11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Экономика вместо политики

С каждым годом количество стран, признающих суверенитет Тайваня, уменьшается. Но это не мешает ему поддерживать крепкие экономические связи с окружающим миром

Фото: Ritchie B. Tongo/EPA/Vostock Photo

«Правительство решило разорвать дипотношения, до этого дня поддерживаемые Сальвадором и Тайванем, и установить дипломатические отношения с КНР.  Чтобы принять это решение, мы тщательно проанализировали нашу внешне- и внутриполитическую ситуацию с учетом национальных целей и после консультаций с различными секторами в стране», – объявил 21 августа президент Сальвадора Санчес Серен.

А до того, в мае, аналогичным образом поступила Доминиканская Республика. Число государств, поддерживающих и признающих суверенитет Тайваня (Китайской Республики), с каждым годом становится все меньше. В Тайбэе это вызывает уныние. Однако отсутствие полноценных политических связей не мешает острову сохранять связи экономические. Причем порой довольно крепкие. Как, будучи частично признанным государством, Тайвань взаимодействует с окружающим миром, разбирался «Профиль».

Для поддержания контактов с другими государствами Тайбэй использует так называемые Офисы по экономическому и культурному сотрудничеству. Они открываются в странах, с которыми у Тайваня нет официальных дипломатических отношений. Так, общение России и тайваньских властей осуществляется через представительства неправительственной Тайбэйско-Московской координационной комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству. Хотя подобные структуры формально и не являются посольствами, власти Тайваня активно используют их для укрепления экономического взаимодействия и продвижения публичной дипломатии.

Среди тайваньских чиновников даже бытует мнение, что развитые экономические связи важнее полноценных политических контактов и поэтому не стоит драматизировать отсутствие дипотношений с подавляющим большинством стран мира. Взамен этого власти острова стремятся заключить с как можно большим количеством стран двусторонние соглашения о торговле, пытаясь компенсировать отсутствие политических связей активным торгово‑финансовым взаимодействием.

Правда, и на этом направлении Пекин всячески старается ограничить Тайбэю пространство для маневра. Как и в вопросе об установлении дипотношений, заключая с другими странами двусторонние торговые соглашения, власти КНР выдвигают условие – аналогичные документы не могут подписываться этими государствами с тайваньцами.

Это может показаться странным, но сам Пекин при этом активно сотрудничает с Тайбэем в экономической сфере. Торговый оборот между двумя берегами Тайваньского пролива составляет порядка $200 млрд в год, до 40% китайского экспорта идет на Тайвань. Остров также служит основным направлением инвестиций с материковой части. В свою очередь, на Большой земле работает более 18000 тайваньских компаний. Наиболее известная из них – Foxconn, на сборочных предприятиях которой в КНР производится продукция таких фирм, как Apple, Canon, Intel и так далее. Число китайцев (граждан и КНР, и КР), ежегодно пересекающих пролив в обоих направлениях, доходит до 8,5 млн человек. Несмотря на то, что с приходом к власти на Тайване Цай Инвэнь, ярой сторонницы независимости острова, отношения Тайбэя с Пекином заметно охладились, показатели экономического и гуманитарного сотрудничества двух частей Китая остаются впечатляющими.

Торговля признанием

Вместе с тем некоторые государства извлекают из противоречий КНР и Тайваня вполне конкретную экономическую выгоду, фактически продавая свое признание тому, кто больше заплатит. В качестве примера можно привести карликовое государство Науру в западной части Тихого океана. Провозгласившее независимость в 1968 году Науру в 1980‑м установило дипотношения с Тайванем. Однако в 2002 году оно отказалось от них в пользу дипломатических связей с КНР. Тогда в Тайбэе обвинили китайские власти в «денежной дипломатии», заявив, что Пекин купил признание Науру за $135 млн. Тем не менее уже в 2005 году Науру вернулось к дипотношениям с Тайванем. Еще более показательный пример – Центрально-Африканская Республика, власти которой шесть раз меняли свою позицию по вопросу о том, какой Китай – КР или КНР – они признают на международной арене.

Немногочисленные страны, по-прежнему поддерживающие дипломатические отношения с КР, служат ареной ожесточенных экономических баталий между Тайбэем и Пекином. Пока власти материковой части Китая стараются перетянуть эти государства на свою сторону и окончательно лишить Тайвань международного признания, островная администрация всячески пытается этого не допустить.

Помимо прямой финансовой помощи своим, как правило, довольно бедным дипломатическим союзникам Тайвань также оказывает им содействие в строительстве инфраструктуры, подготовке кадров, развитии сельского хозяйства, здравоохранении и других областях. Для этих целей в Тайбэе создан Международный фонд сотрудничества и развития, который лишь в 2017 году потратил на подобные проекты в разных странах, в том числе тех, что не признают независимость Тайваня, $12,2 млн.

До середины нулевых Тайбэй в роле союзника выглядел привлекательнее для маленьких небогатых государств, чем материковый Китай. Будучи более развитым экономически и технологически, Тайвань мог предоставить им лучшие условия для сотрудничества, нежели Пекин. Однако по мере стремительного превращения КНР в одно из самых мощных и продвинутых государств на мировой арене Тайвань начал утрачивать это преимущество. Сейчас условия, которые Пекин готов предложить другим странам в обмен на отказ от признания Тайваня, не хуже, а порой даже лучше, чем те, что могут дать им островные власти. Поэтому неудивительно, что в последнее время победу в схватке Тайбэя и Пекина за официальные отношения с другими государствами одерживает материковый Китай. Только в 2018 году Тайвань лишился сразу трех дипломатических союзников: Буркина-Фасо, Доминиканской Республики и Сальвадора. Что касается последнего, то, по версии тайваньской стороны, разрыв был вызван тем, что власти этой центральноамериканской страны потребовали от островной администрации «астрономическую сумму» в качестве экономической помощи. Не получив ее, Сальвадор повернулся к Пекину.

Останавливаться на достигнутом материковый Китай явно не намерен, и следующей его целью могут стать Гватемала и Королевство Эсватини (бывший Свазиленд) – последнее государство в Африке, признающее суверенитет Тайваня.

Давление КНР по вопросу признания Тайваня ее неотъемлемой частью касается не только отдельных государств, но и международных организаций. В настоящее время из-за противодействия Пекина тайваньская сторона не представлена во многих ведущих мировых организациях. В первую очередь речь идет об ООН и ее специализированных учреждениях, таких как ЮНЕСКО, ВОЗ, ФАО и другие. В некоторых многосторонних структурах КНР позволяет Тайваню присутствовать под названием «Китайский Тайбэй». Именно такая надпись красуется на спортивной форме атлетов, представляющих остров на Олимпийских играх. В деятельности ряда организаций Тайвань участвует под собственным именем, однако в большинстве своем эти структуры имеют региональный и узкоспециализированный характер.

Granger Historical Picture Archive/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Два Китая
Тайвань – крупный остров к востоку от материковой части Китая. В 1949 году на Тайвань, проиграв на материке войну коммунистам, бежал лидер партии Гоминьдан генералиссимус Чан Кайши (на фото). В том же году Мао Цзэдун объявил о создании Китайской Народной Республики (КНР). С тех пор Пекин и Тайбэй ведут спор о том, кто из них является столицей настоящего Китая, а кто находится на территории мятежной провинции. Поначалу международное признание было на стороне Тайваня (Китайской Республики) – именно ему досталось место в ООН. Печальной датой для Тайбэя стал октябрьский день 1971‑го, когда это место перешло к КНР. С тех пор Пекин последовательно переманивает на свою сторону те государства, которые еще сохранили дипломатические связи с Тайванем. В настоящее время суверенным государством (а не частью КНР) Китайскую Республику признают 17 стран, включая Ватикан.

Дядя Сэм спешит на помощь

Вместе с тем в противостоянии Пекину на международной арене Тайбэю помогают те самые США, чьими стараниями Китайскую Республику в свое время изгнали из ООН (соответствующее решение было принято на фоне сближения Вашингтона и Пекина). Протайваньское лобби в конгрессе Соединенных Штатов было и остается достаточно сильным. Многие американские политики, общественные деятели и журналисты симпатизируют «свободному и демократическому Тайваню», а не «авторитарной КНР».

Несмотря на отсутствие официальных дипломатических отношений, Вашингтон оказывает острову серьезную поддержку. Она основывается на принятом сразу же после разрыва официальных дипломатических связей в 1979 году законе об отношениях с Тайванем. Документ, несмотря на признание политики «одного Китая», позволяет Вашингтону поддерживать экономические, культурные и другие контакты с тайваньцами, а также принимать меры для противодействия попыткам решить тайваньский вопрос силовыми методами и поставлять острову оборонительные вооружения. Последним пунктом Вашингтон за последние 40 лет пользовался неоднократно, каждый раз приводя Пекин в ярость.

После избрания президентом Дональда Трампа и обострения американо-китайских отношений поддержка Тайваня со стороны Вашингтона заметно усилилась. Сразу после победы в предвыборной гонке Трамп принял телефонный звонок от тайваньского руководителя Цай Инвэнь, чем вызвал ожидаемое возмущение в Пекине. Это был первый разговор президента США с главой Тайваня с момента разрыва дипотношений.

В марте 2018 года Трамп разрешил обмен визитами официальных делегаций с Тайванем, подписав «закон о поездках на Тайвань». Этой возможностью незамедлительно воспользовалась Цай Инвэнь, которая уже в августе посетила Лос-Анджелес и выступила там с публичной речью. В сентябре стало известно о решении США продать Тайваню запчасти к истребителям F‑16 и транспортным самолетам C‑130 на сумму $330 млн.

Для администрации Трампа Тайвань приобретает все большее значение как часть стратегии по сдерживанию Китая. С одной стороны, остров используется американцами как дополнительный элемент давления, с помощью которого можно сделать Пекин посговорчивее. С другой – для укрепления своих позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе и сдерживания растущих амбиций КНР.

В свою очередь, тайваньцы видят в обострении американо-китайских противоречий возможность для укрепления собственных позиций. Так, чиновники в Тайбэе уже изучают варианты извлечения выгоды из торговой войны между Вашингтоном и Пекином. Например, Тайвань мог бы стать посредником, предоставляющим американским и материковым китайским фирмам, а также компаниям из других стран возможность обходить торговые пошлины, введенные Трампом и Си Цзиньпином.

Это полностью соответствует стратегии нынешней главы тайваньской администрации Цай Инвэнь. В очередной раз она сформулировала ее в торжественной речи на праздновании 107-й годовщины Синьхайской революции 10 октября 2018 года: «Лучший способ защитить Тайвань – это сделать его жизненно важным и незаменимым для мира».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK