Наверх
23 октября 2019
USD EUR
Погода

Что происходит в Афганистане накануне выборов президента

©WAKIL KOHSAR / AFP / East News

В Афганистане 28 сентября должны пройти президентские выборы. На них идут 18 кандидатов – по мрачному совпадению, столько же, сколько лет прошло с начала американского вторжения в эту страну. Состоится ли голосование вообще, до сих пор неясно. Часть кандидатов предвыборную кампанию вообще не ведут, опасаясь мести со стороны боевиков: «Талибан» (организация запрещена в РФ) уже объявил предстоящие выборы нелегитимными, так как в них не участвуют его представители. Согласно результатам опросов, 57% афганцев не видят смысла рисковать и идти на участки: если переговоры, которые сейчас американцы ведут с «Талибаном», увенчаются успехом, результаты все равно отменят, а на перевыборах талибы победят с разгромным счетом. «Профиль» разбирался, что сейчас творится с Афганистаном и к чему всё идет.

Еще один Сайгон

«Если мы продолжим вести сепаратные переговоры с «Талибаном», то это не вывод войск – это еще один Сайгон. Потому что, знаете ли, мы тем самым говорим афганскому правительству, афганским силам безопасности, афганской армии: «Мы сваливаем».

Эти слова принадлежат Али Суфану – бывшему агенту ФБР, «человеку, который мог предотвратить теракты 11 сентября», как окрестили его журналисты. Суфан – один из немногих оперативников бюро, владевший арабским, – утверждал, что почти успел раскрыть планы «Аль-Каиды», но довести дело до конца ему помешала конкуренция спецслужб – ЦРУ не желало делиться ценной информацией.

Как бы то ни было, с «Аль-Каидой» и ее союзниками, включая «Талибан», он знаком не понаслышке. И в своем мнении насчет соглашения с талибами Али Суфан не одинок. На днях было опубликовано открытое письмо американских дипломатов, в котором есть такие строки:

«Мы верим, что для того чтобы защитить наши интересы в области безопасности, мы не должны полностью выводить войска до тех пор, пока не будет достигнут мир. К тому же мы не должны предавать всех тех, кто поверил нашим обещаниям или решился поддержать нас в деле установления демократии и охраны прав человека, включая права женщин. Мы не должны бросать наших афганских друзей, поскольку они не могут защитить себя сами, и мы не должны отказываться от шанса построить в этой стране представительную демократию».

Под письмом стоят подписи пяти бывших американских послов в Афганистане: Роберта Финна, Рональда Ньюмана, Уильяма Вуда, Райана Крокера и Джеймса Каннингхэма. Не хватает еще четырех – один из них, Залмай Халилзад, как раз является одним из разработчиков соглашения, которое так яростно критикуют его бывшие коллеги.

Нечаянный теракт

«Мы почти достигли принципиального соглашения с «Талибаном». Но, конечно, пока его не одобрит президент США, оно не считается окончательным», – сообщил Халилзад 2 сентября по итогам переговоров с талибами в Дохе. «Американское вторжение вот-вот закончится, и мы достигнем мирного урегулирования ситуации в Афганистане», – вторил ему представитель «Талибана» Сухейл Шахин.

От официального афганского правительства на переговоры никого не пригласили: талибы заявили, что им не о чем разговаривать с «американскими марионетками». Дескать, до кабульских властей дело дойдет лишь тогда, когда договорятся с их заокеанскими хозяевами. Такой подход афганские власти, разумеется, не обрадовал: Седик Седдики, пресс-секретарь афганского президента Ашрафа Гани, прямо сказал, что Кабул хотел бы получить «некоторые разъяснения» по согласованному талибами и американцами документу.

Разъяснения американцы собирались дать Гани по факту – пригласив его одновременно с лидерами «Талибана» в президентскую резиденцию Трампа в Кемп-Дэвиде. Однако внезапно все изменилось. Трамп отложил встречу на неопределенное время, после того как талибы взяли на себя ответственность за теракт в Кабуле 5 сентября, в результате которого погиб американский солдат.

«Почти никто не знал о том, что ключевые лидеры «Талибана» и параллельно президент Афганистана тайно собирались встретиться со мной в Кемп-Дэвиде в воскресенье, 8 сентября. Они должны были вот-вот прибыть в США. К сожалению, они ошиблись, попытавшись приобрести новые рычаги воздействия на ситуацию и взяв на себя ответственность за нападение в Кабуле… Я немедленно отменил встречу и отказался от переговоров», – бушевал Трамп в твиттере.

Талибы восприняли гневную отповедь американского президента со стоическим спокойствием. «Что ж, мы продолжим сражаться, – объяснил официальный представитель движения Забиулла Муджахид. – Это приведет лишь к тому, что американцы понесут новые потери».

Сто к одному

6 сентября, когда Халилзад рапортовал о том, как хорошо идут переговоры, талибы атаковали Фарах – столицу одноименной провинции на западе Афганистана, известную как один из центров выращивания опийного мака. Рано утром десятки боевиков ворвались в город и захватили местный военкомат. Афганская армия спешно стянула в Фарах подкрепление. При поддержке вертолетов и американского спецназа боевиков удалось через несколько часов выбить из центра города, но бой на окраинах затих лишь к вечеру.

За неделю до того талибы вошли в Кундуз и Пули-Хумри – столицу провинции Баглан. Оттуда их тоже выбили с американской помощью после многочасовых боев. По данным правительственных сил, суммарно талибы потеряли почти сто человек. Сами боевики число своих погибших не называют, но очевидно, что для них сейчас игра стоит свеч. Сегодня талибы так или иначе активно присутствуют – то есть или контролируют полностью, или проводят крупные операции – в 65% афганских районов. Площадь территории под их контролем растет, в рядах отрядов боевиков все больше представителей национальных меньшинств, которые раньше избегали вставать под знамена «Талибана». Для талибов важно продолжать наступать, давить на Кабул и американцев, постоянно держать врага в напряжении, чтобы, когда придет время вновь садиться за стол переговоров, иметь на руках хорошие карты.

А в том, что переговоры возобновятся, мало кто сомневается. В американских СМИ появились первые, пока еще неподтвержденные, сообщения о том, что Халилзад вновь вылетел в Катар, где находится представительство «Талибана». Трамп может яриться сколько угодно: улучшать свою переговорную позицию терактами – фирменный талибский стиль, и они вряд ли от него откажутся. Сейчас талибы могут себе позволить терять по сотне погибшими за одного убитого американца: для них эти потери в пределах нормы, а для Трампа каждая похоронка, пришедшая из Афганистана в Штаты, – удар по его шансам остаться в президентском кресле после 2020 года.

Талибы уверены: чем больше американских военных гибнет в Афганистане, тем сильнее желание Трампа закончить эту кампанию

Patrick Semansky / AP / TASS

Еще на этапе избирательной кампании‑2016 он обещал закончить кровавую войну, которая высасывает из США деньги. Америка, справедливо указывал Трамп, вливает в Афганистан миллионы долларов, как в бездонную бочку: почти все средства разворовываются – военными, различными агентствами и подрядчиками, чиновниками. В итоге до простых афганцев не доходит почти ничего. При этом именно американцам приходится исправлять положение во время кризисов на фронте, которых становится все больше, и платить за политические и военные ошибки афганцев своими жизнями: с 2001 года на войне погибли 2,4 тысячи американских солдат.

Большая политика внесла свои коррективы: оказалось, что нельзя просто так взять и уйти из Афганистана. Нужно сначала придать этому видимость продуманного шага, а не позорного бегства. И вот с этим-то возникли самые большие проблемы. США завязли в Афганистане столь плотно, что провернуть иракский вариант – сменить правительство и потом помогать ему чем можно – не сработает. Другая страна, другие люди, другие условия. Даже в Ирак американцам пришлось вернуться, из Афганистана же они непонятно как выйдут вообще.

Об условиях соглашения, которые успели согласовать талибы и Халилзад, известно мало. Сообщалось, что Трамп собирается в ближайшем будущем вывести около 5 тысяч человек, оставив в Афганистане лишь 8,6 тысячи американских военных. Но когда их выведут и выведут ли вообще, пока неизвестно. Американские переговорщики говорят, что солдаты уйдут не раньше, чем убедятся в том, что «Талибан» выполнит условия мира – порвет связи с «Аль-Каидой» и прекратит атаки на правительственные войска. Проблема в том, что гарантировать выполнение талибами условий сделки никто не может: ничто не помешает им нарушить все пункты соглашения, как только американцы уйдут из Афганистана. И очевидно, что Трамп не пошлет войска обратно, чтобы наказать вероломных талибов.

©EPA / Vostock Photo

Возможные варианты

У американцев в сложившихся условиях есть три варианта действий.

Первый – вообще отказаться от вывода войск. Вместо этого отправить в Афганистан еще людей, техники и боеприпасов, чтобы и дальше вести с талибами войну на истощение. Рано или поздно талибы не выдержат и согласятся заключить перемирие на американских условиях или же будут перебиты. У такого подхода хватает сторонников в консервативных американских аналитических центрах, СМИ да и в самом Пентагоне. Война кормит войну: горячая точка оправдывает сохранение военного бюджета на прежнем уровне, а политические издержки пентагоновских мыслителей несильно волнуют – они-то останутся в своих креслах при любом хозяине Белого дома. Проблема в том, что Трампа этот вариант категорически не устраивает.

Второй – полный вывод войск к 2020 году в обмен на обещание талибов прекратить террор. Еще лучше, если удастся договориться с региональными игроками – Китаем, Россией, Ираном, Пакистаном и Индией – о том, что они возьмут на себя дальнейшее урегулирование ситуации: это, во‑первых, позволит американцам сохранить лицо, переложив мирное урегулирование на плечи других, а во‑вторых, отвлечет силы и ресурсы этих самых других. Если нет, то и черт с ним: горячая точка у южных границ СНГ и западных границ Китая – не худший вариант, а позорный уход, в конце концов, можно как-нибудь пережить. В любом случае чем скорее произойдет выход, тем меньше политические издержки.

И, наконец, третий вариант, самый сложный в исполнении, но и самый многообещающий: уйти, чтобы остаться. Сохранить присутствие ВВС и спецназа на нескольких базах, превращенных в неприступные крепости; заключить союз с перековавшимися талибами и вместе с ними добивать с воздуха непримиримые элементы. Короче говоря, превратить лимон в лимонад, черную дыру – в стратегический плацдарм, назначив новыми борцами за демократию прежних врагов. Важный нюанс – реализация этой стратегии позволит создать массу проблем Ирану, Китаю и России.

Если американцы выберут второй или третий вариант, это приведет к серьезному переформатированию отношений Вашингтона с региональными игроками. Заключение сделки с талибами невозможно без тайной или явной помощи пакистанских спецслужб, и за эту помощь придется расплачиваться снятием эмбарго на поставки вооружений или молчаливым одобрением пакистанской политики в Южной Азии. В последние пару десятилетий Вашингтон все больше сближался с Нью-Дели в ущерб традиционному партнерству с Исламабадом, надеясь превратить Индию в антикитайский плацдарм, но не исключено, что сейчас американцы вспоминают поговорку про старого друга, который лучше новых двух, тем более что индийцы традиционно враждебно относятся к перспективе прихода к власти в Афганистане талибов. С другой стороны, забывать о невыгодных для себя обещаниях – вещь в мировой политике привычная, так что в итоге пакистанцев может ждать неприятный сюрприз.

Как бы то ни было, для России ни один из этих вариантов ничего хорошего не несет. В ближайшие годы на южных границах СНГ будет жарко.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK