12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Лицензия на убийство

Законодатели соревнуются в изобретении новых способов контролировать гражданское оружие

После трагедии в Керчи на самом высоком уровне было заявлено о грядущем ужесточении законодательства об оружии, хотя все необходимые законодательные ограничения, по мнению владельцев оружия, уже существуют

Фото: Александр Кондратюк/РИА Новости

«Керченский стрелок» вызвал в обществе новую волну дискуссии об усилении контроля за оборотом оружия. Об этом заговорили эксперты, общественные деятели и законодатели, а президент поручил Росгвардии разработать предложения по изменению законодательства в этой сфере. Ведомство, ответственное за лицензионно-разрешительное направление, уже обнародовало часть своих инициатив.

О разработке законопроектов объявили и обе палаты парламента. Речь идет о повышении возрастного порога для приобретения оружия и праве Росгвардии при первом же подозрении приостанавливать действие лицензии. Однако эксперты считают, что одного ужесточения контроля будет недостаточно, проблема находится значительно глубже – нужно проводить более тщательное медицинское обследование и бороться с колумбайн-сообществами в соцсетях.

Школьные разборки

17 октября в Керченском политехническом колледже студент выпускного курса Владислав Росляков заложил и привел в действие взрывное устройство, затем открыл стрельбу из ружья по одноклассникам и учителям. В результате его нападения погибло 20 человек: 15 студентов и 5 работников колледжа. Еще 76 человек получили ранения. После этого Владислав покончил с собой.

Следственный комитет России возбудил уголовное дело по статье «Убийство двух и более лиц общеопасным способом» (часть 2 статьи 105 УК РФ). Как выяснило следствие, самодельное взрывное устройство и оружие студент принес с собой, пройдя на территорию колледжа через забор и запасной выход. Помповое ружье HatsanE Escort и 150 патронов с картечью он приобрел легально. Лицензию получил незадолго до нападения, через несколько месяцев после достижения совершеннолетия, а перед этим даже прошел 6‑часовой курс занятий по обращению с оружием.

Трагедия обсуждалась очень широко. По данным опроса ВЦИОМ (проходил через два дня после происшествия), о случившемся знали 96% респондентов. Среди мер, которые должны принять власти, чтобы предотвратить подобные происшествия, опрошенные называли повышение уровня охраны учебных заведений (28% респондентов), проведение воспитательной работы среди учащихся (16%), ужесточение законодательства по обращению с оружием (9%), введение запрета на компьютерные игры (7%).

Действующий закон «Об оружии» дает право на приобретение оружия гражданам старше 18 лет без медицинских противопоказаний, предоставившим справки от нарколога и психиатра. Необходимо наличие постоянной регистрации, так как оружие должно храниться в специальном сейфе (оружейном шкафу) – участковый придет его проверить на соответствие всем нормам. Также нужно окончить специализированные курсы по правилам обращения с оружием. Основанием для отказа в выдаче лицензии на оружие могут послужить непогашенная судимость гражданина за умышленные преступления и сведения о привлечении его к ответственности за административные правонарушения за последние 12 месяцев.

Перелет под прицелом

25 октября Владимир Путин, выступая на встрече в Кремле с офицерами и прокурорами по случаю их назначения на вышестоящие должности, поручил Росгвардии «серьезно усилить контроль в сфере оборота оружия».

Чуть раньше Росгвардия опубликовала на портале проектов нормативных правовых актов поправки в правила оборота гражданского и служебного оружия, которые касаются правил его хранения и транспортировки. В частности, документ устанавливает обязанность его владельцев информировать ведомство о своем приезде с оружием в другой город. Если поездка длится более 30 суток, он должен обеспечить оружию условия хранения, исключающие доступ к нему посторонних.

Отдельные положения касаются перевозки оружия, для транспортировки которого не требуется разрешения, воздушным транспортом – это можно делать на основании уставных документов авиаперевозчика. Допускается также возможность передачи оружия сотрудникам подразделений транспортной безопасности.

Поправки обеспечат «надлежащий контроль за оборотом оружия в местах его временного хранения», убеждены в Росгвардии.

В свою очередь, в МВД высказали предложение об оснащении гражданского оружия датчиками слежения, однако эксперты его тут же раскритиковали.

Это совершенно неоправданная мера, которая увеличит стоимость самого оружия, полагает управляющий партнер юрфирмы «Маментьев и партнеры» Кирилл Маментьев. Кроме того, необоснованно возрастет стоимость государственной пошлины за получение разрешения, так как будет необходимо оснастить ОЛРР специальным оборудованием, взаимодействующим с такими датчиками.

Последнее слово – за психиатром

Пока в ведомстве работают над законопроектом, за дело взялись и парламентарии. В тот же день при комитете ГД по безопасности и противодействию коррупции была создана рабочая группа для анализа и совершенствования законодательства в сфере деятельности частных охранных организаций и контроля за оборотом оружия. В ее состав войдут и представители силовиков – МВД и Росгвардии, а также будут приглашены люди из Минздрава.

Речь идет об усилении контроля за оборотом оружия на всех этапах, начиная с момента подачи заявки на получение лицензии, рассказал «Профилю» зампред комитета ГД Анатолий Выборный («Единая Россия»).

Он привел данные правоохранительных органов, согласно которым на конец 2017 года на руках у граждан находилось более 6,6 млн единиц оружия, большая часть из него (4,4 млн) – огнестрельное гладкоствольное. Разрешение на хранение и ношение оружия имелось у более чем 4 млн граждан, 61 тыс. лицензий были аннулированы. «Очень важно, чтобы данные о первых признаках психического расстройства или наркотической зависимости владельца оружия сразу попадали в лицензионно-разрешительные органы, которые могут оперативно принять решение о приостановлении лицензии. То же самое – в случае совершения им преступления против личности, жизни и здоровья граждан, преступления террористической и экстремистской направленности, нарушения общественного порядка под действием наркотиков», – убежден депутат.

По его словам, идея в том, чтобы дать доступ наркологам, психиатрам и правоохранительным органам к базе данных владельцев оружия, которую ведет Росгвардия. Врачи будут обязаны проверять по ней всех своих пациентов, а полицейские – задержанных за указанные нарушения. Речь не идет о преступлениях в экономической или других сферах, подчеркнул Выборный.

Если человек найдется в базе, его лицензию будут приостанавливать до выяснения обстоятельств. В случае обвинительного приговора ее аннулируют, а оружие изымут.

При этом должны быть установлены единые правила для государственных и коммерческих клиник, уточнил депутат. Кроме того, нужно наделить подразделения лицензионно-разрешительной работы правом проверять подлинность медицинских справок, которые предоставляют кандидаты на получение оружия. Сейчас они защищены медицинской тайной, а выдавший справку врач вообще не несет какой-либо ответственности, качество тестирования и было ли оно вообще, никто никогда не проверит.

«Росгвардия может только проверить по списку наличие всех необходимых справок, у них нет прав проверять ее законность и обоснованность, – рассказал депутат. – Получается, что в итоге человеку выдается лицензия не на оружие, а на убийство. Каждый, кто ставит подпись, должен нести ответственность в рамках своей компетенции – дисциплинарную или административную, а в зависимости от наступивших последствий – даже и уголовную».

Первые результаты рабочая группа планирует представить уже в декабре.

Над собственными предложениями думает и Совет Федерации. Валентина Матвиенко поручила эту работу комитетам по обороне и конституционному законодательству. После анализа проблем действующего законодательства они должны решить, «как сделать так, чтобы подобного впредь не случалось».

Сенатор от Крыма Ольга Ковитиди заявила, что считает необходимым повысить возрастную планку, после которой можно получить лицензию. По ее мнению, оружие должно продаваться гражданам не моложе 22 лет. Как ожидается, инициатива сенаторов также созреет до конца весенней сессии.

Повысить возраст предлагают другие эксперты, граница варьируется от 21 или 25 лет. Чаще всего они ссылаются на запрет продавать алкоголь до 21 года, реже – на зарубежную практику.

Убивает не оружие

Проблема не в оружии, а в его несознательном владельце, говорит управляющий партнер юридической группы «Яковлев и партнеры», член исполнительного комитета Федерации практической стрельбы России Андрей Яковлев. «Не нужно демонизировать оружие и бороться с ним. А вот правила его выдачи ужесточить стоит. При этом нужно понимать, что никакие – даже самые жесткие – меры контроля не защитят ничью жизнь от идиота или сумасшедшего и криминальные намерения они не ограничат. Они лишь могут снизить риск подобных происшествий», – полагает Яковлев.

Возраст выдачи лицензий действительно следует поднять до 21 года, убежден юрист. Не странно ли, что до 21 года нельзя купить алкоголь, а оружие – можно? Кроме того, следует ввести обязательные курсы обучения безопасному владению оружием, также нужно учитывать службу молодых людей в армии.

Вопрос проверки подлинности справок решается легче – они должны стать документом строгой отчетности с идентификационным номером и, соответственно, храниться в специальном реестре.

Также необходимо усложнить прохождение тестирования у психиатра и нарколога, говорит Яковлев.

«Тот тест, который проводят сейчас, поверхностный и формальный. Я проработал 9 лет следователем в военной прокуратуре, изучал курс психиатрии и могу об этом судить, – пояснил он. – Тест недостаточно глубок, чтобы позволить выявить эмоциональное и невротическое состояние, психопатичность личности, понять мотивацию получения оружия.

По мнению Яковлева, при разработке нового теста стоит взять за основу немецкий «идиотен-тест». Это вариант медицинско-психологической экспертизы, который используют в Германии для восстановления водительских прав, изъятых за пьяное вождение. Он состоит из каверзных вопросов и заключительной беседы с психологом, и, несмотря на обязательную подготовку из 40 занятий, каждый третий участник этот тест проваливает. И занятия, и сдача платные, в общей сложности придется выложить порядка 1 тыс. евро.

Следует расширить медицинские основания для отказа в выдаче лицензии, считает председатель Военной коллегии адвокатов г. Москвы Владимир Тригнин.

«Сама по себе неустойчивая психика может и должна являться причиной невозможности владения любыми видами оружия. С этой целью следует совершенствовать способы выявления соответствующих противопоказаний, в том числе с привлечением экспертов в области психиатрии и психологии, причем делать это нужно постоянно», – говорит он.

Систему проверки документов необходимо полностью автоматизировать: она должна не только выявлять фальшивые документы, но и реагировать в случае постановки гражданина на учет в ПНД или наркодиспансер. Для этого необходимо, конечно, совершенствовать правовую базу в соответствующей области, говорит юрист.

По мнению Тригнина, обоснованно и повышение возрастного порога, так как желание подростка владеть различным оружием может быть обусловлено не спортивным увлечением, а желанием подавить комплексы или подчеркнуть собственную значимость, что и приводит к плачевным последствиям.

Удар по охотникам

Непродуманное и неоправданное ужесточение принесет только негативные последствия, убежден председатель правления охотничьего клуба «Сафари» Леонид Сонин. Согласно официальной статистике, возраст владельцев оружия очень сильно смещен в сторону людей за 40. Порядка 35% из них старше 55 лет, еще 30% – от 45 до 54 лет, около 18% – от 35 до 44 лет. Молодые люди от 25 до 34 лет составляют менее 10%. А на долю владельцев оружия младше 25 лет, от которых в основном и исходит большая часть «эмоциональных» проблем с оружием, приходится не более 3%.

«Люди со стажем владения оружием гораздо более ответственные и в силу возраста, и в силу опыта, иначе оружие у них давно бы уже отняли, – говорит Сонин. – В группе риска находятся не более 10%. При этом непродуманные ужесточения принесут серьезные негативные последствия. Кто-то, возможно, просто откажется от оружия и охоты. Но другие уйдут «в тень», перейдут на нелегальное владение. А значит, начнется браконьерство и добывание животных запрещенными, негуманными и опасными способами. Это может очень сильно навредить и животному миру, и людям».

По словам Сонина, сейчас охотники больше других заботятся о природе, так как заинтересованы в том, чтобы охотничьих животных было много. Поэтому они вкладывают средства в борьбу с вырубкой леса, со свалками, с засухой, заморозками, с бешенством, в охранные мероприятия и тому подобное. На это тратится больше половины бюджета каждого охотхозяйства, а это не менее миллиона рублей в год, утверждает эксперт. Если из-за ужесточений они начнут отказываться от охоты, не будет и вкладываемых ими средств.

В 2009 году законодатели, которые сейчас предлагают способы ужесточения, внесли поправки в закон об охоте, отменив обязательную сдачу охотничьего минимума, напомнил Сонин. До этого кандидат в охотники должен был без оружия принимать участие в чужой охоте один год, чтобы перенять у старших товарищей необходимые навыки. После этого он должен был сдать экзамен, включающий в себя знание законодательной базы, биологии, техники безопасности и правил обращения с оружием. Только после этого получал право приобрести оружие. Сейчас же ему необходимо только написать заявление на сайте госуслуг на получение охотничьего билета и собрать три медсправки, которые не дают никакой гарантии, что человек действительно физически и психически здоров. Процедура сложная, но бессмысленная, считает эксперт. Курсы по обращению с оружием, которые ему нужно сейчас пройти, тоже достаточно формальные.

«Ничего нового не требуется, все уже придумали. Надо вернуть обязательную сдачу охотминимума, причем строгой государственной комиссии, как, например, при получении водительских прав. А дальше добиться, чтобы все процессы, какие есть и сейчас, реально работали.

Правила хранения, перевозки, использования – все это уже есть в законах, и они достаточны, если реально работают», – подчеркнул Сонин.

Живущие в Сети

Дело вообще не в оружии, а в головах подрастающего поколения, считает член Общественной палаты РФ Елена Сутормина. Прежде всего нужно выявлять причины, по которым подросток взял ружье и пошел убивать. «Основа всего – это воспитание, проблемы в семье, одиночество, плохая социализация. Современная молодежь общается преимущественно через интернет и утрачивает навыки общения в реальной жизни. Плюс агрессивные компьютерные игры, в которые играют самые маленькие дети. Все это меняет сознание, человек отрывается от реальности, настоящие ценности заменяются мнимыми, и даже убийство перестает восприниматься как трагедия», – пояснила она. Сутормина напомнила, что полгода назад ОП проводила исследования в соцсетях и обнаружила более 11 тыс. колумбайн-сообществ. Роскомнадзор закрыл большую часть из них, но они научились уходить от преследования и восстанавливаются буквально сразу же.

Сейчас известно, что Росляков планировал массовое убийство с января 2017 года, а некоторые детали произошедшего копировали печально известное массовое убийство 1999 года в школе «Колумбайн» в США, когда два подростка, вооруженных помповым ружьем, карабином и пистолетом, устроили бойню, а потом покончили с собой. Впоследствии стало известно, что оба парня были непопулярны в школе и подвергались травле со стороны одноклассников. Через какое-то время их образы романтизировались, и они вдруг превратились в кумиров для тысяч подростков по всему миру.

Современный человек практически не обращает внимания на окружающих – сокурсников, коллег, соседей, а без этого выявить проблемы и своевременно оказать помощь очень сложно, говорит Сутормина.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK