Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода

Уход Назарбаева с президентского поста мало что изменил в жизни Казахстана

©Дмитрий Азаров/Коммерсантъ/Vostock Photo

На следующий день после заявления об уходе Нурсултана Назарбаева в отставку я спросил друга в казахстанской столице, на тот момент еще Астане, – каково это, проснуться в новой эре? Ответ был таким: «В чем ее новизна?» Действительно, изменилось немногое. По крайней мере, пока.

Назарбаев остается политическим лидером Казахстана, самой могущественной фигурой в стране. Система его власти и гарантий, выстраивавшаяся по крайней мере в течение последних двух десятилетий, «глубоко эшелонирована» и разнопланова. Согласно Конституционному закону «О Первом Президенте РК – Елбасы», Назарбаеву гарантирована полная юридическая неприкосновенность: он не может быть привлечен к ответственности за действия, совершенные в период исполнения президентских полномочий. А после их окончания – за действия, связанные с осуществлением своего статуса Первого Президента. На имущество, находящееся у него в частной собственности, а также на имущество совместно проживающих с ним членов семьи не могут быть наложены никакие ограничения. Как и на имущество учреждаемых им юридических лиц. Инструмент, посредством которого Елбасы осуществляет свои полномочия – Канцелярия, – несет ответственность за исполнение обязанностей только перед ним. Следующий «эшелон» – лидерство в партии «Нур Отан», обладающей большинством мест в парламенте, что при нынешней политической системе измениться не может. Кроме всего прочего, это гарантирует неизменность конституции, в том числе и упомянутого выше закона о Елбасы. Здесь же стоит упомянуть, что Назарбаев еще и член Конституционного совета, а он в числе прочего наделен правом проверять правильность проведения выборов главы государства, депутатов парламента и проведения республиканского референдума. А также того, соответствуют ли конституции принятые парламентом законы.

Кандидатура главы правительства определяется президентом страны, но должна быть утверждена мажилисом (нижней палатой парламента). Получается, что руководство Назарбаевым партией «Нур Отан» и его членство в Конституционном совете сводят к нулю вероятность того, что парламент или правительство преподнесут какие-либо сюрпризы. Но еще больше возможностей не влиять на политические процессы в Казахстане, а определять их дает Назарбаеву третья должность – главы Совета безопасности Казахстана.

Статус и полномочия Совета были расширены в прошлом году. Правом пожизненно возглавлять Совбез обладает в силу своей исторической миссии Нурсултан Назарбаев. В состав СБ входят президент Казахстана, председатели обеих палат парламента, премьер-министр, госсекретарь, руководитель администрации президента, секретарь Совета безопасности, генеральный прокурор, председатель Комитета национальной безопасности, министры иностранных, внутренних дел и обороны. Таким образом, в формате Совета действующий глава государства – один из его членов, а Елбасы – председатель этой структуры.

В функциях Совбеза обширный перечень компетенций: анализ государственных программ, законопроектов, государственно значимых инициатив; анализ развития ситуации в стране и мире применительно к национальным интересам Казахстана; выявление и прогнозирование возможных источников внутренних и внешних угроз национальной безопасности, выработка предложений и определение мер по их предупреждению. СБ ежегодно заслушивает доклад правительства о деятельности по обеспечению национальной безопасности. При широком толковании этого понятия компетенции Совбеза становятся безграничными.

И до идеи переименовать главные улицы всех крупных городов в честь Назарбаева с почитанием Елбасы в Казахстане все было в порядке

Юрий Мартьянов/Коммерсантъ/Vostock Photo

Таким образом, через лидерство в партии «Нур Отан» и членство в Конституционном совете Елбасы контролирует законодательную ветвь власти в стране, а через Совбез – исполнительную, в частности, внешнюю политику и силовой блок. И тот, и другой статус обеспечивает и влияние на экономическую политику государства. А Елбасы возглавляет еще и такой идеологический орган, как Ассамблея народа Казахстана.

Нельзя не упомянуть в числе прерогатив Нурсултана Назарбаева еще и право обращаться к народу, госорганам и должностным лицам с инициативами «по важнейшим вопросам государственного строительства, внутренней и внешней политики и безопасности страны, которые подлежат обязательному рассмотрению соответствующими государственными органами и должностными лицами». А также право выступать перед парламентом и правительством при обсуждении важных для страны проблем.

К произошедшим политическим изменениям казахстанская власть интенсивно и системно, на разных уровнях, готовилась все последнее время. Кроме изменения статуса Совбеза в прошлом году было реформировано избирательное законодательство. Основным новшеством стало введение пропорциональной системы на выборах депутатов маслихатов (местных представительных органов), избираемых по партийным спискам. Одновременно были упразднены окружные избирательные комиссии. Все это еще больше усилило контроль власти над ситуацией на местах – учитывая, что в стране не осталось даже символически оппозиционных партий, абсолютное доминирование «Нур Отана» в маслихатах гарантировано. А депутаты маслихатов избирают акимов (глав администраций) местного уровня – города районного значения, села, поселка, сельского округа. Таким образом, исключили и любые «неожиданности» на нижних этажах системы. Их, собственно, и раньше не было, но почему бы не перестраховаться? Интересно, что в первоначальном варианте законопроекта об изменении выборного законодательства предлагалось ввести прямые выборы акимов населением, что вызвало немалое удивление в обществе. Но в итоге это предложение предсказуемо не прошло.

Таким образом, и юридически, и фактически Нурсултан Назарбаев продолжает контролировать политическую жизнь Казахстана. Стоит вспомнить и то, что, по конституции, в случае ухода президента со своего поста государство возглавляет глава сената. Прецедент произошел только что, на наших глазах. А руководит сенатом после Касым-Жомарта Токаева Дарига Назарбаева.

И, в конце концов, Назарбаев может вернуться в президентское кресло – законодательство дает Елбасы право неограниченное число раз участвовать в выборах. А их итог в этом случае предрешен. Внутри этой сложной и непробиваемой извне системы гарантий влияния существует и широкое поле для маневра практически при любом варианте развития ситуации.

В общем, упомянутого в начале статьи друга из Астаны (стоп! Уже из Нур-Султана!) можно понять: принципиально нового, судьбоносного пока вроде бы не произошло. Как шутят в Казахстане, обыгрывая известную поговорку и аббревиатуру имени, отчества и фамилии Елбасы, «НАН – всему голова!» («нан» – хлеб по-казахски). И он подтверждает это. Например, 26 марта состоялся телефонный разговор между Елбасы и президентом Украины, во время которого стороны договорились о продолжении регулярных контактов.

Но что дальше? По конституции, выборы должны состояться в следующем году. Теоретически их могут провести и раньше – большая часть президентских и парламентских выборов в Казахстане проходили досрочно. Но это маловероятно. Во‑первых, зачем давать даже малейший повод для сомнений в легитимности второго избранного президента? Сейчас для власти крайне важно обеспечить будущей системе абсолютную безупречность. Не только юридически – это сделать и в досрочном формате несложно, учитывая законодательство и практический опыт, – но и в моральном плане тоже. Во‑вторых, оставшийся до выборов в конституционный срок год – это хороший временной «полигон» для отладки новой системы и проверки поведения элит. Так что досрочные выборы крайне маловероятны.

Главный вопрос – кто же будет вторым президентом? Может ли им стать Первый Президент? Возможно, Назарбаев, посмотрев, как работает система без него, и при необходимости отладив ее, в президентское кресло вернется? Некоторые эксперты в Казахстане не исключают этот вариант. Конечно, возможно всякое, но делать на это ставку все же не стоит. Здесь очень важен реальный мотив ухода Елбасы в отставку. Одни считают, что он устал от исполнения формально-представительских президентских обязанностей – официальных поездок, приемов и подобного, предпочитая более спокойный формат управления. Другие полагают, что решение Назарбаева было обусловлено состоянием здоровья, но тут что-то с уверенностью сказать сложно, поскольку эта информация является государственной тайной. Обе эти версии связаны с непреложным фактом – возрастом Назарбаева. Других версий, сколько-нибудь соответствующих характеру и политическому темпераменту Елбасы, не слышно.

Главный вопрос, вставший после отставки Назарбаева – кто же станет его преемником? Наиболее вероятные кандидаты – нынешний и.о. президента Токаев и дочь Елбасы – Дарига

Kazakhstan's Presidency Press Secretary/Anadolu Agency/AFP/East News

Интересно, что, хотя в последний год власть предпринимала меры, нацеленные на повышение статуса и расширение полномочий Елбасы, никто ни в экспертной среде, ни в обществе не предполагал, что Назарбаев объявит об уходе так скоро. Казалось, что все это делается с прицелом на отдаленное будущее. Мало кто сомневался, что Назарбаев примет участие в выборах 2020 года, даже после того как в прошлом году Касым-Жомарт Токаев в интервью допустил иную возможность. Подчеркнув, правда, что президент сам примет решение.

Кого может благословить Елбасы на занятие президентского кресла в 2020 году? То есть за кого проголосуют граждане страны? Эта тема давно обсуждается в Казахстане. Версий было много, наиболее жизнеспособны три. Начать лучше с самой неопределенной. Преемником станет «темная лошадка», кто-то не из числа очевидных кандидатов. Но этот вариант по определению таков, что бессмысленно пытаться как-то просчитать его, эти попытки могут быть только спекулятивными.

Следующий вариант – это старшая дочь Елбасы, Дарига. Существует мнение, что казахское общество не примет женщину в качестве главы государства, но вряд ли это так. Дарига обладает многолетним депутатским опытом, как и опытом руководства бизнес- и медиаструктурами, общественной деятельности, руководила собственной партией, слившейся позже с «Нур Отан». В пользу этой версии говорит и еще одна страница ее биографии: Дарига Нурсултановна поработала и в правительстве, заместителем премьера, хотя и недолго. То есть определенный опыт работы на высших административных уровнях у нее имеется. Но, с другой стороны, опыт этот не слишком велик. Во всяком случае, вряд ли достаточен для уверенного руководства страной в транзитный период, если понимать под ним период после окончательного ухода Нурсултана Назарбаева. А именно так и надо рассматривать казахстанский транзит. Очевидно, в этом случае по крайней мере в первое время ей нужна будет группа соратников с большим политическим и административным опытом. Это, естественно, требует от первого человека в стране очень сильных лидерских качеств или традиции коллегиального руководства, которой у казахстанской элиты нет (возможно, и появится в итоге). Иначе может образоваться почва для различных ситуаций, в том числе и потенциально конфликтных.

Третья версия ответа на вопрос, кого изберут главой государства, – действующий президент Токаев. Сегодня она представляется наиболее реалистичной. У него большой и разнообразный опыт – руководство МИД, премьерство, председательство в сенате, даже работа в ООН. Он известен как абсолютно лояльный Нурсултану Назарбаеву человек. В его активе и жесткая позиция во время выхода на политическую сцену оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» в 2002 году, лидеров которого он охарактеризовал как «киндер-сюрпризы от политики», и проведение в Астане саммита ОБСЕ в 2010‑м. Как никто другой, он сможет обеспечить позитивные контакты с ведущими внешнеполитическими игроками. Наконец, Токаев ни разу не дал Елбасы повода заподозрить себя в чрезмерных лидерских амбициях. Все это делает его победу на ближайших выборах весьма вероятной. В то же время у него есть и слабые стороны. Например, отсутствие серьезного экономического опыта: правительством он руководил недолго и давно, в 1999–2002 годах. Отмечают наблюдатели и отсутствие влияния на силовиков. Впрочем, пока Елбасы остается в активной политике, это не проблема.

Прогнозировать, что будет дальше, слишком смело, учитывая сегодняшний уровень информированности и экспертов, и общества о «тайнах двора». Но выскажем одно предположение. Нет оснований исключать вариант, при котором Токаев после выборов 2020 года будет президентом, а Дарига Назарбаева – премьером. Это обеспечило бы стабильность системы, созданной Елбасы, а вероятно, и преемственность: премьер-министр имела бы возможность набрать политический и административный опыт, необходимый для дальнейшей политической карьеры. При сохранении у Елбасы сил и энергии это вполне вероятный вариант. Что касается внешней политики, то она представляется наиболее предсказуемой. Будет продолжать осуществляться концепция «многовекторности» со всеми ее атрибутами: озвучиваемой евразийской интеграцией, сближением с Китаем и нечасто демонстрируемыми, но вполне позитивными отношениями с Западом. В условиях транзита эта политика тем более актуальна.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK