играют только час. Остальное время предметы изучаются в классическом режиме. Среди амбиций центра – заменить основное образование для детей, чьи родители выбрали домашнее обучение. Однако успехи такого подхода далеко не очевидны. По крайней мере, Кашицына не смогла убедить в этом автора текста. И родители, похоже, тоже не очень понимают его эффективность.

«Главная проблема, с которой мы столкнулись, это непонимание родителей, их опасения, что ребенок играет, а не учится, – признает Кашицына. – В довесок обучение преподавателей занимает некоторое время – не все разбираются в компьютерах на должном уровне».

Топ‑200

По словам Ольги Назайкинской, в России около 200 учебных заведений, преподающих по авторским методикам. Большая часть, конечно, располагается в Москве и Московской области.

«Первая волна школ, где обучение основано на нестандартных, авторских методиках, пришлась на конец 80‑х–90‑е годы, – рассказывает она. – В тот период в основу обучения часто закладывались различные концепции, ориентированные на демократичный подход к организации учебного процесса и эмоциональный комфорт учащихся. Сейчас идет вторая волна внедрения авторских методик».

Отличается эта вторая волна тем, что школы чаще ориентированы на получение высшего образования в лучших университетах мира, в том числе за рубежом. «Растет популярность моделей обучения, основанных на самостоятельном исследовании и формировании навыков коммуникации, – объясняет она. – К числу авторских школ новой волны относятся школа «Летово», «Новая школа», Сколковская гимназия».

По ее словам, у выпускников авторских школ лучше развиты метапредметные, универсальные навыки, связанные с самоорганизацией, планированием, рефлексией и коммуникацией. Они успешнее справляются с решением нестандартных задач.

Виртуальные уроки

Сегодня уже мало кого удивишь компьютерными классами и интерактивными досками. Технологии тоже вызывают привыкание. Но мало кто знает, что Россия является одной из немногих стран, которые уже применяют в обучении виртуальную и дополненную реальности (VR и AR).

«VR существует не более четырех лет, при этом за рубежом технология продолжает распространяться очень активными темпами, гораздо быстрее, чем в России, – рассказывает президент компании VR/AR-разработчика Modum Lab Дмитрий Кириллов. – Особый интерес к VR/AR-обучению проявляют в Китае и США. Например, только в США, по данным 2018 года, VR-проекты официально внедрены почти в 20% всех образовательных учреждений страны (вузы и школы). По Китаю данных нет, но эта цифра там может быть еще больше».

В апреле 2019 года компания Modum Lab в рамках Московского международного салона образования представила проекты для школьного образования в виртуальной и дополненной реальности. После этого начался эксперимент совместно с Дальневосточным федеральным университетом (ДВФУ). В нескольких школах Дальнего Востока, в физико-математическом лицее в Москве и в средней школе в Санкт-Петербурге прошли пилотные уроки. Результаты пока обрабатываются, но компания видит широкий интерес к технологии.

«Внедрение VR-образовательных проектов в процесс образования в регионах России – пока что точечное явление, но наблюдается прогресс в этой области, – считает Кириллов. – Например, VR-проектами для детского образования активно интересуются (и даже уже внедряют в тестовых режимах в школы и университеты) МЦКО, ДВФУ, Ростех, «Российский учебник», Российская академия образования (РАО), Высшая школа экономики, МГУ, а также отдельные школы и вузы».

По его мнению, VR-технология пока не способна полностью вытеснить традиционные формы обучения, но эффективно его дополняет. Виртуальные уроки сегодня длятся не более 10 минут. По словам Кириллова, такой лимит установлен, чтобы не перегружать детей информацией. Именно поэтому о полной замене образования технологиями речи не идет.
В реальной жизни на уроках дети часто отвлекаются, но в виртуальной реальности у них просто нет такой возможности. Она позволяет проводить очень сложные и опасные эксперименты, на которые в реальности никто не решится. За какие-то 10 минут дети успевают усвоить многое.

«Согласно выводам исследователей, запоминаемость новой информации с первого раза в VR может достигать 70% против 12–18% при традиционных методах обучения, – говорит он. – Такого эффекта удается достичь за счет полного погружения в иммерсивную среду и возможности сразу же закрепить изученный сложный материал практикой».

Первые уроки в VR проводятся на самых сложных для понимания темах в физике. Но уже созданы также уроки по биологии, химии, анатомии, логистике, роботехнике. Ведется работа над такой дисциплиной, как ОБЖ. Так что, возможно, в скором времени основы безопасности перестанут быть самым скучным предметом для школьников.

Все ради интереса

Частные школы используют самые разные методики. По словам Алины Будивской, в начальной школе сети «Екатерининский лицей» применяются так называемые бинарные уроки. «Они проводятся сразу по нескольким предметам, – рассказывает она. – Например, английский язык и математика или английский и окружающий мир. Такая методика достаточно сложна для педагогов, но дает очень сильный эффект в обучении».

По ее словам, учащиеся на таких уроках работают легко и с интересом усваивают обширный по объему материал. «Важно и то, что приобретаемые знания и навыки не только применяются школьниками в их практической деятельности в стандартных учебных ситуациях, но и дают выход для проявления творчества и развития интеллектуальных способностей, – отмечает Будивская. – Таким образом, бинарные уроки позволяют перенести теорию в практику».

Анна Невмержицкая считает одной из самых известных авторских методик вальдорфское образование. В нем присутствуют все предметы из обязательной программы. Но естественные науки преподаются через наблюдения и эксперименты. «Так, в начале учебного дня на основном уроке проводится ритмическая часть – знания постигаются через движения: буквы пишутся не на бумаге, а верхними или нижними конечностями в воздухе, – рассказывает она. – Считая, ребята прихлопывают и притопывают, таблица умножения учится путем передачи мяча по кругу».

Еще одно направление – ментальная арифметика, другими словами, методика подсчета с помощью китайских и японских счет. «Игровыми методами формируется интерес у ребенка к математике, важность которой сложно переоценить, – объясняет она. – Более того, комбинация различных приемов в методике преподавания помогает заинтересовать как детей с техническим складом, так и более творчески направленных. Знакомство родителей с предметом осуществляется на открытых уроках, после которых они уже даже сами готовы обучаться».

По ее словам, за полтора года они получили обратную связь более чем от трехсот детей и родителей. «Цифра небольшая, но в процентном соотношении положительный отклик получили более 95% наших клиентов, – отмечает Невмержицкая. – При этом предмет мы преподаем как в коммерческом центре в рамках дополнительного образования, так и в государственном учреждении – в детском саду в рамках реализации образовательной программы».

Доктор педагогических наук, профессор Татьяна Зотова, в свою очередь, рассказывает о собственной методике, созданной еще в середине XX века. «Методика Зотовой» предполагает серьезную работу с почерком обучающихся и применение знаний сразу на практике. По ее мнению, процесс постановки почерка производит коррекцию нейродинамики мозга ребенка. Домашние задания отсутствуют.

«100% выпускников поступают в вузы, блестяще оканчивают престижные российские и зарубежные университеты, в том числе МГУ, Гарвард, Оксфорд, Баден-Баден и другие, – уверяет она. – Коллеги тщательно проводят мониторинг успешности выпускников на протяжении 6 месяцев, потом года, пяти и десяти лет. Некоторые наши выпускники являются преподавателями и руководителями не только российских, но и зарубежных образовательных и социально-образовательных центров».

Высокомерные педагоги

«На самом деле совершенно не важно, насколько детально проработана учебная программа или насколько дорогие тесты используются при тестировании; реальным ключом к позитивным переменам в сфере образования является качество преподавания, – утверждает Робинсон. – Ни размер класса, ни социальный статус учеников, ни физическая среда, ни другие факторы не играют такой значимой роли, как умение учителя пробуждать в детях интерес к знаниям».

Невмержицкая обращает внимание, что сегодняшние родители относятся к поколению X, а иногда к поколению Y (так называемые миллениалы), но большинство экспертов, преподавателей и других специалистов, формирующих и организующих образовательный процесс, – люди из более старшего, традиционного поколения. «Разница в поколениях, сложность организации федеральной системы образования и неготовность быстро реагировать на запросы общества не позволяют удовлетворить амбициозные запросы родителей по развитию ребенка», – считает она.

По словам Зотовой, она часто сталкивается с проблемой подбора кадров. Все кандидаты проходят тестирование, и оно показывает, что 99% педагогов «безграмотные». «Например, протестировали 1500 филологов, из них отобрали лишь двоих, – рассказывает она. – И с теми через две недели пришлось расстаться. К сожалению, нынешние преподаватели в большинстве необучаемы, косноязычны, «не видят» индивидуальность ребенка, «разговаривают с доской», а не объясняют каждому ученику лично. Сами часто допускают ошибки. Не владеют элементарными принципами уважения к обучающемуся, высокомерны».

В реальности все держится на энтузиастах-учителях, которые хотят вести обучение в соответствии с потребностями конкретных детей, пришедших к ним в класс, считает Назайкинская. «Далеко не все мотивированы и понимают, как за это взяться, – говорит она. – Внедрение любых прогрессивных методик – это вопрос воли и умения педагога, а также согласия руководства школы и родителей».

К подготовке педагогов огромное количество вопросов. Нестандартные методики требуют от выпускников педвузов целиком поменять собственное мировоззрение и подход к работе. «Например, очень сложной для восприятия оказывается идея отказа от трансляции учителем знания, когда ребенок должен научиться самостоятельно оценивать ситуацию, осваивать навыки и искать решение», – отмечает эксперт.

Но зачастую и родителям трудно принять ситуацию, когда учитель, вместо того чтобы транслировать знания, настаивает, чтобы ребенок искал решение сам: «Мамы и папы хотят заложить прочный фундамент для самого лучшего будущего своих детей, но при этом нередко ждут, что учить их в школе будут так же, как 20–30 лет назад. А это уже невозможно».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK